Аниме от Белки

Торрент-трекер с аниме и больше ни с чем. Добро пожаловать


working

расширенный поиск, в том числе через Яндекс и Гугл

[ Новая тема ] [ Ответить ]

Сообщение
  
ИСТОРИИ РАНМЫ И АТИКИ


Изображение Автор: Pug
Изображение Перевод: Толокин Сергей aka Siberian Troll
Изображение Оригинальная тема: тема

Изображение


Жизнь Ранмы постепенно становится все хуже и хуже. Спустя два месяца после провалившейся свадьбы и всего остального, лучше отнюдь не становится, но скорее становится все хуже и хуже. Ранма не знает что и делать, постепенно впадая в отчаяние. Видя вся это, Нодока приходит к болезненному решению. Она исключает Ранму из клана Саотоме, тем самым аннулируя все помолвки. И ныне Ранма свободен, путешествуя по Японии, изыскивая способ излечения своего проклятья. Через некоторое время Ранма прибывает в отдаленный горный храм, где и встречается с девушкой по имени Атика...

Содержание:


ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ЕЙ НЕ БЫЛА, И ПРИНЦЕССА, БЫВШАЯ ЕЮ
ГЛАВА 1
ГЛАВА 2
ГЛАВА 3

"ОТЕЦ ПРИНЦА"
ГЛАВА 1
ГЛАВА 2
ГЛАВА 3


   
 
  
ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ЕЙ НЕ БЫЛА, И ПРИНЦЕССА, БЫВШАЯ ЕЮ
ГЛАВА 1


Изображение


Тихий мирный вечер в доме Тендо.

В безмолвном, прячущемся под покровом сумрака додзе сидел Ранма, наслаждаясь столь редко выпадающей в его жизни ситуацией — покоем. Всего час назад любой, кому в это время не посчастливилось проходить мимо дома Тендо, без проблем мог в полном объеме впечатляться громкостью и страстностью исполнения воплей "томбойка!" и "извращенец!". И как же можно было не расслышать традиционный боевой клич "Ранма но Бака!"

Очередная драка, во всем подобная остальным на всем протяжении его нескончаемого персонального ада. Ранма покачал головой, на которой благодаря Молоту-сама сегодня появился ряд новых шишек. И это тоже его беспокоило. Весь прошедший год он и Аканэ по прежнему сцеплялись друг с другом по любому поводу, точно так же, как и сразу же после их знакомства.

— Никаких перемен... — тяжело вздохнул он. Прошло уже два месяца с провала неудавшейся свадьбы. Он так тогда надеялся, что после столь серьезной встряски все они наконец поймут, что происходит, и осознают, что это все зашло уже чересчур далеко. Он так надеялся, что Укё, Шампу и Кодачи наконец сдадутся, а он и Аканэ наконец смогут хоть чуть-чуть терпимей относиться друг к другу.

— Вот если бы она не была настолько ревнивой, и вспыльчивой, и умела бы готовить, и...

Сразу же после неудавшейся свадьбы ему казалось, что все пошло на лад. И Шампу, и Укё постоянно извинялись за причиненные ими разрушения. Аканэ перестала его бить. Но увы... как всегда его счастье было недолгим и вскоре его жизнь вернулась в "нормальное русло", если это вообще можно назвать нормальным.

Ссоры, споры, ругань, все вернулось в полном объеме. Он простил всех за причиненные ими неприятности и разруху, и все они тут же восприняли это как разрешение вернуться к тому, чем они занимались до этого. Шампу опять принялась кидаться на него со своим "объятьем смерти", его отец и Тендо-сан вновь принялись зудеть у него над ухом про эту свою помолвку, а Аканэ продолжила посылать его в путешествия в одну сторону, стоило ей только воспылать синей аурой ярости.

Укё являлась по вечерам, для того, чтобы снабдить его очередной порцией своих особых окономияки для Ранчана. Аканэ каждый раз являлась домой в самый неподходящий момент, сталкивалась в дверях с его "миленькой" невестой, и обнаруживала оставленные Укё окономияки. Все заканчивалось как обычно. Спор, вопли, фирменный "язык-впереди-мозгов" Саотоме, и молот Аканэ, обрушивающийся на его голову.

Последняя мысль вернула его к тому, с чего он и начал.

— Наверное ками меня ненавидят! — простонал он, чувствуя как его голова раскалывается от боли.

— Ранма, о чем это ты так задумался? — осведомился женский голос.

— О, привет, мам, — отозвался он, поворачиваясь на голос.

Мужественная женщина ласково смотрела на своего сына. Нодока, матриарх клана Саотоме была облачена в очередное консервативное кимоно. Фамильный меч семьи Саотоме, укрытый в чехле, как обычно висел у нее за спиной.

— Не хочешь обсудить все это со мной? — спросила она, садясь рядом с ней.

— Извини, мам, я просто пытался понять, почему вся моя жизнь идет кувырком.

— А, это... — улыбаясь, отозвалась она.

— Ты думаешь, что это я всему виной, да?

— Не всему, дорогой, не всему. Но судя то тому, как ты себя ведешь, мне кажется, что ты взвалил себе на плечи всю ношу мира. (1)

— Похоже, что так.

— Это все из-за твоей размолвки с Аканэ? Сынок, такое иногда случается...

— Оно случается уже год подряд. Даже после того, через что мы прошли вместе, и я и она в любой момент готовы вцепиться друг другу в глотки. Да к тому же и Укё с Шампу... они обе все еще гоняются за мной. О Кодачи я вообще не хочу вспоминать. Они просто не сдаются. Если любая из них замечает рядом со мной другую, то начинается такое...

Ранма нахмурился, — Все это полностью вышло из-под моего контроля. Я просто не знаю, смогу ли я выдерживать все это дальше. Вся моя жизнь похожа на протекающую крышу, и я отчаянно пытаюсь не залить пол, подставляя ведра. Стоит мне справиться с одной дырой, открывается вторая. Стоит мне поставить еще одно ведро, наготове еще две дыры, и даже они последними отнюдь не станут. А ведра у меня уже кончились...

Никогда ранее Нодока не рассматривала жизнь своего сына с такой стороны. Его нахальность и беспечность, с которыми он преодолевал все встающие на его пути преграды была широко известна. Его упорство и нежелание сдаваться были его фирменными чертами, но теперь... слова, услышанные ею, тон, которым он все это говорил, все выдавало обуревавшие его сердце отчаяние и одиночество.

Она сделала то, что на ее месте сделала бы любая мать, она просто обняла свое дитя, — Я не знала этого, Ранма, не знала... — Нодока молча проклинала себя. Вместе с Генмой она мечтала воссоединить два почтенных рода, но их желание для ее сына превратилась в страдание. Она хотела для него счастья, хотела, чтобы он обрел хорошую жену, бывшую для него верной спутницей жизни, поддерживающей его на жизненном пути. Навещая время от времени дом Тендо, она даже привязалась к Аканэ. Тогда перед самой свадьбой, им казалось, что их мечты наконец стали явью. Но потом, после этой катастрофы... и теперь... Теперь она видела это все по другому.

— Спасибо, мам. Теперь мне стало полегче... — Он украдкой вытер свои глаза, ~ слезы есть не мужественный поступок ~ напомнил он про себя.

— Ранма, — начала Нодока, — Скажи мне кое-что. Что именно хочешь делать ты сам?

— Что ты имеешь в виду?

— Я просто хочу знать. Если бы ты мог делать то, что ты хочешь сам, что бы ты выбрал?

— Н-не знаю... — нахмурился он, — А что именно ты от меня хочешь, мам? Я сделаю все, что ты захочешь.

— Ранма, Ранма, — она мягко засмеялась, — Ты настоящее сокровище, и я так рада, что ты мой сын. Я знаю, знаю, что ты согласишься на все, для того, чтобы я была счастлива, даже если ты и будешь потом ненавидеть это. Но я так же и понимаю то, что ты не можешь жить жизнью, выбранной за тебя другими.

— Мам...

— А теперь закрой глаза. Вот так. Прогони из своего разума все посторонние мысли. Забудь обо всех этих помолвках, боях и проблемах. Подумай о том, чего хочешь ты. Погляди в глубь своего сердца. Чего хочешь ты сам, для себя?

И пока глаза его были закрыты, в памяти Ранмы всплывали один за другим знакомые образы. Аканэ, улыбающаяся ему, Укё, потчующая его своими окономияки, и даже Рёга, с которым он бьется в очередной раз. Образы танцевали в его мозгу, и затем, один за другим, они поблекли и унеслись прочь. Осталось только одно изображение. То, чего хотел он сам.

— Я... я хочу исцелиться от своего проклятья, — сказал он, взвешивая каждое свое слово.

— Я знаю, что именно ты чувствуешь к другим девушкам, но как насчет Аканэ? Я знаю, что она нравится тебе больше, чем все остальные, хотя ты и продолжаешь скрывать это.

— Да, мам, она мне нравится, очень нравится, но... женится на ней, пока я еще не хочу. Прямо сейчас уж точно нет. Когда я решу все-таки жениться, это не будет браком по принуждению. Я хочу излечиться. И только потом, может быть...

Нодока кивнула. — Я рада тому, что ты все же принял решение самостоятельно. Ты вырос, и стал превосходным молодым человеком. И неудивительно, что за тобой гоняется так много девушек.

— Ну и что в этом хорошего, по крайней мере для меня? Ты же знаешь, что батя и Тендо-сан думают насчет этой помолвки. Кроме того, это еще и вопрос семейной чести. Я не могу пренебречь своим долгом. Все так и останется как и было. Ничего не изменится... — печально вздохнул он.

Нодока внимательно изучала своего сына, с лица ее ушла мягкая улыбка, и оно стало довольно серьезным. Поколебавшись несколько секунд, она приняла решение, тяжелейшее решение в ее жизни. Но колебаний не было ~ Иногда ты должна расстаться с тем, что ты любишь больше своей жизни ~

— Ранма, не будь в этом так уж уверен. Это жизнь, а в жизни все течет, все изменяется.

— Наверное... — нерешительно пробормотал он.

Со стороны дома раздался голос Касуми, — Э-эй! Минна, Ужин готов.

— Ранма, — заметила Нодока, жестом руки остановив своего подпрыгнувшего с полу сына, — Посиди со мной еще немного. Мы так редко бываем вместе... — и про себя она закончила фразу ~ ...и больше этого не будет вовсе... ~

— Да, мам. С удовольствием.

* * *


— И еще один превосходнейший ужин, Касуми! — заявил Генма, поглаживая живот.

— Ты теперь готовишь прямо как твоя дорогая мама! — всхлипнул Соун, пытаясь унять набежавшие слезы.

— Спасибо, Саотоме-сан. Спасибо, папа. — сказала Касуми, вставая со своего места, — Не желает ли чаю?

— Касуми, не могла бы ты присесть на секундочку? И все остальные, пожалуйста не уходите. Я хочу сделать объявление, — заявила Нодока.

Взгляды всех присутствующих заинтересованно уперлись в нее. Ранма приподнял бровь. После их разговора в додзе мама затихла, и молчала весь ужин. Она лишь поблагодарила Касуми, как только она передала ей тарелку. Даже когда они с отцом устроили свою обычную драку за еду, она промолчала, лишь неодобрительно покосившись в их сторону. Впрочем, они тогда на ее этот взгляд не обратили ни малейшего внимания.

— В чем дело, мам? — с опаской поинтересовался он

— Ранма, сегодня вечером, когда я разговаривала с тобой в додзе, я наконец осознала, сколь тяжело для тебя оказалось то, к чему мы тебя принудили. Одобренный временем обычай браков по соглашению родителей, надеющихся на лучшую жизнь для своих детей, превратился в какой-то балаган. Множество невест, дикие скандалы, проклятья не принесли ничего, кроме хаоса и сожалений в твою жизнь. Эта провалившаяся свадьба стала тому доказательством. — она сделала паузу, гневно посмотрев на своего мужа.

Генма, сидевший рядом с ней, взмок и съежился. Он бросал во все стороны отчаянные взгляды, изыскивая способ бегства понадежнее.

Нодока продолжала — Изыскивая способ сделать жизнь моего сына получше, я сделала одну серьезнейшую ошибку, не удосужившись спросить его самого, чего же именно он сам желает для себя. Сегодня вечером я поинтересовалась у своего сына, чего именно желает он сам. Я считаю его вполне взрослым мужчиной, и мужчиной вполне способным принимать свои собственные решения. В результате, я решила не поддерживать больше идею помолвки с Тендо, а также все остальные помолвки, на которые согласился мой муж-придурок.

Гробовая тишина повисла над столом, когда присутствующие пытались поверить своим ушам, и осознать, что они поняли Нодоку абсолютно верно. Глаза и Генмы, и Соуна округлились, они никак не могли поверить. Глаза Набики сузились, она пыталась просчитать возможные последствия данного заявления. Аканэ ощутила, как внутри ее что-то оборвалось. Сотни раз она громогласно заявляла, что не желает выходить за Ранму замуж, и вот теперь эти слова вернулись к ней рикошетом.

Ранма пребывал в шоке, подобно всем остальным. Все последние два года его существование было неразрывно связано с этой помолвкой. Помолвкой с Аканэ. Теперь, когда ее не было, он не знал, что ему делать. ~ И все же все изменилось... ~

Тишину прервало восклицание Касуми — О, боже... — и комната взорвалась.

— Две семьи должны быть объединены! — в унисон заявили Соун и Генма.

— А почему бы просто не спросить Ранму, что именно он сам хочет? — заметила Нодока.

— Кого волнует, чего там хочет мальчишка! Это дело чести! — заявил Генма, воздев вверх указательный палец и выпятив грудь.

— Ранма, ты же хочешь жениться на моей дочери Аканэ? Ведь так? — взмолился Соун. Он уже был готов разразиться очередным потоком слез.

Ранма скользнул взглядом по нему, своему бате и маме. Но затем он увидал лицо Аканэ.

— Ранма? — тихо сказала младшая дочь семьи Тендо. В ее голосе не было ничего, ни одной эмоции, пустота.

— Аканэ, я... — он замялся. Что-то кричало внутри него, не желая уходить, не желая покидать ее. Но затем в его памяти всплыли слова, сказанные его матерью ~ ...ты не можешь жить жизнью, выбранной за тебя другими. ~

— Аканэ, я не хочу на тебе жениться. Я еще не готов к этому. Я хочу сперва разобраться со всеми своими проблемами. К примеру, с моим проклятьем. Извини... — опустив глаза вниз, он уставился в пол.

— Понимаю... — тихо отозвалась она. Аканэ встала из-за стола. — Извините меня, но я... я пойду. М-мне надо закончить домашнюю работу... — и она молнией метнулась к лестнице, из всех сил стараясь, чтобы никто не заметил слез текущих по ее лицу.

— Теперь две наших школы никогда не воссоединятся! — простонал Соун, как только Аканэ убежала.

— Держись, Тендо-кун, — заявил Генма, обнимая его, — Может быть Ранма и не хочет жениться на Аканэ, но у тебя осталось еще две дочери.

Две оставшиеся девушки поглядели друг на друга.

— Отец... — начала Касуми.

— Папочка... — начала Набики.

Прежде чем они успели продолжить, вмешалась Нодока — Не волнуйтесь, девочки. Никто не заставит вас выходить замуж помимо воли.

Глянув на нее с признательностью, они извинились, и тоже исчезли.

— Генма, — грозно начала Нодока, — я же сказала, что больше не поддерживаю ни одну из помолвок.

— Но, дорогая... — начал Генма, припадая к стопам своей жены, — ...но как же честь семьи? Как же клятва, данная мною Тендо? Мы поклялись, что брак наших детей объединит школы! Не могу же я забрать свое слово назад? Не можешь же ты навлечь позор на имя Саотоме?

— А как насчет остальных помолвок? Про них ты уже забыл?

— Ну-у, я... э-э... — схватив стакан воды, он быстро опрокинул его на себя. Толстая панда замахала табличкой — "Я простая ручная панда"

Нодока покачала головой. — Генма, ты глупец. Да как ты можешь быть столь бесчувственным к желаниям своего сына? Именно твои необдуманные поступки привели нас к этому позору. — она сделала паузу, стараясь подготовить себя к неизбежному.

— Поскольку мой сын пожелал освободиться от всех данных обязательств, для того, чтобы честь семьи Саотоме не пострадала, я исключаю моего сына Ранму из списков клана Саотоме.

— Мам! — в ужасе задохнулся Ранма. Слабое "О, боже" донеслось от лестницы.

— Генма! — взмолился Соун, — Ну сделай хоть что-нибудь!

Панда вздохнула, — "Нодока, одумайся" — гласила новая табличка

— Извини, Ранма, но другого выхода нет, — печально сказала Нодока.

— Но я не хочу потерять тебя.

— Меня? Не, Ранма ты не теряешь меня. Я любила тебя с тех пор, как ты родился. Я любила тебя все эти десять лет, что мы провели вдали друг от друга, и я всегда буду любить тебя. Но твоя жизнь теперь принадлежит только тебе. Теперь ты можешь выбирать сам.

— Спасибо, мама, — сказал он, вцепившись в нее.

— Это последний раз, когда ты можешь назвать меня так, Ранма. И это последний раз, когда я могу назвать тебя своим сыном...

Как только она поцеловала его в щеку, Ранма извинился перед присутствующими и ушел наверх. Собираться.

* * *


Ясный солнечный день.

По крайней мере был, до тех пор, пока не прошел очередной мимолетный весенний дождик, успевший лишь намочить одного знакомого нам бойца, и привести в действие проклятье. Ранму это отнюдь не удивило. Она уже привыкла притягивать всю холодную воду в округе.

Глубоко вздохнув, Ранма зашагала дальше, широким, размашистым шагом. Она была облачена в свою обычную шелковую красную рубашку и черные штаны. Над головой у нее выдавался большой тяжелый рюкзак, хранивший внутри все то, чем она ныне обладала.

Яркие лучи солнца пробивали изумрудную зелень деревьев, смоченную дождем, пятная землю изумительнейшим калейдоскопом теней и света. Шагая по лесу, она наслаждалась тишиной и одиночеством, предоставляемым ей этим пешим путешествием.

Прошло уже три недели, с тех пор, как она покинула дом Тендо. Тендо-сан был безутешен. Батя тоже. Не так давно она узнала, что батя и его мать покинули дом Тендо вскоре после ее ухода. Как заявила Нодока, они больше не будут нахлебниками у семьи Тендо.

Перед уходом она довольно тепло попрощалась с Касуми и Набики, обе пожелали ей удачи. Аканэ с ними не было, и слава богу.

Чего уж точно ей не хотелось тогда, как впрочем и сейчас, так это посмотреть ей в глаза вновь.

* * *


— Аканэ? — тихо сказал Ранма, обращаясь к деревянной уточке, висевшей на ее двери, с выгравированным на ней ее именем. — Аканэ, это я. Я... я просто хотел с тобой поговорить. Аканэ? — он еще раз стукнул в дверь. Нерешительно.

Он сделал глубокий вздох. — Аканэ, я просто хотел извиниться, за все. За помолвку, за драки... Ты вовсе не немиленькая, и не томбойка. И ты уж точно не сложена как кирпич. Я говорил все это тебе только для того, чтобы отплатить за то, что ты делала со мной... Извини, Аканэ, и... и прощай. — печально вздохнув, он направился к лестнице.

И затем дверь открылась. — Ранма...

— Аканэ... — он не мог сказать ни слова. Аканэ плакала.

— Ты не извращенец, и не меняющий-свой-пол-урод, — сказала она, слабо улыбнувшись, — Но ты все равно козел.

— А ты не умеешь готовить, — сказал он, улыбаясь в ответ. Заметив выражение ее лица, он тут же пожалел об этом. — Аканэ, я вовсе не...

— Ничего, Ранма... — лицо так и оставалось печальным.

Заметив это, Ранма попытался ее подбодрить, — Аканэ, не стоит так уж об этом переживать. Подумай сама. Никто больше не будет тебя ни к чему принуждать. Тебе больше не нужно будет беспокоиться об Кодачи или Шампу, пытающихся убить тебя или отравить меня. Кроме того, ну кто захочет выходить замуж и меняющего пол извращенца вроде меня? — ухмыльнувшись, заметил он.

Прежде чем он успел добавить что-либо еще, он увидал как Аканэ устремилась к нему. Глаза его резко закрылись, и он напрягся, ожидая очередного удара молотом, он наверняка снова ляпнул что-то не то. Удар так и не последовал. Вместо этого что-то теплое и мягкое коснулось его губ.

Аканэ отпрянула назад, разорвав поцелуй. — К примеру, я, — сказала она, отвечая на его вопрос.

Ранма стоял столбом, — Аканэ, я... я...

— Ранма но бака, — мягко сказала она. Она отвернулась, пряча свое лицо, залитое слезами.

С мягким щелчком дверь ее комнаты закрылась.

* * *


~ Еще не поздно. Я могу еще вернуться... ~ думала она про себя. Ранма почувствовала как ее уверенность ослабела, стоило лицу Аканэ всплыть в памяти. Но следом за ней в мозгу зазвучал другой голос. ~ Это часть твоей жизни окончена. Пора с ней расстаться. Разве не этого тебе хотелось? Свободы? Перемен? Позволишь ли ты себе столь легко расстаться со своими мечтами? ~

И все опять стало четко и ясно. Последние следы неуверенности исчезли. Она проследовала дальше. Перед ней была цель, и она ей следовала. Все, на этом данная глава в ее жизни была окончена, и страница новой была перевернута, ожидая новых строк, ложившихся на нее.

Ранма развернула свою карту. Наиболее очевидным местом для поисков излечения был Китай. Именно поэтому она избрала его как последнее место, в которое она направится. Было абсолютно ясно, что как только она ступит на землю Китая, ей придется иметь дело с Шампу, Колон, и вполне возможно со всем племенем амазонок разом. Только когда в Японии не останется ничего не осмотренного, она направится в Китай.

Она уже знала несколько возможных вариантов, ведущих к исцелению. Ведя поиски в библиотеках, она уже наткнулась на упоминания о древней книге, способной исполнить три желания человека, нашедшего ее. Она называлась "Вселенная Четырех Богов Неба и Земли"

О другой возможности Ранма узнала выслушивая слухи о странных событиях и куче разных демонов, рыщущих вокруг Джуубан. С этими демонами сражалась группа девушек, называвших себя Сэйлор Сенши. Их лидер, девчонка по имени Сэйлор Мун вроде бы умела исцелять людей от демонических проклятий. Последним в списке, и наиболее привлекательным вариантом был небольшой храм далеко на юге, в заброшенной сельской местности. Имелось несколько письменных свидетельств, рассказывавших о людях, отправлявшихся туда и моливших об излечении. Некоторые из них действительно излечились.

Выбирая куда именно отправляться, Ранма выбрала третий вариант. У нее уже был опыт с этими желаниями, что всегда исполнялись неверно или не совсем верно, вне зависимости от того, что там желал произносящий желание. А ее/его эго не позволяло ей/ему унижаться перед стайкой полураздетых девчонок, вымаливая у них помощь.

~ Хммм... Кажется я где-то рядом ~ она еще раз глянула на расстеленную на земле карту. Ориентировочно прикинув пройденный ею маршрут, она обнаружила, что находится менее чем в 30 километрах от цели. Без сомнений, она доберется туда еще до вечера, и у нее останется еще масса свободного времени, на то, чтобы разузнать все получше.

~ Слава ками, что я не Рёга, ~ подумала Ранма-тян, ~ Вот он бы никогда не смог добраться дотуда, не потерявшись по дороге раз двадцать ~ она аккуратно сложила карту, поместив ее в один из боковых кармашков рюкзака.

Где-то там, весьма далеко, какой-то другой боец икнул. Кто-то назвал его по имени, и он гневно оскалил свои клыки.(2)

Уверившись в правильности выбранного направления, Ранма помчалась дальше. Она мчалась сквозь леса, сильные ноги несли ее дальше, над кочками, кустами, камнями и деревьями к храму Масаки. (3)

* * *


Легкие оттенки красного неровными мазками ложились на вечерний небосвод над храмом Масаки.

Большинство обычных посетителей храма уже ушли. За исключением молодой девушки, подметавшей ступени каменной лестницы, на его территории никого не было видно.

Девушка была облачена в традиционное облачение жрицы Синто. Длинные черные волосы свисали ей на спину, завязанные в хвост, легкими движениями бившийся об ее спину. Спустившись с лестницы, она продолжала подметать дорожку, хмурая и насупившаяся.

~ Ничего не меняется. Каждый день одно и тоже... ~ бурчала про себя Атика Масаки, дочь Кацухито Масаки, хранителя храма Масаки. Забота о храме была ее каждодневной обязанностью с малолетства. Она не имела ничего против традиций, предписывавших ей заботиться о храме, просто все эти традиции были такими скуучными!

С ней это случалось каждое лето. Как только наступали каникулы, все остальные школьники наслаждались заслуженным отдыхом, всякими там путешествиями, праздниками и пикниками, а она все это время проводила в храме, в работах и уборке. Хотя против работы она вовсе не возражала. И вообще, к своим обязанностям она относилась очень серьезно. Вот отсутствие каких-либо друзей и сверстников, вот это она переносила с трудом.

Их храм располагался в одном из последних уголков Японии еще не затронутых техническим прогрессом, спрятанный от хаоса индустриализации и прочего современного шума. Его удаленность затрудняла для ее друзей возможность визитов к ней. Конечно иногда они все же навещали ее, оставаясь у них ненадолго. Но храм был довольно маловат, и в нем с большим трудом могли разместиться даже пара девушек, что уж говорить о парнях.

Атика тяжело вздохнула, готовясь к очередному отпуску наедине с собой и отцом. В одиночестве и за монотонной работой. В тишине и спокойствии.

Увы, тишина и спокойствие моментально кончились, когда кто-то коснулся ее плеча.

— Извините? — раздался голос позади нее.

— Аааа!!! — Атика подпрыгнула на месте. Она даже и не слышала приближения кого-то. Резко развернувшись в воздухе, она развернула метлу, сжав рукоятку обеими руками как меч, своего рода.

— О-ой! — выдохнула рыжеволосая девушка, стоявшая прямо перед ней. Точнее полулежавшая. С большим трудом она уклонилась от метлы, откинувшись назад, сгибая ноги в коленях. Увы, как только она сделала это, гигантский рюкзак, висевший у нее за плечами, незамедлительно уронил ее на дорожку. С громким шмяком она рухнула вниз. Глаза Атики расширились, а ее сердце постепенно приходило в норму, уже не колотясь как бешеное. — Э-э... вы в порядке? — осведомилась она у распростертого на дорожке (и рюкзаке) тела.

— Ууууффф... — отозвалась павшая на поле брани рыжеволосая, с большим трудом пытаясь встать. Рюкзак сделать это ей не давал.

Бросив метлу, Атика кинулась ей помогать. — Давай, я тебе помогу. И, знаешь, извини меня, пожалуйста. Я даже и не заметила, как ты подкралась сзади.

— Никаких проблем, — отозвалась девушка, садясь наконец. — Это все моя вина. Но мне не хотелось пугать тебя. Просто ты так и не услышала ни одного моего "привет", и даже на "Эй!" не среагировала.

— Кажется, я просто замечталась, — виновато признала Атика.

— Ну да, наверняка, — улыбнулась рыжеволосая, вставая.

— Ну ладно, в любом случае, добро пожаловать в храм Масаки, — кланяясь, произнесла Атика, — Меня зовут Атика Масаки, мой отец священник Синто этого храма, — произнося эти слова, она улыбнулась в ответ.

— Привет, я Ранм... Ранко! — заявила рыжеволосая, почесав в затылке, — Рада познакомится! У вас здесь просто здорово! Надеюсь, что ты не всех своих посетителей палкой распугиваешь, — с ухмылкой добавила она. Довольно быстро Атика осознала всю заразность смеха рыжеволосой, и вскоре уже она смеялась вместе с ней за компанию. Атика приметила, что смеется Ранко довольно громко, не сдерживая себя, и не обращая внимания на всякую там скромность, вежливость и воспитанность, примерно как парень. Облачена рыжеволосая была в наряд в китайском стиле, выглядевший на ней несколько мешковато. Судя по размерам и весу рюкзака, несомого ею, она была гораздо сильнее, чем выглядела.

— И что привело тебя в храм Масаки? — осведомилась Атика. — Ну-у... я просто хотела посмотреть, что тут такого. Я читала о нем пару раз в разных книгах, и мне хотелось бы самой на него посмотреть. Ты не против, если я по нему поброжу?

~ Я вполне могу подмести дорожки и позже, ~ подумала Атика. Кроме того, у нее давно уже не было собеседницы ее возраста. — Если хочешь, я вполне могу показать тебе храм. Ты не против?

— Правда? — просияла Ранко, — Это было бы просто здорово!

Атика улыбнулась, — За мной.

* * *


Две девушки шли по протоптанной на земле тропинке, ведшей их сквозь леса.

— А здесь довольно тихо, — заметила Ранко.

— Ага, точно, — вздохнула Атика, опять вспоминая о своих сожалениях.

— Тебе это не нравится?

— Да нет. Наверное, нравится, но... Здесь всегда так. Ничего не происходит. Каждый год все одно и тоже. Очередное безмятежное лето.

— Ну, лично я бы против такого не возражала, — заметила Ранко, прикрывая глаза и наслаждаясь безмятежностью, насылаемой молчаливыми гигантскими деревьями, окружавшими их.

— Так Ранко, откуда ты?

— Из Неримы...

— И как там?

— Беспокойно. До жути. Разом происходит столько много всего, что просто не успеваешь за всем уследить. Хорошо, что я оттуда уже свалила.

— Наверное, так оно и есть.

— Что именно?

— Хорошо там, где нас нет...

— Это уж точно, — ухмыльнулась Ранко, потирая свой подбородок.

— Вот мы и пришли, — объявила Атика через пару минут неспешной прогулки. Они стояли перед небольшой пещерой, с железной дверью, запертой на замок, и массой свисающих заклятий.

— И что это за место? — поинтересовалась Ранко. Что-то странное было в этом месте, заставляя чувствовать себя не очень-то удобно.

— Демонская пещера храма Масаки.

— Демонская?

— Угу. Легенда, рассказывающая о создании храма Масаки. Семь сотен лет назад на Землю спустилось демоническое существо. Злобное и плохое, способное перешагивать через горы, достаточно сильное для того, чтобы вырывать их с корнем и разносить их в пыль. Глаза существа пылали от ярости и из пасти своей плевало оно огнем. Имя существу было — Рёко.

Никто не мог остановить существо и оно желало уничтожить этот мир. Но затем с небес спустился воин, спустился на корабле в виде дракона. В руках его был меч света, и он желал уничтожить демона. Имя воину было Йошо. Два дня и две ночи сражались они. И третий день увенчался победой над Рёко. Йошо поместил останки Рёко в пещеру, и своим мечом запечатал ее. И с тех пор потомки Йошо хранят этот храм.

— Уффф... — отозвалась Ранко, — Хотелось бы мне посмотреть на этот бой.

— Это все правда! — защищаясь, начала Атика, но затем поняла, что ее просто поддразнивали. Ее друзья всегда смеялись, когда она рассказывала им эту историю, впрочем, она их не винила. Даже для нее это было больше похоже на сказку. Но она слышала эту историю, с тех пор, как себя помнила. И тон, которым рассказывал ей ее отец, странным образом делал историю более реальной.

— Я тебе верю, — серьезно сказала Ранко. — Я... я чувствую это. Мне кажется, что Рёко смотрит на нас.

Атика вновь улыбнулась, — Ага. Каждый раз, когда я прихожу сюда, мне кажется, что за мной наблюдают. В детстве я играла здесь и разговаривала с Рёко. — Подойдя к распростертому зеву пещеры, она поклонилась, — Извините, что я побеспокоила вас, Рёко. Я просто показывала своей подруге храм. — Легкий ветерок, коснувшийся ее лица, стал ответом.

— И Рёко ответит тебе? — тихо спросила Ранко.

— Я верю, что да...

Покидая площадку перед пещерой, Атика уловила краем глаза какое-то мимолетное движение. — Еще увидимся, Рёко. — тихо сказала она промелькнувшему образу, — Пошли — громко сказала она, — Я покажу тебе остальное.

— Веди, — дружелюбно отозвалась Ранко.

На все протяжении их экскурсии она продолжали оживленно болтать. Несмотря на то, что они встретились буквально час назад, Атика в ее присутствии чувствовала себя удивительно комфортно. С ней было чрезвычайно легко разговаривать. Все эмоции, испытываемые Ранко, легко читались на ее лице. Ее искренность подсознательно облегчала сближение с ней, внушая ей доверие, приберегаемое обычно лишь для самых близких друзей.

Но невзирая на всю ее открытость оставалась в Ранко и какая-то загадочная недосказанность. Во первых, что именно такой девушке как ей понадобилось в удаленном, заброшенном храме? Обычные девушки ее возраста вовсе не стремятся навещать все храмы по дороге, и не совсем по дороге, а точнее вовсе даже не по дороге. ~ Хм, если бы я путешествовала самостоятельно, то на ее месте я бы отправилась куда угодно, но уж точно не сюда ~ подумала Атика. Во вторых, стоило ей хотя бы коснуться в разговоре ее семьи, Ранко тут же меняла тему разговора, и лицо ее становилось непроницаемым. Не желая вырывать из нее ответы силой, Атика тоже меняла тему разговора.

— И чем ты интересуешься? — поинтересовалась Атика.

— Боевыми искусствами, — отозвалась Ранко.

— Правда? — удивилась Атика, — мой отец занимается Кендо, и я тоже немного тренировалась, вместе с ним. А что именно ты изучала?

— Всё, — улыбаясь, отвечала Ранко.

Сперва ей показалось, что это была шутка, или она ее просто не поняла, но внимательный взгляд на ее лицо показал обратное. — Ты не шутишь, да? — осторожно поинтересовалась она.

— Ничуть. Меня тренировали с тех пор как я начала ходить. Батя учил меня всему подряд, и я подцепила еще чуток полезных приемов отовсюду, — прямо на ходу она выгнулась в одном из быстрых ката.

— Здорово это у тебя получается, — отозвалась Атика. Если у нее и были какие-либо сомнения, то теперь они ушли. Продемонстрированное ею ката было одним из простейших, но выполнила она его с грацией и уверенностью истинного адепта боевых искусств. Можно сказать даже мастера, если сравнивать мастерство Ранко с навыками ее отца в Кендо.

— А это что за место? — поинтересовалась Ранко, неожиданным вопросом оторвав Атику от ее раздумий.

— А?!... а, это... — очнувшись, она обнаружила себя в знакомом окружении. Она стояла неподалеку от небольшого пруда, наполненном водой невероятного сине-голубого, небесного оттенка. Посреди пруда на небольшом островке росло большое развесистое дерево, с которого свисали затейливо сложенные полоски бумаги, содержащие в себе заклинания. Небольшие истертые каменные ступени вели к подножью дерева.

— Это Cвященное древо храма Масаки.

— Ух-ты!!! — громко завопила Ранко. На ее лице появилось несколько нетерпеливое выражение, — А это правда, что оно может исцелять людей?

Атика кивнула. — Да, было как минимум несколько случаев, когда люди, приходили сюда для того, чтобы исцелиться от чего-нибудь. Иногда они исцелялись, иногда нет. Говорят, что если у него молиться, то и дождь оно тоже может ниспослать.

— А ты... ты не знаешь, это... Древо может исцелять проклятья?

— Ну, не знаю. Но это бы меня ничуть не удивило. Это особое дерево. И затем что-то щелкнуло в ее мозгу, — Похоже, что ты очень заинтересовалась этим Древом, Ранко. — медленно начала она, — Именно из-за него ты и пришла? Ты хотела снять проклятье?

— Я... — Ранко опять замкнулась, отшатнувшись от нее.

— О,... извини пожалуйста.

— Да нет, все в порядке. Просто понимаешь, я бы предпочла не говорить об этом...

Атику это довольно сильно обеспокоило. Она припомнила, в каком виде появлялись у них некоторые больные посетители. Визит в их храм зачастую для них был последней надеждой. Жестом отчаяния.

~ Но что с Ранко может быть не так? Она больна? Но выглядит она вполне здоровой. ~ Атика еще раз попыталась изучить ее. В этот раз повнимательнее.

— Ранко, — начала она, — мой отец знает больше историй о нашем Древе, чем я. Как только он вернется, ты можешь спросить об этом у него. Может быть, он поможет тебе найти то, что ты ищешь.

— Атика, это было бы просто здорово! — рыжеволосая оживала прямо на глазах, — Вы будете не против, если я пока останусь здесь? Ненадолго?

— Разумеется. Пожалуйста, оставайся здесь, столько, сколько хочешь. Но у меня все еще остались не подметенные дорожки, так что извини... Следуй вон туда, по этой тропинке, и ты без проблем придешь к нашему храму.

— Атика, спасибо тебе за экскурсию.

— Без проблем, — улыбнулась она. По дороге назад она продолжала думать о девушке, с которой буквально только что познакомилась. Ранко — дерзкая, энергичная, дружелюбная. Но внутри ее, глубоко спрятанная от взоров других, таилась печаль. Она пришла в их храм, изыскивая что-то, и Атика надеялась, что она сможет здесь это найти. Ну, неважно, вне зависимости оттого, что ее сюда привело, теперь у нее появилась новая подруга.

* * *


Штаб-квартира Галактической Полиции. Будущее.

Сирены голосили благим матом. Красные вспышки света бились в коридорах обширнейшего комплекса.

Как только техники наконец сумели отследить источник тревоги, в командный зал вошел Гранд Маршал.

— Так, что тут происходит? В чем дело? — потребовал ответа львиноголовый Маршал.

— Сэр, мы отследили источники тревоги! — доложил техник.

— Он приближается. Первоначальная точка выхода из... О ГОСПОДИ! — мужчина за терминалом стал мертвенно

бледным, — Подпространственный отсек задержания, центральный блок. Защитное поле пробито!

Лицо Маршала стало чрезвычайно обеспокоенным, — Нет... этого быть не может...

— Сэр, это Кайн!

Авторские примечания:

Этим я завершаю первую часть того, что вполне возможно станет серией фанфиков. Будет ли у этого продолжение или нет, зависит от ваших ответов и комментариев. Не стесняйтесь, засыпайте мой е-майл письмами, с предложениями и идеями, разжигающими мое воображение. Я с удовольствием приму любую конструктивную критику, из той, что вы мне перешлете.

Кусочки спама:

(1): Васю: [появляясь из ниоткуда] Не просто взвалил, но и дальше держать будешь. Для того чтобы справиться со всей этой ситуацией нужны Геркулесовы усилия. Могу помочь. [у Нодоки отвисает челюсть]
Ранма: Только не говори мне, что ты моя очередная невеста...
Васю: Хе-хе-хе... Конечно, да. Так что ты без всяких проблем можешь дать мне образец...
Вернуться к чтению »»

(2): Рёга: Где это я?
Мужчина: Ты в Хэе.
Рёга: А чего это тут так жарко?
Мужчина: Хэй, Ад и Буллигал, три самых жарких места на Земле.
Рёга: Чего?
Мужчина: Цитата. Говорят так, понял?
Рёга: Буллигал? Где это? Хм, там я еще не был...

Ну да, Рёга видел ад... Он сам Ранме признавался...
Вернуться к чтению »»

(3): Над ДЕРЕВЬЯМИ?! НАД деревьями?! Ну и что, это же Ранма, чего же вы хотели?
Вернуться к чтению »»


   
 
  
ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ЕЙ НЕ БЫЛА, И ПРИНЦЕССА, БЫВШАЯ ЕЮ
ГЛАВА 2


Изображение


Ранма сидела в одиночестве.

Лицом к лицу со Cвященным Древом храма Масаки, толстым и развесистым, росшим посреди небольшого пруда. Со своего места на одной из каменных ступеней, ведущих от берега пруда до подножья дерева, она смотрела на Древо и восхищалась его красотой. Она сидела возле него уже долгое время, нахмурив брови и скрестив руки на груди, пытаясь понять, что же именно делает это дерево таким особенным. Судя по слухам, собранным ею, Древо могло излечивать от разнообразных болезней, включая вообще неизлечимые. И вполне возможно было то, что и с ее проклятьем оно тоже могло справиться.

Она простерла свои руки с выпрямленными ладонями к дереву, почти касаясь его ствола. Слабое желтое свечение окружило ее. Это была ее ки. Любое живое существо имеет жизненную силу, или ки, как ее называют, для каждого живого существа уникальную. Не только люди могут иметь ауры, но и животные, и даже растения. Аура, производимая Древом Масаки, была ошеломляющей. Ее мощь и интенсивность пугали. Вполне возможно что ответы на ее вопросы были прямо перед ней. Нужно было просто найти их.

Ранма потянулась вперед, касаясь ствола сфокусированным пучком своей ки. Ощущение падения куда-то скользнуло по ней, и в слепящей вспышке прямо перед ней открылся новый мир, как только она проникла вглубь ауры дерева. Калейдоскоп световых пятен разных цветов плясал вокруг нее, посылая прямо в ее разум различные образы.

Колючие звезды угрюмыми искорками сияли во мраке космоса. В прекрасном и смертоносном танце два гигантских корабля в огне и пламени спускались к небесно-голубому шарику Земли, плывущему в пространстве.

~ Что это? Что именно я вижу? ~ Ранма отчаянно пыталась не упустить всплывающую картинку.

Удар, с которым оба корабля рухнули на землю, был устрашающ и неописуем. Все деревья, даже в десятке километров от падения, лишились своих листьев, земля плавилась и горела. Из останков одного из кораблей появилась чья-то фигура.

~ Девушка? ~ изумлению Ранмы не было предела. Зелено-голубые волосы девушки развевались. Глаза горели огнем. Красным. ~ Это что, Рёко? ~

Демон летела сквозь небо, и то немногое, что не было уничтожено при падении, рушилось и распадалось от выплескиваемой ею мощи. Было похоже на то, что она ставила перед собой цель уничтожить этот мир целиком. К счастью, следом за ней из обломков появилась еще одна фигура. Мужественный парень в ниспадающих светлых одеждах. В руках его был меч, горевший синим пламенем.

~ Йошо! ~ ошеломленно осознала Ранма. Она попыталась разглядеть побольше, но что-то мешало ей, и боролось с нею. Медленно и постепенно изображение меркло. В конце она физически чувствовала, как ее тащит назад. Чем отчаяннее она сражалась, тем сильнее было сопротивление, оказываемое ей.

Последним из того, что она увидала, была отчаянная атака Рёко, и то как меч Йошо пронзил ее. Как только девушка-демон пала, лицо ее смягчилось, и спокойствие снизошло на него. Безумие и злоба ушли, сменившись слабой улыбкой, с которой она и упокоилась.

Не успев и глазом моргнуть, как Ранма вновь обнаружила себя уставившейся в кору Древа. Она попробовала встать, но затекшие ноги подвели ее, и она грохнулась назад, довольно больно приземлившись на место, что несколько пониже спины. Похоже, что она переборщила с использованием своей ки, и довольно сильно вымоталась.

Моргнув, она посмотрела на небо. ~ Это что уже два часа пролетело? ~ Застонав от усталости, она взгромоздилась на ноги, и потихоньку побрела к храму.

* * *


Атика надсадно дышала.

Вцепившись в боккен обеими руками, она напряглась, и устремилась в очередную атаку. — Хэййя!

Резкий клацающий удар двух боккенов, столкнувшихся друг с другом. После серии ударов и замахов Атика отлетела назад, уклоняясь от поединка и стараясь отдышаться.

— Хммм, Атика-чан... похоже, что ты наконец вошла в форму. Но ты все еще невнимательна. Соберись. Как только ты устаешь, ты теряешь свою сосредоточенность, — прокомментировал ее оппонент.

— Хорошо, папа, — кивнула Атика. Сделав еще один глубокий вдох, она вновь устремилась вперед.

Кацухито Масаки, священник Синто из храма Масаки двигался с грацией настоящего мастера. Его расслабленная поза и уверенная хватка, которой он держал свой боккен, выдавали в нем человека, привычного к мечу. Несмотря на то, особо заметных следов старости на его лице не было, и выглядел он мужчиной средних лет, его виски и длинные темные волосы были щедро припорошены сединой. Помимо этого на его лице висели узкие очки в проволочной оправе, бросавшие во все стороны яркие блики, пока он двигался. Из всех людей, знакомых ей, лишь он пользовался ее неограниченным доверием, и только его она любила больше всех остальных.

— Гораздо лучше, — прокомментировал Кацухито, парируя наносимые ею удары.

Атика проворчала что-то себе под нос, отпрянув от него вновь. Они сражались на открытой утоптанной площадке, лежавшей на землях храма. Это место было тренировочной площадкой семьи Масаки на протяжении поколений.

Бой велся над небольшими деревянными колышками, усеивавшими землю. Атика и ее отец были вынуждены не только сосредотачиваться а атаке и обороне, но и сохраняя свое равновесие, следить, куда именно они наступают.

— Если ты и дальше не будешь посещать тренировки в своей школе, то надолго ты в форме не останешься, — с ухмылкой заметил ее отец.

— Я в форме! — возмутилась Атика, и кулаки, которыми она стискивала свой боккен, побледнели, — Просто не очень в хорошей.

Отбив последние ее удары, Кацухито отпрыгнул назад и поклонился, тем самым прекращая их сегодняшний поединок. Атика вернула поклон, несказанно обрадованная прекращением тренировки. Ее плечи ныли от усталости, опустившись вниз. Заметив выражение лица своего отца, она нахмурилась — Ты специально затянул поединок, ведь так, папа?

— Ну и как прошел твой день сегодня? — поинтересовался Кацухито, меняя тему разговора.

— Как обычно, — отвечала она, успокаиваясь.

— Повстречала кого интересного?

— Ну-у... да, вообще-то, — удивившись, отозвалась она.

— Молодую девушку, насколько я полагаю.

— Как ты...

Кацухито посмотрел вдаль, и заходящее солнце позолотило его очки. — Девушку с рыжими волосами, заплетенными в косичку, и в китайском наряде.

Атика могла только кивнула, ~ Но как он узнал все это? ~ Всю ее жизнь отец постоянно намекал на какие-то тайные умения и великую силу, доступную для принадлежащих к семье Масаки. Точнее он всегда говорил одно и то же ~ Атика-чан, есть в тебе скрытый до времени потенциал... ~ Но что это было? Возможность видеть то, что другие не видят?

— Папа, неужели ты экстрасенс?

Лицо Кацухито стало чуть серьезнее, — Нет...

— Но тогда как...

Глаза его сузились — Она стоит у тебя за спиной, — и он повел рукой в ее сторону.

— Э-э... привет, Атика, — отозвалась Ранма, слабо приподняв руку в приветствии.

Лицо Атики вытянулось.

Через пару секунд она все же пришла в себя, — Ранко, и как долго ты там стояла? И почему ты продолжаешь ко мне подкрадываться? — потребовала ответа Атика, стараясь скрыть охватившее ее смущение.

— Извини, мне не хотелось делать этого снова. Я просто смотрела за тем, как вы тренируетесь, ну и поскольку не хотела тебе мешать, то решила просто подождать пока ты не закончишь. Извини...

Атика тяжело вздохнула. Ее скорее раздражали действиями отца, чем рыжеволосой, — Ничего, Ранко, ничего. Все в порядке.

— Атика, — вмешался старикан, — Почему бы тебе не представить твою новую подругу?

— Ранко, это мой отец, Кацухито Масаки. Папа, это моя подруга, Ранко.

— Рада познакомиться, — отозвалась Ранко.

— Атика-чан, ты обзавелась очень симпатичной подружкой, — и он потрепал Ранму по голове. — Мы всегда рады гостям, Ранко-чан.

— Спасибо, Масаки-сан — стиснув зубы, отозвалась она. ~ Ранко-чан?! Ранко-чан?!!! Я убью этого старикана! ~ Тем не менее, Ранма заставила себя слабо улыбнуться.

— Папа, — начала Атика. — Ранко интересуется нашим Священным Древом, и ради него специально пришла к нам. Поскольку ты знаешь о нашем храме гораздо больше меня, то я надеялась, что ты сможешь ей помочь, — объяснила ему Атика.

Ранма кивнула, — Мне попалась пара историй о людях, исцелившихся в этом храме, и мне хотелось бы знать, может ли оно еще кого-нибудь исцелять. Я с благодарностью приму любую помощь, из той, что вы сможете предложить мне.

— Хммм... Священное Древо... — протянул Кацухито, потирая подбородок. Его лицо отражало глубокую задумчивость, обуревавшую его. — А, да-да, теперь я вспомнил...

Сердце Ранмы забилось как бешеное, ~ Он знает! Он знает секрет Древа! Он знает, как меня излечить! Ура, прощай это женское тело! Я всегда буду парнем! ~ Рыжеволосая впилась взглядом в седого мужчину, ловя каждое его слово.

— Ну, да. Теперь я вспомнил...

— Да?

— Это тайна, — улыбнулся мужчина.

— Что?!! — возопила Ранма, и лицо ее вытянулось.

— Но ты можешь оставаться здесь сколько хочешь. Атика-чан, почему бы тебе не пригласить свою подругу на ужин? Мне еще нужно закончит кое-что в храме, так что я присоединюсь к вам позднее. Очень рад был нашему знакомству, Ранко-чан. — заметил он, разворачиваясь и покидая девушек.

— Ранко, пошли, я покажу тебе наш дом, — заявила Атика. — Ранко! Эй, Ранко? — она моргнула, заметив, что косичка рыжеволосой стоит дыбом, а глаза ее сужены от ярости.

— О боже, Ранко-чан...

* * *


— Очень симпатичный дом, Атика-чан, — прокомментировала Ранма, оглядев их небольшой домик. Дом был довольно в хорошем состоянии, и было видно, что в подержание такого его состояния вкладывалось довольно много усилий. Он стоял на берегу озера, в полном одиночестве, и деревья и холмы позади его, действовали умиротворяюще, создавая прелестнейший, безмятежный пейзаж.

— Папа сам построил его, — с гордостью заметила Атика, — Проходи, пожалуйста.

Ранма огляделась по сторонам. Дом и внутри выглядел очень милым, дружелюбным, и... безопасным, своего рода. Очень аккуратно она примостила свой рюкзак в углу, удостоверившись в том, что он никому там не помешает.

— Ранко, чувствуй себя здесь как дома. Извини за небольшой беспорядок, ладно? Здесь живем только мы с отцом, и тут немного не убрано. После того как мама умерла, этому дому не хватало внимания, — печально улыбнулась она.

Ранма понимающе кивнула, — И что ты собираешься делать, Атика?

— Быстренько переоденусь наверху и примусь готовить ужин. Папа готовит просто отвратительно. — она скривилась, припомнив вкус одного из блюд, приготовленных Кацухито.

— Не возражаешь, если я помогу тебе с ужином? — предложила Ранма. Ей хотелось хоть чем-то отплатить за теплый прием, оказанный ей.

— Дай мне пару минут, и я к тебе присоединюсь, — отозвалась Атика, обрадовавшись нежданной помощи.

Ранма уселась на одну из ступенек. Нахмурив брови, она обдумывала все то, что произошло с ней за этот день. В своих мыслях она вновь вернулась к Священному дереву. С первого же раза, как она увидала его, она осознала, что это именно то, что она так долго искала. Излучаемая Древом сила заставляла каждый волосок на ее голове ставать дыбом.

~ Без сомнения, Древо может излечить меня от проклятья! Надо узнать, как это сделать... ~ да, похоже, что Масаки-сан не поддался бы, как его об этом не проси, ~ И что же мне делать теперь? ~

Ранма постепенно начинала подозревать, что ее визит в храм может оказаться абсолютно бесполезной тратой времени, но как только она принялась убеждать себя в этом, со второго этажа спустилась Атика. В этот раз она была в непритязательном бледно-голубом платье. Ее волосы были распущены, свободно струившись по ее спине. — Извини, что заставила ждать тебя, — виновато пробормотала она.

Ранма в шоке смотрела на нее. Ей ничего не оставалось, кроме того, чтобы признать — она была ошеломляюще прекрасна. ~ Да, кажется, мой визит в храм все-таки не был бесполезной тратой времени! ~ Ранма улыбнулась, — Никаких проблем, Атика.

* * *


Атика вытаскивала из шкафов необходимую для приготовления ужина посуду и припасы, а Ранма занялась овощами. Вытаскивая очередной котелок, и ополаскивая его, Атика услышала громкий боевой клич, донесшийся от рыжеволосой. Как только она развернулась к ней, ее глаза округлились.

— ХА! — выдохнула Ранма, подбрасывая кочан капусты в воздух. Схватив со стола разделочный нож, она метнулась к своей цели и ее резко ускорившиеся движения размылись в воздухе. То, что когда-то было кочаном, рухнуло в котел. Проделав примерно тоже самое с грибами шитаки, (4) Ранма позволила и им упасть в котел, разрезанными на абсолютно одинаковые небольшие кусочки. Прикончив тем же образом и остальные ингредиенты, Ранма отправила их в вок, (5) и залив их кипятком поставила на огонь, позволив им потихоньку тушиться.

Атика зааплодировала. — Ух-ты, Ранко, это просто здорово! Как ты научилась делать такое?

Ранма засмеялась, — Спасибо, Атика. Полагаю, что это была идея моего бати. Он всегда говорил, что для настоящего бойца жизнь это тоже тренировка. Так что для меня каким-то образом все, что я делаю, стало своего рода тренировками.

Атика кивнула. Хотя она была удивлена тем, насколько серьезно девушка относилась к боевым искусствам. Сделав пару шагов, она заглянула в вок, и опустив в него ложку, попробовав. — Ранко, это же просто здорово! Готовишь ты просто превосходно!

— Ну да, пришлось выучиться. Мой батя не очень-то хороший повар, в основном из-за того, что он чересчур ленив для этого. Для него рис с капустой это уже пиршество, особенно если у него получится спереть немного майонеза. Бвее.... — Ранма в отвращении высунула язык, — А после помолвки это вообще стало делом выживания. Ты не представляешь, до чего до чего ядовитая еда готовилась...

— Помолвки?!!! — Атика едва не подавилась.

~ О, господи... ~ Воспоминания об Аканэ вернулись вновь, полностью овладев Ранмой.

— Ты собиралась замуж?

— Эй, все было вовсе не так! — замахала руками Ранма, — Это была идея наших отцов!

Атика моргнула, — Брак по соглашению?

Плечи Ранмы поникли. — Ну да, так и есть. Понимаешь, батя и его друг учились вместе и еще тогда договорились поженить своих детей, и тем самым объединить две школы Боевых Искусств Непрерывной Адаптации. Фактически батя забрал меня у матери и тренировал самолично десять лет подряд.

— А тебе не кажется, что все это несколько старомодно? Кроме того, если это была помолвка, то что ты делаешь здесь? Разве вы не должны были пожениться, и быть вместе? — выпалила Атика.

— Ну-у, — протянула Ранма, — мы не очень-то хорошо относились друг к другу. Наши отцы так сильно давили на нас, что все стало только хуже, чем раньше. Мы постоянно скандалили, и каждый раз мне доставались побои... — в памяти Ранмы всплыла их первая встреча, и чайный столик, который в конце их встречи познакомился с его головой вплотную.

— Так тебя еще и били?!! — Атика чувствовала как кровь в ее жилах вскипела. Она живо представила, как какой-то грубый и бесцеремонный громила избивал маленькую рыжеволосую девушку. ~ Да что за ублюдок мог делать такое с беззащитной девушкой?! ~

Ранма продолжала дальше, не обращая внимания на то, какой эффект производят ее слова на Атику, — Хотя, знаешь, со временем постепенно привыкаешь к этому и смиряешься...

— Что?! — задохнулась она от ужаса, — Да как твой отец мог, принуждать тебя к браку с таким человеком?

— Ну, это было делом чести нашей семьи, та что мне нужно было терпеть, вне зависимости от того, насколько тяжело приходилось. Кроме того, от бати мне бывало доставалось и похуже, — хмуро отозвалась Ранма.

Атика ушам своим не верила. Да как она могла выжить во всем этом аду? Через что ей пришлось пройти? Вырасти с бессердечным отцом, избивающем ее, быть силой заставляемой выйти замуж за какого-то урода... Одно другого хуже. — Мой собственный отец никогда не делал со мной такого вне зависимости от того, что я делала. И ни одна женщина не заслуживает себе в мужья такого монстра, избивающего ее. Он... он больше не делал с тобой... ничего такого?

— В мужья?! — опешила Ранма. Увы, но только сейчас до нее дошло, что именно заключила из ее слов Атика.

— Твой жених, он не пытался принудить тебя к чему-либо? — обеспокоено вопросила Атика.

Ранма закатила глаза, — Атика, ты все не так поняла. Ты не поняла, все было не так, — она отчаянно пыталась понять, как же именно ей выкрутиться из этого недоразумения.

— Но если все было так, как ты и описала, то твой жених настоящий ублюдок!

— Все было вовсе не так уж страшно. Мы же были бойцами, оба, и отлично знали, как не искалечить друг друга, — возразила Ранма ~ по крайней мере, я уж точно умерял свою силу на наших тренировках. За что и получал. ~ подумала она про себя, — Кроме того, надо признать, что мой батя под словом "тренировка" подразумевал нечто иное, чем его обычный смысл. Ты не поверишь, если я расскажу тебе, что именно он со мной вытворял.

— Но все равно, — пробормотала колеблющаяся Атика, — Звучит это все ужасно.

— Ну да, особенно легким для меня все это не было, вот потому и пришлось мне уйти оттуда. Для того чтобы расторгнуть помолвку, моей матери пришлось отречь меня от семьи, чтобы честь ее не пострадала. Она единственная всегда помогала мне. Во всем. Теперь у меня даже и ее больше нет...

Атика не знала что и сказать. Она смотрела на Ранму, так и стоявшей где была, с удрученно поникшей головой, изумляясь, как могла жизнь простой девушки, такой же как и она быть настолько насыщенной. Подбежав к рыжеволосой, она заключила ее в объятья, желая утешить ее.

Ранма сперва отшатнулась, несколько напрягаясь от столь неожиданного контакта, оно затем наконец позволила себе несколько расслабиться — Спасибо тебе, Атика, — тихо пробормотала она.

* * *


— Очень вкусно, Атика-чан, — заметил Кацухито, попробовав поданную ему еду.

Атика зарделась, — Вообще-то это Ранко приготовила все. Я ей только помогала.

— Атика, без тебя у меня бы ничего этого не получилось, — отозвалась Ранма с набитым ртом.

Кацухито одобрительно кивнул — Ранко-чан, как-нибудь из тебя получится очень хорошая жена. — и он улыбнулся.

Над бровью Ранмы повисла большая капля.

— Э-э... Ранко? А где ты собираешься ночевать? — внезапно поинтересовалась Атика.

— В палатке, как обычно. Погода в это время года просто отличная, так что, погалаю, что ничего такого со мной не случится, — она наполнила свою чашку еще одной порцией риса. Третьей.

Атика еще не справилась даже и с первой. ~ Интересно, как у нее так это получается, есть так много и при этом сохранять такую фигуру? ~ да, пожалуй она ей в этом завидовала. — Ранко, ты вполне можешь заночевать и у нас. Ведь так, папа?

— Да, симпатичным девушкам опасно бродить по ночам в одиночку, — согласился c ней Кацухито

— Тогда решено. Ранко ночует в моей комнате, — улыбнулась Атика.

— Ну-у... мне не хотелось бы навязываться, — заявила внезапно занервничавшая Ранма, — мне вполне хватит и вот этого дивана.

— Ну, ладно... — разочарованно вздохнула Атика. А было бы так здорово пошептаться ночью...

Остальная часть ужина прошла довольно тихо.

* * *


Ранма хмурилась. Этим утром она еще раз попыталась проникнуть внутрь дерева, но ее снова откинуло прочь. И еще раз. И еще. Она уже собиралась сдаться, когда почувствовала приближение кого-то.

— Восхитительно, не так ли? — раздался вопрос.

— Угу, точно, — отозвалась Ранма, даже и не повернувшись к старикану.

— Ты проснулась сегодня довольно рано, — заметил Кацухито, — Наверное ты ищешь для себя что-то очень важное. Они покосился на рюкзак, лежавший неподалеку от Ранмы.

— Я не найду то, что я ищу до тех пор, пока ты мне не поможешь. Не расскажешь ли ты мне секрет Священного Древа? — прямо в лоб поинтересовалась Ранма.

— Нет.

— Почему нет?

— Как я и говорил, это тайна, — священник улыбался.

Ранма бросила на него еще один раздраженный взгляд. — Ну если так, то тогда... — Поднявшись на ноги, она подхватила рюкзак, и закинув его за спину, приготовилась покинуть это место.

Как только она прошла мимо старикана, Кацухито вздохнул и печально покачал головой. — Ну до чего же меня расстраивает нынешняя молодежь, испорченная напрочь этим прогрессом. Они все как один ожидают, что желаемое будет подано им на блюдечке.

Ранма встала как вкопанная, — Так, старикан. Это еще что?

Кацухито продолжал, не обратив на нее ни малейшего внимания, — Они так легко опускают руки и сдаются, не желая даже пальцем шевельнуть для того, чтобы добиться желаемого. Просто сдаются и убегают, стоит хоть чему-то пойти не так, как они ожидали, — в печали он качал своей головой.

— Та-ак, старикан, что ты сказал только что?! — осведомилась Ранма, стискивая зубы.

— Да, воистину печально будущее ожидает нас. Наши дети становятся не только кучкой безвольных слабаков, но еще и тупыми как бревна. Воистину всему виной эти мерзкие телевизоры.

Ранма кипела, рыча от злости. Да кем он себя считает? ~ Да как он посмел, осуждать меня? Этот козел понятия не имеет о том, через что я прошел! Назвать меня слабаком безвольным!?!? Меня, Ранму Саотоме?! ~ это было уже чересчур — Захлопни свой рот, старикан! Я не слабак, и я сдаваться не собираюсь!

— О, ты все еще здесь? А я-то думал, что тебя уже не увижу... — заявил Кацухито.

— Все, старикан. Ты сам напросился. Я вызываю тебя!!! — бросив свой рюкзак на землю, она приняла боевую стойку. — Если я выиграю, ты расскажешь мне тайну Священного Древа.

— А если проиграешь? — сузив глаза поинтересовался Кацухито.

— Сделаю все, что ты захочешь.

Он кивнул, — Условия?

— Без убийств. Первый чистый удар выигрывает. Мне не хочется оставлять Атику сиротой.

— Согласен, — отозвался священник, принимая сходную стойку.

~ Так, старикан, посмотрим, насколько ты хорош без своей палки ~ Ранма ухмыльнулась. Издав боевой клич, она устремилась вперед.

* * *


Атика утерла пот со своего лба. По мере того, как солнце вставало все выше и выше, становилось жарковато. Преклонив колени, она выдернула из грядки очередной сорняк. Большая часть их еды росла здесь. Внимание и тщательный уход за грядками всегда окупались достойным урожаем. Нo больше всего в саду Атике нравилось то, что он напоминал ей о матери.

Когда она проснулась этим утром, Ранко уже встала и куда-то отправилась. Было похоже на то, что мысли рыжеволосой блуждали где-то далеко.

После ужина Ранко выглядела несколько озабоченной. Когда она спросила у нее в чем дело, рыжая ответила, о том, что ей очень нужно узнать о их Дереве побольше. Ее отец отказался рассказать о целительных свойствах Дерева хоть что-то, хотя Ранко едва ли не умоляла его об этом.

Никогда раньше она не видела, чтобы ее отец был настолько непреклонным и глухим к чужим мольбам. Она не знала что и думать об этом. Когда она спросила его наедине, почему же он так упрямится, он и ей ничего не сказал, раздраженно скривившись. Атика достаточно хорошо знала его и поняла, что добиться чего-то большего от него невозможно.

Выдернув очередной сорняк, Атика вновь вернулась к размышлениям об Ранко. Да, несомненно она отчаянно желала излечиться от чего-то, но от чего? Выглядела она абсолютно здоровой. Да, конечно вела она себя скорее как парень, а отнюдь не как девушка, но с учетом того, что она рассказала об ее детстве, это было вполне объяснимо. Она надеялась, что однажды поймет причину, по которой Ранко так отчаянно желала излечения. В данный момент ее грызла странная смесь любопытства и желания помочь своей подруге. Тихим шепотом она взмолилась о том, чтобы Ранко однажды нашла то, что так отчаянно ищет, когда заметила ее отбытие. Прошло так мало времени, но она уже скучала по рыжеволосой.

— Атика-чан, — раздался позади нее голос ее отца. Развернувшись, она обнаружила его, стоявшим за ней, облаченного в свой обычный наряд. За его спиной стояла Ранко, довольно раздраженная и в таком же синтоистском наряде, как и у нее.

— Р-ранко? — изумилась она, переводя свой взгляд с нее на отца и обратно.

Кацухито улыбался. — Ранко пока остается у нас. Фактически, она вызвалась разделить с тобой все твои обязанности, и помогать тебе заботиться о храме. Атика-чан, пожалуйста, покажи ей что и как делать. Я знаю, что Ранко-чан желает научиться всему, что мы ей преподадим. Ведь так?

— Да, да... угу... Дождаться не могу... — пробурчала рыжеволосая.

— Ну, я вас пока оставлю, — заявил Кацухито, потрепав рыжую по голове. Ранма рычала от ярости.

Удостоверившись, что ее отец вышел за пределы слышимости, Атика приподняла бровь, внимательно глянув на Ранко. — Все в порядке, можешь орать.

* * *


— Поверить не могу в то, что ты вызвала моего отца!!! — вскричала Атика.

— Поверить не могу в то, что он выиграл! — рявкнула Ранма, калеча очередной сорняк.

— А чего же ты ожидала?! Ранко, я знаю, конечно, что ты хороша, но папа гранд мастер и в кендо и в дзюдо. Он тренировался годами. Не можешь же ты вызвать на поединок такого как он, и надеяться выиграть? — Атика покачала головой, но увы, рыжеволосая ее просто не слушала.

~ Проиграл! Я не должен был проигрывать, но проиграл! ~ Ранма знала свои возможности, знала свой уровень и была уверена на все сто в победе. Она знала, что лучшей в мире не является, но по крайней мере твердо верила в то, что находится среди лучших. Она потратила десять лет своей жизни вовсе не на то, чтобы научиться спокойно воспринимать поражения от рук какого-то там старикана. Единственными стариканами доселе, которым она проигрывала, были Хаппосай и Колон, но они по крайней мере могли похвастаться как минимум тремя сотнями лет боевого опыта, но Кацухито — он был примерно того же возраста, что и тупая панда, именовавшая себя его отцом, и которую он превзошел давным-давно.

~ Ну как же я мог проиграть? ~ задавалась вопросом Ранма, в очередной раз прокручивая в памяти их поединок.

* * *


С боевым кличем Ранма устремилась в атаку. В молниеносном рывке, она выдала быструю серию ударов и пинков. Ей не хотелось бить отца Атики очень уж сильно, и она начала с основ.

Кацухито встретил ярость ее атаки, не моргнув и глазом. Каждый удар и пинок Ранмы священник отбил или заблокировал. Старикан противостоял ее скорости своей и ее мастерству своим. Успешно защищая себя, он не сделал ни одного движения для того, чтобы атаковать самому. Более того, как только Ранма отступила в сторону, собираясь изменить свою тактику, Кацухито зевнул, разъярив этим Ранму еще больше.

~ Та-ак, Пора взяться за дело как следует! ~ и Ранма взлетела в воздух. Бои в воздухе были коронным номером школы Саотоме Боевых Искусств Непрерывной Адаптации. И тем большим было ее удивление, когда Кацухито последовал за ней. Они встретились в воздухе, и Ранма с большим трудом избежала всех неожиданных ударов, наносимых ей мужчиной.

Приземлилась на землю она несколько ошарашенная. ~ Да что тут происходит? Ведь у него нет даже этого дурацкого меча? ~ Словно читая ее мысли, Кацухито помахал в воздухе открытыми ладонями и подмигнул ей. Стиснув зубы, Ранма устремилась в очередную атаку, в этот раз не сдерживаясь вовсе.

Все ее движения являлись продвинутой формой боя Непрерывной Адаптации. Необычные, ничем не ограниченные движения, они с самого начала были пластичными, и адаптирующимися к любому противнику. Шквал ударов рухнул на ее оппонента, и каждый был непредсказуемым до самого конца. Вместе с ударами одновременно шли обманные движения, призванные смутить и отвлечь оппонента, заставляя его реагировать не на то, и открываться настоящим ударам. Хитрости в хитростях, скрытые другими хитростями. И несмотря на все это, Кацухито без потерь прошел насквозь.

Вытаскивая последнего туза из рукава, Ранма обозначила нанесение низкого, стелющегося удара, и как только старикан ушел вниз, блокируя атаку, она перелетела через него, приземляясь позади. Увидев как он раскрылся, она устремилась в атаку — Хэйййяяяя!!!

С четким шлепком ее кулак нанес свой удар. Ранма моргнула. Каким-то образом Кацухито принял ее удар в раскрытую ладонь. ~ Но как? ~ И пока она пыталась высвободить свой кулак, зажатый в железном захвате, отце Атики отвел свою руку назад. Вложив всю инерцию своего тела в удар, Ранма подалась на него, и потеряла устойчивость. Вытянутый палец другой руки коснулся ее лба, не дав ей упасть.

— Проигрыш, — улыбнулся Кацухито.

* * *


— И поскольку ты проиграла, ты останешься здесь до конца лета? — спросила у нее Атика.

Ранма кивнула, — Ага, но твой отец сказал, что как только я сумею одержать над ним верх, я буду свободна, и он расскажет мне тайны Древа.

— Но это все на так уж и плохо, — утешила ее Атика. Лето, проводимое с кем-то одного возраста с ней, вовсе не выглядело таким уж плохим делом.

~ Я еще покажу этому старикану! ~ бурчала про себя Ранма. Она его побьет, даже если на это уйдет вся жизнь. Кроме того, она не использовала на нем ни один из ее "особых" приемов. ~ Я выиграю честно и без всяких там уловок. Это научит его...! ~ Лицо Ранмы скривилось в злобнейшей ухмылке, и из груди ее вырвался маниакальный смех. В голове его сияло изображение чиби-Ранко, прыгающей на поверженном Кацухито.

За ее спиной голова Атики украсилась довольно большой каплей.

* * *


Прошло некоторое время.

Дни в храме Маcaки постепенно вошли в колею. Каждое утро начиналось с дуэли Ранко и Кацухито, проводимой на колышках тренировочной площадки. Атика наблюдала за их поединками, стоя неподалеку. Каждый бой заканчивался одним и тем же, Ранко в очередной раз каким-либо образом проигрывала поединок, равно позорными способами, изобретаемыми неистощимым на выдумки Кацухито. Атика могла только качать головой, Ранко просто не желала признавать поражения и сдаваться. Было похоже на то, что каждое поражение только подстегивало ее, делая ее еще упрямей.

Остальную часть своего времени девушки проводили в заботе о храме. Выметали каменные ступени, очищали могилы от старых цветов и приношений, заботились о саде и растущих в нем овощах.

По вечерам Атика тренировалась со своим отцом, а Ранко бродила по сторонам. Иногда Атика спрашивала себя, чем же именно она занимается.

После одной из тренировок она поискала по сторонам и нашла рыжеволосую сидящей под Древом, скрестив ноги.

— Понимаешь, Атика, — объяснила рыжеволосая — я знаю, что ответ где-то здесь. Я это чувствую. И я собираюсь найти его.

— Ты не против, если я составлю тебе компанию?

Ранко улыбнулась.

Дни шли за днями, постепенно переходя в недели, и девушки постепенно становились все ближе и ближе друг к другу. Подметание дорожек сложно назвать работой требующей неослабного внимания, и вскоре Ранко принялась рассказывать ей истории о своих тренировочных путешествиях. Атике нравилось слушать истории о тех местах, в которых она побывала и о достопримечательностях, увиденных ею в своих странствиях.

В свою очередь Атика рассказывала ей о храме, рассказывая все, что она знала о его истории. Со дня его основания, он всегда был последним убежищем. "Все, кто приходят сюда с чистым сердцем, приветствуются здесь" — это традиция все еще жила здесь, несомая поколениями священников, и ее отец был живым свидетельством исполнения слов, сказанным еще самим героем Йошо.

Обе девушки также принялись обучать друг друга своим фамильным стилям. Атика невольно завидовала тому, как быстро Ранко освоилась с мечом, но она оказалась также и хорошим учителем, аккуратно и вдумчиво преподавая Атике сложные и продуманные приемы Стилей Непрерывной Адаптации.

Во время одного из таких уроков Атика балансировала на одном из колышков тренировочной площадки, демонстрируя очередной элемент мечного стиля Масаки, как вдруг внезапно приметила, что Ранко ослабила свое внимание, глубоко задумавшись о чем-то. — Ранко, что-то не так? — обеспокоено спросила она.

— Я так близко, — пробормотала Ранко, — Древо... В этот раз у меня почти получилось!

— Ранко, скажи мне пожалуйста, от чего ты так отчаянно хочешь исцелиться? Ты уже сказала мне, что не больна и не умираешь, и насколько я могу судить, с тобой все в порядке. Ранко, я твоя подруга, и это меня беспокоит. Ты постоянно сражаешься с моим отцом, и ты проводишь все больше и больше времени у Священного Древа. Для тебя это становится уже одержимостью. Пожалуйста, Ранко, я просто хочу понять.

Ранма уставилась себе под ноги, — Атика...

— Я просто хочу помочь тебе.

— Я-я не могу... Это слишком тяжело. Я не хочу, чтобы ты ненавидела меня...

— Ненавидела тебя? Ранко... — она двинулась вперед, пытаясь приблизиться к ней. Промахнувшись ногой мимо колышка, она запнулась и начала заваливаться вперед. Она уже приготовилась к падению, как вдруг пара довольно сильных рук обхватила ее.

Увидав, как Атика запнулась, Ранма рванулась вперед, ловя ее на полпути. Она чувствовала мягкость и тепло ее тела, удерживая ее. Лица их были в нескольких дюймах друг от друга. Ранма чувствовала запах испарины девушки, чувствовала как выдыхаемый ею воздух касается ее лица. Она ощущала как ее лицо зарделось. — Я не могу. Не могу ск-казать тебе...

Она и сама едва не упала с колышков. Содрогнувшись всем телом, она кое-как удержалась. — Давай отложим все это на потом, Атика... — даже и не ожидая ответа, Ранко кинулась к дому.

Атика так и осталась стоять на площадке, ошеломленно смотря ей вслед. Никогда раньше она не видала Ранко настолько выбитой из колеи, ~ Кажется, я зашла чересчур далеко ~ подумала она. Она очень медленно пошла к дому, надеясь придумать способ извиниться перед своей подругой.

Когда она наконец вошла в дом, то заметила Ранко, выходящей из душевой. Широкое полотенце было обернуто вокруг нее, с ее волос все еще стекали капли воды. — Ранко, я... я хотела сказать, что мне очень жаль, за сегодняшнее. Я обещаю, что никогда больше не буду тебя спрашивать об этом.

— Атика, когда я найду способ излечиться, обещаю, что ты все поймешь.

Атика кивнула, — Мы все еще подруги?

Улыбнувшись, Ранко рассеяла все ее страхи. — Ванная вся твоя, и ты вполне можешь воспользоваться душем, — и Ранко демонстративно принюхалась, поддразнивая ее.

Атика фыркнула, изображая оскорбленное достоинство. Пройдя в ванную, она решила принять душ.

Ранко была уже на полпути к комнате, когда услышала вопль Атики.

— ААААА! ВОДА ЛЕДЯНАЯ!!!!

— О-ой...

* * *


И еще немного времени прошло.

Ранма смотрела на большое здание, расположенное среди холмов. — Атика, это что за место? — вполголоса поинтересовалась она, начиная вытаскивать вещи из машины.

— Папа и я каждый год приезжаем сюда, — пояснила ей Атика, — Это очень популярное место для отдыха. В это время года оно обычно закрывается на неделю для профилактического обслуживания. Папа знаком с владелицей, и когда мы бываем здесь, никто нам не мешает. Ведь так, пап?

Кацухито, помогавший в это время Ранме с багажом, молча кивнул.

Сразу за этим из павильона вышла пожилая леди, приветствуя их.

— О, боже, Атика-чан... Как давно мы с тобой не виделись, ты так выросла... — это и была Сачико, старая знакомая Кацухито. (6)

Атика глубоко поклонилась, — Очень рада новой встрече с вами, обаaсан.

— А это наверное твоя новая подруга, которую твой отец обещал привести в этот раз.

— Ну да, это Ранко.

— Привет, — улыбнулась Ранма.

— Какая замечательная девочка. Атика-чан, ты все здесь уже знаешь, так что чувствуй себя как дома.

— Спасибо вам, обаaсан. Эй, Ранко, пошли, пошли. Тебе здесь точно понравится! — радостно завила Атика, подпрыгивая на месте от нетерпения, и схватив Ранму за руку, потащила за собой.

Протащив ее по нескольким коридорам, Атика распахнула одну из деверей и ворвалась внутрь, Ранма все еще волочилась за ней.

— Где это мы? — изумилась Ранма, оглядываясь по сторонам.

— В раздевалке, глупая, в раздевалке.

— ЧТО?!

— На, — заявила Атика, вручая ей полотенце, — можешь раздеться в одной из этих кабинок.

— Н-но... — прежде чем она сумела сказать что-либо еще, Атика уже вошла в свою кабинку. ~ Но что это за место? ~ пыталась понять Ранма, быстро раздеваясь, и оборачивая вокруг себя полотенце.

Когда она вышла из кабинки, Атика уже ждала ее, тоже обмотанная полотенцем.

— Пошли, — скомандовала она, вновь хватая ее за руку.

— Куда?

— Увидишь.

Прогулявшись по крытой галерее, она наконец вышли на свет. Широкий проход неожиданно раздался в стороны, открывая неожиданную картину. И как только Ранма увидела ее, глаза ее едва не вывалились из орбит. Прямо перед ней лежал большой пруд, наполненный исходящей паром водой, окруженный бамбуковыми стенами, и берега которого с большим искусством были выложены крупными, хорошо подогнанными камнями и кусками скал.

— Ну и как тебе, Ранко? Один из самый популярных в Японии горячих источников, и он весь наш, — заявила довольная Атика.

— Г-горяччих источников? — голос Ранмы неожиданно осел.

— Ранко, пошли! Вода просто замечательная!

— Э-э... Атика, я... я не... ну-у...

— Что не так? — покосившись, Атика заметила несколько загнанное выражение на лице Ранко.

— Плавать! Вот-вот! Я не умею плавать! Так почему бы тебе не залезть в воду одной, а я просто на бережку посижу... Ладно?

Атика рассмеялась. — Ранко, вода с большим трудом достанет тебе до пояса. Да и то, только в паре мест, — и она потянула упирающуюся девушку в воду.

— Нет, нет, постой! Атика, я действительно не могу! — завопила Ранма, скользя к воде. Ухватившись за ближайший камень, она вцепилась в него так, будто от этого зависела вся ее дальнейшая жизнь.

— Ранко, это просто горячая вода. Она ничего тебе не сделает. Ну что ты ведешь себя как ребенок... — заявила Атика, отдирая Ранму от скалы.

— Не хочууу!!! — проорала Ранма, решив слиться со совей любимой скалой в единое целое.

Увы, перетягивание Ранко проходило прямо на берегу, и в его ходе полотенце, обматывающее Ранму, постепенно начало соскальзывать. Как только он окончательно съехало, Ранма инстинктивно попыталась поправить его, отпустив скалу еще прежде, чем осознала свою ошибку. Обе девушки моментально обнаружили себя теряющими равновесие, и летящими в воду.

~ НЕЕТ! ~ возопила внутри себя Ранма, смотря как горячая вода в большом количестве приближается к ней. ~ ТОЛЬКО НЕ ТАК!!! ~ и она ощутила как теплая вода мягко приняла ее, окутала целиком и запустила механизм изменения.

Атика всплыла первой. — Ха! Ранко... надеюсь, что... это... — остальные слова умерли так и не произнесенными, как только она обнаружила себя смотрящей на привлекательного черноволосого парня, всплывающего прямо перед ней.

— Э-э... ты еще кто? — потребовала ответа Атика, отпрянув назад, и вцепившись обеими руками в свое полотенце, все еще прикрывающее ее.

— Атика, стой! Это я! — Ранма поднялся на ноги, но тут же нырнул назад, неожиданно осознав, что его полотенце уже не обернуто вокруг него. — Это я, Атика... я... — тихо сказал он, и отвернулся от нее, чувствуя себя не самым лучшим образом.

— Ранко? — пробормотала потрясенная Атика, не веря своим глазам, — Н-но как...

— Проклятье. Любое прикосновение горячей воды превращает меня в парня. Любое прикосновение холодной и я становлюсь девушкой. Именно поэтом мне и пришлось отправиться в храм, найти способ исцеления...

— Ранко, так кто ты на самом деле? Парень или девушка? — щеки Атики порозовели.

— Я — парень! — автоматически среагировал Ранма. — Моя мама звала меня Ранко, когда я был девушкой, — сознался он — Атика, поверь мне, я никогда не хотел тебя обманывать. Я не собирался оставаться в храме, но я проиграл твоему отцу и пытался узнать тайну Священного дерева... Мне так не хотелось таиться от тебя, но я не хотел, чтобы ты меня возненавидела, или считала уродом..., или извращенцем. И... извини, Атика. Я не хотел...

Атика все еще глядела на парня перед ней. ~ Ранко, неужели это все же ты? ~ вопрос это так и не был задан. Воспоминания одно за другим всплывали в ее памяти. Первый раз, когда они встретились в храме, то, как они вместе возились в саду, их дружеское общение. И все это время Ранко на самом деле была парнем.

Увидав его глаза, она получила этому дополнительное подтверждение. Со дня их первой встречи рыжеволосая всегда была для нее настоящим другом. Атика всегда могла читать ее лицо как раскрытую книгу, и временами, глядя ей в глаза, она видела в них глубоко скрытую печаль. И эта же самая печаль прямо сейчас была в глазах парня, находящегося перед ней. Что ты ни меняло это его проклятье, оно не могло изменить ту Ранко, что была внутри этого тела.

— Ранко... — мягко начала Атика, — а как твоя мама звала тебя когда ты был парнем?

— Ранма... — отозвался он.

Атика вновь ощутила как кровь прилила к ее щекам, когда она глянула на Ран... Ранму еще раз. Тело его было отлично сложенным и довольно мускулистым. Годы безжалостных тренировок отточили его, превратив элегантное, но мощное сочетание силы и грации, то, что и называется мужественностью.

Очаровательнейшее и миленькое лицо Ранко ушло, сменившись более четко очерченными линиями лица Ранмы. Но такое лицо лишь придало ему еще больше мужественности, превращая его во возмужавшего, зрелого, красивого парня. Но даже и в этой его форме, наиболее привлекательной чертой все равно оставались глаза — потрясающе синие, и невероятно красивые.

~ И что же мне теперь делать? ~ думала Атика, все еще не отводя от него глаз.

Ранма отчаянно пытался смотреть на все, что угодно, кроме девушки, находившейся прямо перед ним. Когда он в первый раз увидел ее в храме, он решил что Атика чрезвычайно красивая. Впрочем, в это лично для него ничего нового не было. Его невесты вовсе не были такими уж не красивыми. Но чем больше времени он проводил с Атикой, тем больше он узнавал настоящую Атику, то, что она есть сама, а не ее внешний вид. И теперь он знал, что ее красота вовсе не во внешнем ее виде. Она лежит гораздо глубже.

Он пытался бороться с обуревавшими его чувствами к ней, постепенно растущими ~ Ты только что избавился от всего этого хаоса с невестами, и тебе уж точно не нужно еще раз встревать в это. И у тебя есть гораздо более важные дела, к примеру ты должен излечиться от проклятья! ~ увы, но с каждым днем его чувства становились все глубже и глубже.

~ И что же мне теперь делать? ~ думал он, смотря в ее сторону.

— Ранма, — начала Атика

— Атика, — начал Ранма

Они обнаружили себя глядящим в глаза друг другу.

— ... — Атика сглотнула. Каким-то образом ей стало жарко. Да, похоже, что вся эта горячая вода сказалась на ней каким-то образом.

— ... — Ранма почувствовал как его нос готовился к истеканию кровью.

Настороженное молчание было прервано появлением старенькой леди. — Атика-чан, — начала она, — я принесла тебе и Ранко-чан еще немного полотенец.

— О-обаacан!! — заикаясь, пробормотала Атика.

— Атика-чан? Что-то не так? — изумилась Сачико, —А где Ранко-чан? — ее глаза наконец натолкнулись на Ранму, застывшего на месте.

Пауза.

Старенькая леди уронила свои полотенца, и завопила — Извращенец!!!

Ранма неожиданно обнаружил себя бегущим, спасая свою жизнь, бегущим изо всех сил. Старенькая леди гналась за ним по коридорам, размахивая тяжелой метлой. Он так и бежал, до тех пор, пока отец Атики не положил этому конец. Схватив Ранму за косичку, когда он пробегал мимо него, он заставил его остановиться.

— М-мммасаки-сан!! — завопил Ранма, заметив, кто именно его поймал.

Кацухито смотрел на него, ухмыляясь. Его очки неожиданно отразили падающий на них отсвет, придав его лицу чрезвычайно устрашающий вид. — Хмммм... А мужская раздевалка там, Ранко-чан. — заметил он, ткнув в сторону одной из дверей. Потрепав его по голове, он оставил его.

Ранма стоял столбом. ~ Он что, знал? ~ Увы, к тому времени, как он оправился от своего шока, Сачико-сан уже догнала его. Последним из того, что ему довелось увидать, была рукоять метлы, летящая ему в голову, и Атика, спрашивающая, все ли с ним в порядке.

* * *


— Хммм... я так и знал, что найду тебя здесь.

— Масаки-сан, — отозвался Ранма, все еще держащийся за свою голову.

— Это очень красивое место, — заметил Кацухито. Они вдвоем стояли у обрыва, смотря на расстилающиеся под ними леса.

— Вы знали, не так ли? — сказал Ранма — Вы знали о моем проклятье с самого начала.

Пожилой мужчина кивнул.

— Но вы не ничего сказали. Почему?

— Это не являлось чем-то значащим, — просто ответил он.

— Но я обманывал вас и Атику.

— У всех есть что-то, что они желали бы скрыть. У всех есть свои собственные тайны, которыми они не хотят делиться.

Кацухито положил свою руку ему на плечо. — Атика рассказала мне о твоей семье. Это тяжело, жить одному. Я знаю. В свое время я тоже оставил свою семью и не вернулся. Но я нашел покой.

Ранма посмотрел на него, но не сказал ничего.

— Ранма, твое проклятье меняет многое, но не меняет то, что у тебя внутри. Ты хороший человек, и это единственное, что имеет значение. Не так ли? Ты можешь оставаться в храме столько, сколько захочешь. Ты работал на совесть, и это будет честно. А что касается твоего излечения, это можешь найти для себя только ты сам.

Ранма понимающе кивнул. Посмотрев на пожилого мужчину внимательнее, он убрал прочь свою гордость и медленно начал, — Масаки-сан, если вы не собираетесь рассказывать мне тайну Священного дерева, то не могли бы вы вместо этого просто тренировать меня?

Кацухито лишь улыбнулся, — А как ты думаешь, чем я занимался весь последний месяц?

Ранма всегда относился к Кацухито как к шутнику и юмористу, ни к чему не относящемуся серьезно. Но теперь, помимо этого, он видел и мудрость, скрывающуюся в его глазах и заботу, скрытую в его голосе. — Спасибо вам, сэнсэй. — сказал он признательно.

* * *


Штаб-квартира Галактической Полиции. Будущее.

Командный центр пребывал в панике. Техники, сидевшие за своими консолями, отчаянно лупили пальцами по клавишам.

— Сэр, центральный блок пробит! — отрапортовал дежурный техник Гранд Маршалу.

— Перенаправить всю энергию на удерживающее поле! Незамедлительно запечатать подпространственный блок задержания! — рявкнул Маршал

— Есть, сэр! Выполняем, сэр! — Как только он принялся с дикой скоростью набивать что-то, весь комплекс содрогнулся.

— Доклад!

— Сэр, сенсоры сообщают о разрыве, формирующемся в пространственно-временном континууме! Местонахождение — центральный блок! Неконтролируемый рост, сэр!

Очередной ряд содроганий, еще более сильных. — Сообщения о взрывах по всем палубам. Причина — пространственный разлом. Аварийные и дублирующие системы не сработали!

Маршал выслушал рапорты, предвещающие конец всего. — Всему персоналу! Начать эвакуацию! Отправить чрезвычайный запрос всем кораблям и королевской семье Джурая!

Техники принялись работать еще быстрее, но тут один из них завопил вновь — Удерживающее поле рухнуло!!! Он освободился!!! Каин... — в ослепительной вспышке света штаб-квартира Галактической Полиции испарилась. В хаосе высвободившейся энергии, оставшейся после этого, медленно формировалось призрачное лицо. Каин вернулся.

Авторские примечания:

В этой главе я сосредоточился на постепенно крепнущих взаимоотношениях между Атикой и Ранмой. Из них получится довольно незаурядная пара.
А что касается основ истории, то они базируются на фильме "Tenchi Muyo In Love". Время действия происходит где-то в районе 70-ых годов.

Благодаря хорошим отзывам, которыми сопровождалась публикация первой части, я продолжаю мой маленький проект. Надеюсь, что отзывы и дальше будут хорошими. Благодарю всех за оказанную мне поддержку и за полезный комментарии и критику, посылаемые мне е-майлами.

Как обычно, я с удовольствием приму все хорошие идеи и предложения. Шлите письма. Я ищу людей, что будут согласны вычитывать мои работы. И да, вскоре я собираюсь завести свою веб-страницу. Поскольку я уж точно не художник, то не согласиться ли кто-нибудь заняться фан-артом и переслать мне картинку Ранмы и Атики вместе?

Шлите письма по адресу (cruzd@alum.rpi.edu). Указывайте тему Ranma|Tenchi


Примечания:

(4): Шитаки — культивируемый в Японии и Китае съедобный гриб
Вернуться к чтению »»

(5): Вок — котелок с выпуклым днищем для блюд китайской кухни.
Вернуться к чтению »»

(6): В OVA варианте Тэнчи и компания отправляются на курорт. Там была пожилая леди. Ее имя так и не было сказано. Согласно Тэнчи-энциклопедии, она является внучатой тетей Тэнчи.
Вернуться к чтению »»


   
 
  
ДЕВУШКА, КОТОРАЯ ЕЙ НЕ БЫЛА, И ПРИНЦЕССА, БЫВШАЯ ЕЮ
ГЛАВА 3


Изображение


Будущее:

Комната пребывала в полумраке. Единственный свет, освещавший ее, исходил от старенького 8-миллиметрового проектора, посылавшего лучи на экран.

— Тэнчи-сама, а что мы смотрим? — спросила Аека, поглощая очередной крекер из сушеных водорослей, которыми была полна большая миска, стоявшая перед ними.

— Старую пленку, — принялся объяснять Тэнчи. — Сасами-чан нашла ее вместе с кучей старых фотографий, когда убиралась в подвале. Я и не знал, что они там были.

Тэнчи вновь повернул голову к экрану. Самодельный фильм показывал темноволосую молодую девушку, идущую по лесу.

— Тэнчи-нии-чан, а кто эта девушка? — смущенно поинтересовалась Сасами. Как обычно, Ри-оки сидела у нее на голове, с интересом смотря на экран.

— Это моя мама, Сасами-чан.

— Ух-ты, а она красивая! — заметила Сасами-чан, утаскивая очередной крекер прямо из под носа Аеки.

— Конечно, так и должно быть. Мама Тэнчи происходит из королевской семьи Джурай. В ней течет королевская кровь, — прокомментировала Аека.

— Интересно, а в тебе такой крови нету, да? — ухмыляясь, поинтересовалась Рёко. Догрызя очередной крекер, она потянулась за другим.

Схватив миску обеими руками. Аека злобно уставилась на космическую пиратку.

— Эй, ты что делаешь! Оставь и другим тоже! — зарычала Рёко. В качестве ответа Аека высунула язык, и затем принялась за следующий крекер.

Отодвинувшись в сторону, Рёко обвила руку вокруг локтя Тэнчи, прижимаясь к нему, — Тэ-энчи, — ласкаясь, начала она, — Аека опять жадничает, она хочет съесть все эти крекеры самолично. Она тогда станет толстой-толстой, и ты же ее бросишь, да?

— Ну-у... — несколько нервно начал Тэнчи, пожираемый пристальными взглядами принцессы и пиратки.

На помощь ему пришла Сасами. — Эй, Тэнчи, а это кто? — заявила она, тыча пальцем в экран.

Моментально забыв об их споре, они уставились на экран. Рядом с Атикой стояла еще одна девушка. Она была несколько пониже ее, и волосы ее были заплетены в косичку. Атика оживленно с ней разговаривала. Несомненно, они с рыжеволосой были подругами. Атика явно наслаждалась солнечным днем, в то время как на лице рыжеволосой читалось явное раздражение.

— Выглядит она знакомо, — нахмурив брови, сказала Рёко, — Хотя я понятия не имею, с чего бы это.

— Не знаю, — заметил Тэнчи, — Не помню, чтобы я вообще ее видел. Наверное она была подругой моей матери.

И когда они продолжали смотреть старую запись, случилось что-то донельзя странное. Прямо на экране Атика и рыжеволосая с косичкой, с которой она говорила, начали выцветать, постепенно пропадая. Все выглядело так, будто что-то стирало их с пленки.

— Хммм, что-то не то с этим фильмом, — заметил Тэнчи, собираясь проверить проектор. И затем боль охватила его.

— АААААААААА!!!

— Тэнчи! — завопила Рёко.

— Онее-сан! Что с Тэнчи? — Сасами схватилась за свою сестру.

— Тэнчи-сама пропадает! — закричала Аека.

Уставившись на свою руку, Тэнчи судорожно вздохнул. Его рука просвечивала, постепенно рассасываясь. — Д-да что со мной происхо...

* * *


Настоящее: год 1970.

— Ну все, старикан, держись! — поддразнил его Ранма, выдавая очередную серию ударов.

Кацухито откинулся назад, уходя от этой бешеной атаки. Два месяца непрерывных тренировок существенно улучшили мастерство Ранмы, а его выносливость сделала его еще более опасным. Но несмотря на все свое упрямство, он все еще не мог справиться с пожилым священником Синто.

Ранма устремился вперед, но быстрее, чем даже он мог среагировать, Кацухито скользнул вбок, и легким тычком в затылок, придал ему дополнительное ускорение. Наложившийся на его рывок, тычок послал его на землю, и Ранма пропахал лицом землю, набив полный рот пыли.

— Не так уж и плохо, — заметил Кацухито, подходя к нему, — Но и не так уж и хорошо. — Протянув руку, он поднял его на ноги.

— Завтра я тебя точно сделаю, — пообещал Ранма, принимая помощь. Про себя он рассмеялся. Над собой. Он обещал это со дня из первого поединка. ~ Но однажды... ~ подумал он про себя.

— Ужин скоро, — напомнил ему Кацухито. — Атика-чан говорила, что сделает сегодня что-то особенное.

— Я приду, сенсей. Просто мне бы хотелось еще потренироваться, — отозвался Ранма.

Кацухито кивнул — Только не перестарайся. — И он ушел вниз по тропинке, насвистывая. Начал Ранма с одной из тех ката, которым Кацухито научил его. Пожилой священник так много для него сделал. Несмотря на то, что в начале, когда он только появился, он был абсолютно чужим для них человеком, Кацухито предложил ему остаться. Храм Масаки стал для Ранмы новым домом, а Кацухито и Атика новой семьей. Его проклятье в глазах священника не значило ничего. Фактически Кацухито знал о нем с самого начала. Он просто не говорил ему этого, догадываясь, насколько сильно оно его беспокоит.

Закончив упражнения, Ранма отправился ужинать.

* * *


— Уф, Атика, это было просто здорово! Я так наелся, что в меня больше ни кусочка не влезет, — заметил Ранма, приканчивая остатки риса из своей чашки. Четвертой.

— Ну что же, очень жаль, значит весь десерт достанется нам — улыбнулась Атика, выходя на кухню. Вернулась она с небольшим шоколадным пирогом, — Я сама его испекла, — гордо заявила она.

— Ух-ты! — отозвался Ранма, неожиданно почувствовав, как аппетит его возвращается. — А что за повод?

Покосившись на своего отца, Атика улыбнулась.

— Cенсей? — спросил он, покосившись на мужчину.

— Ранма, это тебе, — заявил Кацухито, вручая ему довольно большой сверток из упаковочной бумаги, перевязанный бечевкой.

— Это еще что? — Ранма разорвал бечевку, торопливо разворачивая подарок. Внутри оказалась черная куртка и такие же черные штаны. — Форма?

Атика радостно кивнула, — Ага, папа договорился, что ты будешь ходить в ту же школу, что я на следующей неделе, когда начнется учеба. Сначала она не хотели тебя зачислять, поскольку у тебя не было родителей...

Заслышав ее слова, Ранма скривился, внезапно припоминая все те горькие для него события, когда его собственная мать изгнала его из семьи, освобождая тем самым его от множества помолвок, заключенных его идиотом-отцом.

— Ой, Ранма, извини, я не хотела... — виновато забормотала Атика.

— Да нет, нет, ничего. — Успокоил он ее, — И каким же образом, старикан, ты засунул такого ронина как я в школу?

Атика вручила ему корочку. — Папа объявил себя твоим опекуном. Вот, держи, Ранма, это твой школьный билет.

Глаза его округлились, когда он уставился на сложенную полоску бумаги. — Cенсей? — Кацухито уже сделал для него так много, но это... Как его опекун, пожилой мужчина взял на себя всю ответственность за его поступки. Ранма чувствовал ком, застрявший в его горле. — Спасибо вам... спасибо вам большое, Масаки-сенсей.

— Ранма, а ты сам не против? — спросил у него Кацухито.

— Да, нет, сенсей, я не против. Это будет так здорово, снова ходить в школу... — сказал он, смотря на свой новый билет.

Улыбаясь, Атика принялась разрезать пирог.

* * *


Наступила осень. С окончанием летних месяцев пришел и очередной учебный год. Масса молодых людей шлялась по коридорам, гонялась друг за другом во школьном дворе и обменивалась рассказами о том, что происходило с ними на каникулах.

Это была время встречи со старыми знакомыми. Правда в случае Ранмы они были скорее новыми. Выходя из школьного автобуса, он настороженно оглядел кампус. ~ Блиин, прям как в мой первый день в Фуринкан. ~ подумал он.

— Ранма? — осведомилась Атика.

— Да нет, ничего такого, Атика. Просто припомнил свою старую школу, — отвечал Ранма девушкe, стоящей рядом с ним. Оттянув ворот своей курки, он недовольно покрутил головой. — Эта штука меня душит. — пробурчал Ранма.

Атика рассмеялась, — Это вовсе не настолько уж плохая форма, Ранма. Кроме того, разве раньше ты ее не носил?

— Фиг. В жизни я никакой формы не носил, — хмуро отвечал Ранма.

— Ну а с моей точки зрения она тебе идет. Ты в ней такой мужественный. — слегка покраснев, заметила Атика. Внезапно она заметила, что на его лице появилось довольно странное выражение. — Ранма?

— Атика, мы опоздаем на урок, — заметил он, и пошел в сторону здания.

— Успеем. Я просто хочу поприветствовать пару своих знакомых.

Кивнув, Ранма отправился на поиски своего класса.

* * *


Найдя его, наконец Ранма вошел в свой новый класс. Учителя еще не было. Школьник сидели за своими партами, оживленно общаясь друг с другом.

Ранма сел в конце класса. Игнорируя бросаемые на него взгляды кучи несколько смущенных девушек, он откинулся на спинку стула, и попытался расслабиться.

— Привет, — заметил школьник, сидевший рядом с ним, — Ты, наверное, новенький.

— Да. Меня перевели. Я Ранма, — отозвался он, поворачиваясь к парню.

— Рад нашему знакомству, Ранма-сан.

— Не надо всей этой фигни. Просто Ранма.

— Хорошо, Ранма. Я Нобуюки. — и они обменялись рукопожатием.

Уголком глаза Ранма заметил как Атика вошла в класс, вместе с двумя другим девушками. Все трое оживленно о чем-то беседовали.

— Атика-чан, как прошли твои каникулы? — поинтересовалась девушка, сидящая рядом с ней.

— Довольно ммм... интересно. Танака-чан, — отозвалась Атика.

— Встречалась в храме своего отца с какими-нибудь симпатичными парнями? — поддразнивая ее, поинтересовалась Танака. Вообще-то, она отлично знала, в какой глуши стоял этот храм.

Атика резко вздрогнула.

Как только она уже собиралась ответить, вмешалась вторая девушка, — Атика, хватит таиться, — заявила Акеми, — Я видела как вы вышла из автобуса с этим парнем. Похоже, что вы друг другу не безразличны. Давай раскалывайся!

— С каким еще парнем? — тут же заинтересовалась Танака.

— Во-он с тем, с косичкой, что сидит у окна. Ой, он тако-ой симпатичный! — протянула она. Подпирая руками голову, она вздохнула.

— Этот? Вот этот обаяшка, что сидит рядом с Нобуюки? — удивленно протянула Танака. — Та-ак, Атика-чан. Расскажи-ка нам о парне, с которым ты встречаешься — заявила она, наклоняясь поближе.

— Р-ранма и я вовсе... вовсе не встречаемся, — отчаянно защищалась Атика.

— Его зовут Ранма... — мечтательно протянула Акеми.

— Да нет между нами ничего. Он просто остановился у нас в храме на лето, — пыталась разъяснить Атика.

— Ты провела все лето, целое лето в маленьком уединенном храме наедине с таким симпатичным парнем! О, как это романтично! Мы хотим услышать от тебя все-все, и даже и не вздумай ничего утаивать! — скомандовали девушки, практически исходя слюнями.

— Все было вовсе не так! — все еще пыталась их переубедить Атика.

— Ранма... — вновь вздохнула Акеми.

— Мне так жаль бедного Нобуюки-куна, отброшенного прочь как вчерашняя газета, — печально вздохнула Танака, — Я знаю, ты была влюблена в него весь прошлый год, пока учеба не кончилась... — и Танака уставилась на бедненького парнишку, сидевшего рядом с Ранмой и оживленно с ним общающегося.

Атика порозовела.

— Атика-чан, раз уж ты заполучила себе Ранму, то можно я заберу себе Нобуюки-куна?

— Неет! Говорю тебе, Ранма вовсе не мой парень, — раздраженно заявила Атика.

Танака фыркнула, — Какая же ты жадная, загребла себе сразу двух симпатичных парней и делиться не хочешь.

— Ранма... — протянула Акеми.

Атика в раздражении зарычала. К счастью от дальнейшего смущения ее спасло появление преподавателя, ворвавшегося в класс. Преподавателем оказалась высокая блондинка, с теплой медово-коричневой кожей, в мягком розовом свитере и бежевой юбке.

Двинувшись к своему столу, она тут же запнулась, и многочисленные бумаги, несомые ею, тут же вспорхнули в воздух. Беспомощно оглядевшись по сторонам, она вздохнула и принялась представляться. — Э-э... здрасте. Я Михоши Курамицу. — Бумаги все еще порхали вокруг нее.

Класс был чересчур ошеломлен, даже для того чтобы встать, и поприветствовать свою новую учительницу.

— Только не говори мне, что она и есть наша постоянная учительница, — пробормотал Ранма.

Нобуюки покачал головой, следя за тем, как Михоши еще раз упала, пытаясь поднять летающие вокруг нее бумажки.

Примерно минут через десять Михоши наконец собралась, и села за стол. Класс во все глаза смотрел на нее в смеси шока и недоверия. Как только Михоши наконец смогла приступить к уроку, в класс вошел директор, и коротко представился.

— Михоши-сенсей, извините, что вас прерываю, но вам придется учить еще двух школьников, переведенных в ваш класс.

— Ой, это же просто здорово! — Михоши лучилась энтузиазмом.

Директор, Тамо-сан, обратился к школьникам, — Я знаю, что вы все поприветствуете новых учениц и сделаете все, чтобы они чувствовали себя здесь как дома.

Атика, как и все остальные, развернулась к двери, в которую входили новенькие. Куча охов и ахов приветствовала первую из новых учениц. Она двигалась невероятно грациозно, и благородство ее манер тут же приковало внимание всех школьников.

По сравнению с ней, Атика почувствовала себя неуклюжей как слон. Несколько нервно покосившись на Ранму, она проверила его реакцию. Увидев безразличие, написанное на его лице, она несколько успокоилась. Развернув голову, она тут же осадила себя ~ Эй, чего это ты так занервничала? Ни с того ни с чего? ~

— Здравствуйте, — сказала девушка, — Меня зовут Аека Джурай. — Она буквально светилась благородством и несказанным чувством собственного достоинства. Грациозно поклонившись, она заняла свою парту. Через стол от Атики.
Класс все еще не мог отойти от Аеки, когда в класс ворвалась вторая девушка. Окружающие в шоке смотрели на
ее стоящие дыбом волосы, и внешний вид законченного панка. — Йо! — заявила она, вытягивая пальцы буквой "V", приветствуя школьников.

— Кхм. — директор демонстративно прочистил глотку.

— Рёко Хакуби, дээс! — буднично отозвалась она. Затем она рухнула на стул рядом с Аекой, явно возмущенной ее поведением.

На своем сиденье Ранма напрягся, ~ Рёко? Неа. Быть не может. Простое совпадение... (7)~

Как только Михоши вновь начала урок, Атика заметила краем глаза воцарившееся между девушками напряжение.

— Рёко, ну скажи мне, ну почему ты хотя бы сейчас не можешь вести себя нормально! — злобно прошептала Аека.

— Наверное с того, что я не хочу быть всей из себя такой жеманной и фальшивой снобкой, как одна моя знакомая, — криво ухмыльнулась Рёко.

— Рёёёёёккоооооо... — зарычала сквозь зубы Аека, наклоняясь поближе.

— Хочешь подраться? — осведомилась Рёко, собирая в руке шарик энергии. В этот момент Ранма рухнул со стула, наклонившись чересчур сильно. Быстренько приметив это, и Аека и Рёко резко прекратили ссору, и состроив невинные физиономии, развернулись к доске.

Ранма вновь взобрался на свой стул. Он так и продолжил сверлить заинтересованным взором обеих новых девушек. ~ Черт, да по сравнению с ними боевая аура Аканэ простым светлячком кажется, ~ он передернулся, представив, что эти двое вытворяли бы, окажись на месте Аканэ.

Атика сидела на своем месте, сердито смотря на то, как Ранма пялится на этих двоих.

* * *


Ожидаемый всем звонок наконец объявил о начале обеда. Школьники принялись доставать свои бенто, собираясь стайками вместе, желая поговорить.

Атика распаковала коробку, принесенную с собой ~ Ух-ты, сколько много Ранма мне положил. Я даже и не знаю, съем ли я столько... ~

За своим столом Ранма скривился. — Задница! — пробурчал он.

— Эй Ранма, что случилось? — поинтересовался Нобуюки.

— Я взял не тот бенто, — оглядевшись по сторонам, он увидал как Атика пытается съесть "его" обед. Желудок его довольно громко выразил свое недовольство, и Ранма обречено воткнул свои палочки в коробку.

С другой стороны класса Аека и Рёко следили за двумя парнями.

— Круто, да? — заявила Рёко, с набитым ртом, — Мы вернулись назад во времени и теперь встретились с мамой и папой Тэнчи.

— Ну если Тэнчи вырос таким мужественным, то тогда и его папа конечно должен быть не хуже, не так ли? — заметила Аека, изящным движением поднося ко рту палочки.

— Ну да, да, он симпатичный, хотя и не настолько симпатичный, как мой Тэнчи.

Аека сломала одну из своих палочек, — Что значит "твой" Тэнчи? — возмутилась она.

— Что слышала!

Окружающие подняли свои головы, уставившись на них. Рёко развернулась, — Чего уставились?!? — рявкнула она. Школьники уткнулись носами в свои обеды, принявшись поглощать их с удвоенной скоростью.

Презрительно фыркнув, Рёко уселась на стол, врываясь в свою еду. На голове Аеки повисла большая капля.

* * *


После последнего урока коридоры школы заполнились массой школьников, штурмующих свои шкафчики, переобуваясь, выбирая требующиеся им для домашних заданий учебники. Теперь они наконец могли отправиться домой.

Пытаясь пробиться сквозь толпу, Атика наконец сумела заметить возвышающуюся над ними черноволосую голову с косичкой.

— Ранма! — завопила она, пытаясь перекричать толпу. Она увидала, как Ранма помахал ей, и принялась продираться в его сторону.

Как только она добралась, то заметила рядом с ним еще одно знакомое лицо, — Нобуюки-кун!

— Атика-сан, как вы? — обрадовался парень в очках.

— Вы что знакомы? — сказали все трое одновременно.

Нобуюки рассмеялся — Атика и я были друзьями с начальной школы.

— А... — отозвался Ранма.

— Ранма, а откуда ты знаешь Нобуюки-куна? — поинтересовалась Атика.

— Мы познакомились только сегодня, — признался Ранма.

— А вы двое уже были знакомы? — спросил Нобуюки.

— Я с ней живу, — отозвался Ранма, мотнув головой в сторону Атики. И только потом Ранма осознал, что именно сказал. — Ну-у... я хочу сказать, мы просто живем вместе... но вовсе не так! Ну, мы знаешь... — Ранма обратился к Атике за помощью.

— Ранма живет у нас в храме с моим отцом и мной. Он тренируется под руководством моего отца и помогает нам с храмом, — спокойно объяснила Атика, хотя лицо и уши ее порозовели.

— А... — понимающе отозвался Нобуюки.

* * *


— Так ты и Нобуюки хорошо знакомы друг с другом, — протянул Ранма. Он и Атика были последними пассажирами автобуса. Путь от храма до школы занимал довольно много времени, из-за его удаленности.

Атика дернулась, заслышав его реплику, — Мы с ним просто хорошие друзья, — ответила она.

— Просто друзья? — продолжил Ранма.

— Да мы с ним просто друзья. А что? — она почувствовала, как ее сердце забилось быстрее. ~ Он что, ревнует? ~ она в изумлении уставилась на его лицо.

Автобус остановился. Взглянув в окно, они увидали знакомые ступени, ведущие к храму. — Наша остановка, — заметил Ранма.

Подскочив, Атика вылетела из автобуса. Ранма медленно последовал за ней. Проходя к двери он заметил свое отражение в зеркале заднего вида. ~ Просто друзья... ~ подумал он про себя.

Как только он сошел на землю, Атика схватила его за руку, — Ранма, кажется дождь собирается, — обеспокоено начала она, — Но если мы поторопимся, то может быть успеем попасть домой еще до дождя.

Ранма кивнул, и взявшись за руки, они помчались вверх по лестнице. Дом был уже виден, когда с неба рухнули первые капли дождя, прямо на голову. — Я так и знал, что все эти попытки избегать воды ни к чему не приведут, — пробурчал он, становясь ей.

— Ну вот мы и дома! — объявила Атика, — открывая дверь, — Э-эй! Папа! — Ранма выжала свою рыжую косичку, прежде чем пройти внутрь.

Как только Ранма и Атика вошли в зал, они заметили сидящего за сервированным чайным столом Кацухито, бок о бок с двумя девушками.
— Вы? Вы двое? — изумилась Атика узнавая Аеку и Рёко.

— Атика-чан, у нас новые гостьи, которые останутся у нас на некоторое время. Мне позвонили из школы, и попросили меня приглядеть за Аекой и Рёко. Видимо, они живут так далеко от школы, что им сложно до неё добираться, — объяснил священник. Аека и Рёко улыбнулись и помахали руками. — Уверен, ты не будешь возражать против теплой компании.

Атика улыбнулась, — Уверена, пап. Кроме того, Аека и Рёко учатся в том же классе, что и я.

Девушки посмотрели на Ранму, направляющуюся к кухне. Приметив это, Кацухито кашлянул, довольно демонстративно — Вы уже знакомы с моей дочерью Атикой, но наверняка еще не знаете Ранко-чан.

Ранма застыла на полушаге, — Э-э... привет!

— Рада познакомиться с вами, Ранко-сан, — вежливо отозвалась Аека.

— Йо! — вторила ей Рёко.

— Ранко-чан моя ученица. Она тоже здесь остановилась, — объяснил Кацухито.

— Ты что, ходишь в ту же школу, что и мы? — поинтересовалась Аека, обратив внимание на форму, в которую была облачена Ранко. Мужскую.

— Ну-у... типа того... — нерешительно отозвалась Ранма.

— Ух-ты, что-то не видала я там тебя! — сдвинув брови, прокомментировала Рёко.

На голове Ранмы повисло несколько капель, — Ну-у... пойду-ка я лучше ужин готовить, — заявила она, силой заставив себя улыбнуться. — Атика, ты мне не поможешь?

— Кон... ой! — Атика внезапно обнаружила как ее силой утащили на кухню.

— Не хотите ли еще немного чая? — поинтересовался Кацухито.

И Аека и Рёко моргнули.

В это время на кухне Ранма металась взад и вперед, пока Атика вытаскивала их шкафов посуду. — И что мне теперь делать? Они уже видели меня таким! Не могу же я теперь измениться!

— Мы можем рассказать им о твоем проклятье, — заметила Атика, пытаясь успокоить рыжеволосую.

Ранма одарила ее "Взглядом"

— О... ну ладно, тогда ты побудешь пока Ранко.

— Чую, ой чую, ничем хорошим все это не обернется.... — поежилась Ранма. Решив несколько отвлечься, она принялась крошить овощи в своей обычной манере. — Аека, она еще ничего... но эта Рёко... Я хочу сказать, ее имя...

— Странное, правда? Но оно ей подходит, — пожала плечами Атика.

— Но почему у меня сейчас такое чувство, что все неожиданно усложнилось, и намного?

— Наверное все это оттого, что мечтой каждого парня является дом, полный очаровательнейших девушек? — ухмыльнулась Атика.

— Только не тогда, когда я являюсь одной из них! — отрубила Ранма

Заметив выражение ее лица, Атика, так и покатилась со смеху.

— Извини, Ранко, э-э... Ранма.

Скривившись, рыжеволосая покачала головой, — Ну ладно, три симпатяги из четырех это не такой уж и плохой счет.

— Эй! — возмущенно начала Атика.

— Попалась! — улыбнулась Ранма.

Дальнейшая готовка протекала без особых помех.

* * *


Вечер.

— Ну как все прошло? — поинтересовался Тэнчи, как только подошли Аека и Рёко. Он, Сасами, Михоши и Кийоне ждали их в заброшенной части храма Масаки.

— Тээнчи! — протянула Рёко обвиваясь вокруг его руки.

— Рёко! — возмущенно заявила Аека, — Да как ты можешь? Ты что, не видишь, что Тэнчи-сама это не нравится?

— Да ты просто ревнуешь, оттого, что Тэнчи показывает кто из нас ему больше нравится!

— Рёко... — злобно начала Аека.

— Э-ээээ... Аека... Рёко... — нерешительно начал Тэнчи. Голова его покрылась мелкими капельками.
Следом за этим Сасами подпрыгнула и полезла в свой рюкзак. Она выглядела очень мило, в своем розовом свитере, светло-зеленой юбочке, и с бейсболкой на голове.

— Эй, Васю звонит! — завопила она. Защитные очки с парой темных стекол, опустились из козырька бейсболки Сасами, выдвинувшаяся из красного рюкзака линейка стала антенной, чем в общем-то она и являлась.

Пластины очков стали небольшими экранами и после непродолжительной демонстрации статики, экран показал изображение Васю. Все они окружили девочку, стараясь разглядеть изображение в ее очках получше.

— Похоже, вы успешно добрались. Это перемещение во времени с фиксацией временной оси оказалось труднее, чем я предполагала. Я не была уверена на 100%... Но всё, однако, обошлось, — заметила Васю, гениальнейший ученый Галактики.

— Что? — раздался массовый вопль собравшихся.

Рёко отпихнула Тэнчи в сторону, приближаясь к экранчикам — Что значит, не уверена? Да мы этой твоей тупой машиной могли быть засланы бог знает куда!!! — Рёко кипела от ярости.

— Мелочи, мелочи. Главное в том, что вы попали туда, куда надо, и теперь мы можем спасти родителей Тэнчи. — заявила Васю, светясь от радости.

— Васю-чан! — Тэнчи отодвинул Рёко в сторону и придвинулся к Сасами. Ты знаешь, когда исчезнет моя мама, и почему?

— Ну-у, и я и Кийоне удостоверились в исчезновении штаб-квартиры Джи-Пи. В их последней передаче упоминался КАИН. Я также отследила точное время ее исчезновения. Он окажется где-то здесь в течение следующих семи дней. Дайте мне немного времени, и я скажу вам точнее.

— Спасибо тебе, Васю-чан, — признательно отозвался он.

— Как школа? — заметила Васю, разворачиваясь к Аеке и Рёко, — Было что-нибудь интересненькое? Как там родители Тэнчи?

— Выглядит мама Тэнчи просто здорово, — объявила группе Аека.

— Я тоже ее видел, — отозвался Тэнчи, — Oна едва не столкнулась со мной на физкультуре. Пожалуй, в следующий раз мне стоит быть поосторожнее. Хотя отца я не видел. Интересно, как он там?

— Твой папа практически такой же симпатичный как и ты, Тэнчи! — завопила Рёко, опять прижимаясь к нему.

Аека довольно громко прокашлялась. — У них все просто отлично. Я своим глазами видела, как они говорили в коридоре после уроков.

— Уфф, просто здорово, — отозвался Тэнчи. — Если бы все было не так, то и меня бы наверное не было.

— Да, кстати, мы узнали, кто эта девушка на пленке.

— И кто это? — тут же заинтересовался Тэнчи.

— Ее зовут Ранко, она ученица твоего дедушки, и живет в храме вместе с твоей матерью. Они близкие друзья, — объяснила ему Аека.

— На пленке она тоже пропадает, как и мама. Значит то, что случится с моей мамой, произойдет и с Ранко тоже, — сказал Тэнчи.

— Хммм... — Думаю, что нужно следить за ними обеими до тех пор, пока я не отслежу точное время и место их исчезновения, — заявила Васю с маленького экранчика.

Собравшиеся согласно кивнули.

— Ну ладно, на этом и закончим, — заявил Тэнчи, — Завтра будет долгий день.

* * *


Четверо девушек ехали на автобусе в школу. Атика с Ранмой сидели вместе на одном сиденье. Приметив, как рыжеволосая клюнула носом в очередной раз, Атика обеспокоено осведомилась все ли с ней в порядке.

— Да, да, все нормально, — отозвалась Ранма, сидевшая в полувырубившемся состоянии, Просто выспаться не удалось, — Ранма душераздирающе зевнула, — Всю ночь в ушах что-то звенело, не давая спать. Ты ничего такого не слышала?

Атика покачала головой, — Нет, ничего. Рёко, Аека, а вы ничего такого ночью не слышали? — спросила она, развернувшись к девушкам, сидевшим за ними.

— Лично я ничего, храп Аеки все забивал, — ухмыляясь, оповестила их Рёко

— Эй, я не храплю! — возмущено заявила Аека.

— Э-э... ничего, — быстро отозвалась Атика. Прямо у нее на глазах принялась разворачиваться очередная перепалка. Она быстро развернулась, и уселась назад.

— Они хоть когда-нибудь перестают? — по сравнению с этими двумя, общение между Шампу, Аканэ и Укё выглядело чинным обменом мнениями. На мгновение Ранма ощутил жалось к тому, кому не повезет оказаться между этими двоими.

Подъехав к школе, они вышли из автобуса. Проходя через ворота, Аека наклонилась к Рёко, — Слушай, ты не в курсе, с чего это Ранко носит мужскую форму? — вполголоса поинтересовалась она.

— Ну-у, э-э... — начала Рёко, — Она томбойка.

— А... вот оно что, — кивнула Аека. ~ Наверное, на Земле это обычное явление ~ подумала джурайская принцесса про себя.

И Атика и Ранма вполне отчетливо расслышали весь этот диалог. Прикрыв рот ладонью, Атика прикладывала все свои силы, стараясь не рассмеяться, в то время как Ранма нечеловеческим усилием обуздывал свой характер.

— Ну ладно, мне пора, — объявила Ранма, покидая девушек. Помимо учебников и свертка с бенто, она несла в руке небольшой термос. ~ Пора найти где-нибудь укромное место и измениться, ~ подумала она.

— Куда вы, Ранко-сан? — обеспокоено поинтересовалась Аека.

— Ранко учится в другом классе, — пояснила Атика.

— Только для томбоек, — пояснила Рёко.

— Понятно, — отозвалась Аека.

Ранма направилась прочь. Косичка у нее на затылке стояла дыбом. От ярости.

* * *


Сегодня мы примемся читать "Демона из Расёмон", четвертый рассказ из цикла легенд "Удзи Сюи Моногатари", — начала Михоши, стоящая перед классом. — Это рассказ о любовном треугольнике воина, демона и принцессы... — она принялась по быстренькому проглядывать свою книгу.

— Извините... — поднял руку Нобуюки, — Михоши-сенсей, Разве вы не рассказывали вчера эту... ой! — в бок ему ударил чей-то локоть. Ранма яростно тряс головой.

— Да? В чем дело? — Спросила Михоши, отрываясь от своих бумажек.

— Э-э... ничего, ничего, сенсей. — наклонившись, Нобуюки яросно зашептал, — Эй, Ранма, ты чего меня остановил?

Ранма широко зевнул, — Слушай, я хочу выспаться, но и пропускать ничего мне не хочется. Слушай, разбудишь меня перед обедом, ладно? — заметил он и положил голову на скрещенные руки. Парой секунд позже он уже потихоньку храпел.

Закатив глаза, Нобуюки тяжело вздохнул, и вытащив свой альбом, принялся рисовать.

Остальные школьники их класса последовали их примеру, и поскольку Михоши была слишком занята чтением вслух толстенной книги, она ничего не заметила.

За обедом последовал небольшой перерыв. Большинство школьников воспользовались возможностью размять свои ноги и пошляться снаружи, пока не началась вторая часть учебного дня.

Ранма направлялся к своему шкафчику, собираясь избавиться от коробки, в которой ранее был уже съеденный им обед. Заворачивая за угол, он заметил Атику, проходящую через одну из дверей, что вели на выход из здания. Он позвал ее, но она его не услышала. Пожав плечами, Ранма последовал за ней.

Заворачивая за угол, он столкнулся с одной из уборщиц. — Э-ээ... Извините, Вы как, в порядке? — осведомился он у темноволосой женщины.

Кийоне кивнула, — Я в порядке. А вы? Пожалуй, мне стоило бы быть поосторожнее.

Подхватив с полу пустое ведро и швабру, Ранма вручил их Кийоне. — Держите, — сказал он, устремляясь следом за Атикой.

— Спасибо, — отозвалась ему вслед Кийоне, и отправилась дальше, бубня себе под нос, — Окончить академию второй в списке и драить полы в какой-то там школе...

* * *


Нобуюки уселся вдали от всех, на насыпи неподалеку от границы кампуса. Ему чрезвычайно нравилась тишина и спокойствие этого места. С сосредоточенным видом он вновь принялся за свои зарисовки. Альбом всегда был у него под рукой.

— Нобуюки-кун, ты ведь сегодня занят на уборке? — осведомился голос позади него.

— О, Атика! — начал он, несколько смущенный ее внезапным появлением. Быстро захлопнув альбом, он спрятал его за собой.

— А что это ты здесь делаешь? — поинтересовалась она, и затем заметила угол альбома, — Эй, а что это ты там рисуешь?

— Да так, ничего такого... — нерешительно отозвался он.

— Ну-у... — притворившись не очень-то и заинтересованной, она сместилась вбок, и как только Нобуюки утратил бдительность, проскочила мимо него, и выхватив у него альбом, принялась быстро перелистывать страницы.

Нобуюки тщетно пытался отобрать его.

— Что это? — спросила она, ткнув в один из набросков.

— Да ничего такого. Просто несколько идей насчет дома, который мне хочется как-нибудь построить, — сказал он, сдаваясь.

— Дома?

Он уставился в сторону горизонта. Несколько нервно прикусив губу, он начал, — Ну-у... я... Я люблю...

— Да? — слегка порозовев, Атика уставилась на него.

— Я люблю придумывать и рисовать разные дома вроде этого. Я хочу в будущем стать архитектором. Придумывать и строить дома, вроде этого, чтобы разные люди жили в них и видели...

— О... — отозвалась Атика. Его ответ странным образом нес для нее и разочарование и неизвестно с чего и облегчение.

— Что-то не так? — обеспокоено спросил он, заметив выражение ее лица.

— О, хм, да нет, всё в порядке...
— Можно мне взять альбом? — взяв его в руки, Нобуюки принялся растолковывать ей мельчайшие элементы эскиза.

— Ты знаешь, здесь на крыше хорошо бы смотрелось окно, — заметила Атика, смотря на него, — Как ты думаешь?

— Что? — спросил он, добавляя пару линий, — Вот так?

— Неа, вот так, — заметила она, и отобрав у него карандаш, нанесла пару линий.

— Эй, Атика, а у тебя хороший вкус, — рассмеявшись, заметил Нобуюки.

— Ты действительно так считаешь?

— Ага.

Полускрытый стволом одного из деревьев невдалеке стоял Ранма, наблюдая за ними. Опустив голову, он развернулся, и засунув руки в карманы, медленно пошел к зданию школы.

* * *


— Как сегодня школа, Атика-чан? — осведомился Кацухито, приветствуя вернувшихся из школы четырех девушек.

— Отлично, пап. Не могу дождаться следующего дня, — улыбнулась Атика.

— А, точно, — отозвался он, потирая подбородок, — Экскурсия в Токио, да?

Атика кивнула. Глянув в сторону остальных, она поинтересовалась — Ранко, тебе с ужином помочь? — Рёко и Аека всецело погрузились в очередную перепалку, и докричаться до них было практически невозможно.

— Нет, спасибо. Управлюсь как-нибудь.

— О... — отозвалась она, несколько удивленная резкостью ответа.

— Что это с ней? — удивилась Рёко, оторвавшись от своего любимого занятия.

— Даже и не знаю, — обеспокоено отозвалась Атика, ~ А утром Ранма горел от желания отправиться на эту экскурсию... ~

Ужин был подан в обычное время. Все уже собрались вокруг стола, с ожиданием смотря в сторону кухни.

— Мммм... пахнет вкусно! — заявила Рёко, как только Ранма внесла еду. — Выглядит тоже.

— Ранко-сан, вы приготовили все это просто великолепно! — сказала Аека, принимая тарелку.

— Спасибо, — Ранма поставила на стол последнюю тарелку.

Атика заметила, что Ранма даже и не глянула на нее, протягивая ей еду. Весь вечер она выглядела какой-то странной. Оставалось только надеяться на то, что она сама скажет, что именно с ней не так.

— Ранко-чан, а ты ужинать с нами не будешь? — изумился Кацухито, заметив, как Ранма развернулась и проследовала на кухню.

— Извините, сенсей, я уже поужинала. Пойду готовиться к экскурсии, — кратко ответила Ранма.

Кацухито кивнул.

Атика очень медленно пережевывала свою еду. Почему-то есть ей больше не хотелось.

Ужин вскоре закончился, но Ранмы так нигде и не было видно. Атика безмолвно убрала стол, и вымыла тарелки, но рыжеволосая так и не появилась. Как только все было сделано, она извинилась, и отправилась на поиски.

Подумав, она смогла предположить лишь единственное место, в котором Ранму стоило искать. Накинув на себя куртку, она отправилась наружу. Было уже довольно поздно, но полная луна давала ей вполне достаточно света.

Атика очень медленно и осторожно проследовала по скудно освещенной тропинке. Подходя к тренировочной площадке, она убедилась в правильности своей догадки. Сквозь стволы деревьев она увидала Ранму, проделывающего очередной бесконечный ряд ката, стоя на деревянных колышках площадки.

Лоб и подбородок рыжеволосой были покрыты каплями пота, ее рубашка промокла насквозь. — Что надо? — поинтересовалась Ранма, не прекращая своих упражнений.

Атика дернулась, но не только оттого, что ее заметили, но и от тона, каким Ранма встретила ее. — Я... я вымыла за тебя тарелки... — начала она.

— Незачем. Могли и подождать, — ответила она.

— Ранма, я...

— Атика, оставь меня пока в покое... — отвернувшись от нее, Ранма принялась за очередное упражнение.

Атика смущенно уставилась вниз. Она не могла понять, почему Ранма так себя ведет с ней. Она пыталась говорить, но слова не помогали. Становилось все холоднее и холоднее, и она чувствовала, как какая-то тупая боль гложет ее. Ее путь до дома был мрачен и холоден.

* * *


Атика ушла.

Резко прекратив свои ката, Ранма потащилась к дереву. — Черт! — рявкнула она, впечатывая кулак в содрогнувшееся дерево. ~ Тебе уж точно не нужна очередная невеста. У тебя есть и более важные занятия. Надо найти способ излечиться. ~ уверяла она себя ~ Кроме того, кому может понравится меняющий пол урод, вроде тебя? ~ осев на землю, Ранма закрыло лицо руками.

Восседая подобным образом, она вновь услышала знакомый звон в ушах. Тот же самый звон, что и не давал ей выспаться последние несколько ночей.

Несколько энергичных встряхиваний головой ничуть не помогли. Она попыталась закрыть уши руками. Увы, но это тоже не помогало. Тяжело вздохнув, она направилась к дому.

По мере того как она шла, звон становился все громче. — Да что за черт! — рявкнула она и помчалась бегом. Когда шум стал абсолютно нестерпимым, Ранма рухнула оземь, обхватив голову обеими руками. И затем звон внезапно пропал.

Оглядевшись по сторонам, Ранма обнаружила себя лежащей прямо у Священного Древа Масаки. — Здесь? — Глаза ее округлились. Древо молчаливо возвышалось в ночи, освещенное лунным светом.

— Это ты делаешь это со мной, так? — злость начала расти. Вокруг ее тела начла формироваться желтая аура ки. Как и бесчисленное число раз прежде, Ранма использовал ки для того, чтобы проникнуть внутрь Священного Древа. И снова картины прошлого заполнили разум. Звон вернулся, и она внезапно осознала, почему он казался таким знакомым. Он сопровождал образы и раньше.

И смотря на них, Ранма ощутила тот же самый барьер вновь. Какая-то неизвестная сила отбрасывала ее вновь. — В этот раз... ты меня не побьешь... не сейчас... — прорычала она, стиснув зубы. Сфокусировав ки, она устремила его внутрь Силой своей воли она сжимала свою ауру все туже и туже, сужая ее на конце в точку. Последнее усилие, и она пробила его насквозь.

И внезапно она обнаружила себя падающей в ураганный водоворот невыносимого света, затягиваемого силой, которой нельзя было сопротивляться. Оглянувшись назад, она могла видеть тело, сидящее у Дерева Масаки. Древо светилось само по себе, посылая переливающиеся лучи в пруд, и колонна радужного света била из него вверх. Она внезапно поняла, что находилась внутри этой колонны.

Ранма летела вверх, и земля под ней все уменьшалась и уменьшалась. Вскоре планета стала всего лишь одной из искорок, ее путь следовал дальше, сквозь звезды. Мозг ее содрогался, пытаясь справиться с нахлынувшими ощущениями, взять все под контроль. Увы, стресс был слишком силен и сознание покинуло ее.

Очнувшись, Ранма обнаружила себя лежащей на каменной колонне. Вокруг нее имелись и другие колонны, варьирующиеся по высоте и размерам, и все колонны торчали из воды. — Где это я? — Сюрреалистически выглядящий мирок заворачивался на концах, сливаясь с бесконечным мраком горизонта.

Выбрав направление наугад, Ранма перескочила с одной колонны на другую. Пролетая над водой, она заметила в воде свое отражение. Отражение парня. — Но как..?

И затем в отдалении раскрылась колонна света. — Та-ак, похоже, что все же кто-то есть дома ... — пробубнила Ранма и запрыгала в ту сторону от колонны к колонне. Удивление ее возросло еще сильнее, когда она смогла разглядеть источник всего этого света. Это было еще одно дерево, подобное Древу храма Масаки. Но это дерево было явно старше, выглядя значительно древнее, чем то. Цунами, богиня Джурая
— Это еще что? — Она двинулась вперед. В середине ее прыжка, она обнаружила глядящую прямо на нее элегантную женщину. Она была облачена в ниспадающие одеяния приглушенных пастельных оттенков, ее циановые волосы мягко стелились вниз, закрывая всю ее спину. Несмотря на то, что она стояла спокойно, ее тело излучало непрекращающуюся живость движений, каждое из которых являлось воплощением грации и изящества.

— Здравствуй, Ранма.

— Откуда ты меня знаешь?

— Я следила за тобой. С того самого момента, как ты пришел в храм, я следила за тобой.

— Но кто ты? — с трепетом осведомилась Ранма.

— Цунами. — Ее голос, богатый обертонами, эхом отражался от воды.

— Так это ты была за всем этим? Образы, звуки, эта сила... Это ты была всем тем, что я ощущал, так? — потребовала ответа Ранма.

— Да.

— Нафига?

— Для того чтобы проверить тебя. Увидеть, что именно ты представляешь собой. Проверить каков ты в своем сердце, — просто отвечала она, — Ты прошел. Фактически, ты превзошел все мои ожидания.

— Проверить? Зачем? — Ранма ощутила как ярость и гнев вновь охватывают ее. Им опять манипулировали, и опять без его ведома!

— Что-то приближается, Ранма. Что-то темное и злобное, настолько злобное, что даже те, что зовут себя богами, содрогаются при приближении этого, пробуждаясь от своего вековечного сна. Я избрала тебя, Ранма. Ты станешь моим оружием, станешь тем, кто остановит это.

— Черта с два! — рявкнула Ранма — Никто больше не будет использовать меня! Найди себе... — она застыла, коллажи ужасающих картин разворачивались перед глазами. Глаза видели мучения бессчетных тысяч жертв, уши слышали предсмертные вопли их, и над всем этим страданием висело узкое призрачное белесое лицо. И оно улыбалось.

Ранма осела оземь, содрогаясь. — Вон из моей головы! — прошипела она, стиснув челюсти.

— Ты видел лицо зла, Ранма. Ты видел Каина.

Ранма успокоился, как только это лицо ушло. С того места, где она сидела, Ранма видела отражение Цунами в воде. Это было изображение синеволосой девочки с двумя длинными хвостами по обе стороны головы.

— Кто ты? — выдохнула она.

— Я старше, чем большинство звезд, я следила за тем, как цивилизации расцветали и умирали, и все это время мои руки были связаны. Мое прямое вмешательство позволит и остальным делать то же самое. Только ты сможешь сделать то, что должно.

— Я уже сказал, что...

— Ты любишь Атику? — спросила Цунами.

— Что? — вопрос захватил Ранму врасплох. Она неожиданно обнаружила себя неотрывно глядящей в бездонные глаза Цунами.

— Каин идет за ней. Он найдет ее вне зависимости от того, где она спрячется, и он будет охотиться за ней вечность и даже больше этого. Ты ее единственная надежда.

— Но почему? Почему Атика?

— Из-за того, чем она является. Наследница и потомок Йошо, она обладает глубоко внутри себя потенциалом, что пока еще не пробудился. Ей нужно время, для того, чтобы она самостоятельно обнаружила его. Но теперь, в нынешнем ее состоянии... В лучшем случае она выживет только для того, чтобы умереть чуть позже. В худшем...

— С чего это я должен тебе верить? Может быть ты лжешь мне, желая использовать мня вслепую! Черт, да мне, может быть, просто снится все это!

— И ты действительно в это веришь?

Ранма закрыла свои глаза и попыталась успокоиться, умеряя свое дыхание. Она знала ответ. В глубине сердца он уже имелся. — Что я могу против этого монстра?

Цунами улыбнулась, — Когда настанет должное время, ты узнаешь. — Она простерла вперед раскрытую ладонь, — Возвращайся...

В разуме Ранмы что-то щелкнуло, приводя ее в чувство, — Нет! Постой, я хочу знать, можешь ли ты меня исцелить!!! — вопила она, пока та же самая сила утаскивала ее назад. Она рушилась назад, сквозь все эти звезды, двигаясь в опалесцирующей колонне света к Земле. И затем она вернулась.

— Атика... но что я скажу ей? — лицо Каина вновь всплыло в памяти. — Ничего, — решила Ранма, — Лучше ей всего этого и не знать... — устало вздохнув, Ранма поплелась в сторону дома.

* * *


Тихий стук в дверь. Атика засунула последние из вещей в свою сумку, и отправилась открывать ее.

— Ранма...

— Можно я войду? — тихо спросила рыжеволосая.

Кивнув, Атика отступила в сторону

— Насчет сегодняшего... — нерешительно начала Ранма, — Я...

— Ранма? — Атика видела колебания, явственно отражающиеся на ее лице.

— Атика, извини за мое сегодняшнее поведение. Не надо было мне так себя вести. Атика, ты для меня вовсе не безразлична, я... я...

Атика ощутила, как сердце в ее груди принялось колотиться как бешеное. Во рту у нее пересохло. ~ Неужели он хочет мне сказать именно то, что я думаю, он хочет мне сказать? ~ незамедлительно ее сердце буквально взбесилось, удары сыпались один за другим, с удесятеренной частотой, пока она вслушивалась в заикания Ранмы. — Ранма?

— Я... я просто хотел сказать тебе, что вне зависимости оттого, что произойдет, я всегда поддержу тебя. Я всегда буду твоим другом, что бы не произошло, — тихо сказала Ранма.

— Ранма, постой, я... — Атика тоже запнулась. Она чувствовала, как лицо ее пылало.

— Спокойной ночи, Атика, — сказала Ранма, закрывая дверь за собой.

Атика проследовала к кровати, и рухнула на нее, зарывшись лицом в подушку. — Просто другом? — прошептала она. Она знала, что должна быть счастлива, от того, что сумела достичь этого, но... но внутри, где-то там, глубоко внутри себя, счастлива она отнюдь не была.

* * *


Путешествие в Токио поездом было ужасным. Примерно на полпути один из вагонов жутко пострадал, едва не разлетевшись на части. К счастью, никто не пострадал, но опоздали они как минимум часов на пять. Школьники оказались в своих номерах практически ночью, что оставило им для прогулок по ночному Токио не так уж и много времени.

На следующий день, когда началась экскурсия, все едва-едва волочили ноги, страдая от жуткого недосыпания. Поэтому только благословением Аматэрасу можно было объяснить тот факт, что первой их остановкой стал городской парк. Это дало школьникам время для того, чтобы отдохнуть и прийти в себя.

Атика тихо гуляла среди деревьев, золотые и оранжевые листья которых медленно кружились вокруг нее. Ее изумляло, что даже в таком большом городе как Токио, все еще существовали подобные места. Парк каким-то образом напоминал ей храм, и она чувствовала себя здесь как будто вернувшейся домой.

И медленно гуляя, Атика внезапно заметила Ранму, идущую к ней, и с довольно раздраженной физиономией.

— Ранма что ты делаешь? И почему ты девушка?

Девушка с косичкой хмуро посмотрела на нее. — Ты мне все равно не поверишь, даже если я и расскажу тебе все. Я могу промокнуть даже посреди пустыни, — пробурчала она.

Атика смущенно отвернулась. Сразу же после этого она, впрочем как и Ранма, заметили что теперь она были не одни. Неподалеку от них стоял парень с камерой в руке. — Нобуюки-кун? Ты опять взялся за это? И почему ты меня-то снимаешь? — смущенно поинтересовалась Атика.

— Снимаю фильм на память, — отозвался Нобуюки. — Атика-чан, а кто эта твоя подруга? — он повернул камеру, снимая и Ранму. И так, втроем, они пошли и дальше, к центру парка. Остальные школьники подтягивались туда же.

— Это Ранко, — объяснила Атика, — Моя подруга из другого класса.

— Привет, — отозвалась Ранма, спокойно следя за ними обоими.

— Рад познакомиться, Ранко-сан. Можно я задам вам обеим вопрос? Нравится ли вам поездка? — он направил на них камеру.

— Да, пожалуй, — отозвалась Атика, — но я беспокоюсь за своего отца. Интересно, как он сейчас там. Может быть, он сидит там сейчас, голодный...

Ранко пренебрежительно фыркнула, — Ха! Старикан выживет. Он переживет и не такое...

— Да, я знаю, но все равно беспокоюсь. Кстати, а как насчет тебя, Ранко? Как ты себя чувствуешь, забравшись в середину такого большого города как Токио? По сравнению с Курашики, тут все так по другому… так волнующе, как ты думаешь?

— Да ничего такого, в принципе, — отвечала она, пожимая плечами. Шатания по всей Японии и половине Китая налегке, на пару с отцом, отучили ее удивляться. Везде все одно и то же. Только здания разные.

— У меня ещё вопрос, — объявил Нобуюки, наводя на них камеру, — Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?

Атика на секунду призадумалась. — Может, невестой? — покраснев, отозвалась она.

Собравшиеся с другой стороны дерева школьники слышали весь разговор. — Ого! Становится жарковато, а? — прокомментировали, они разглядывая краснеющих Атику и Нобуюки.

— Что вы имеете в виду? Мы же просто говорим. — Лицо Атики пылало от смущения. — Эй, Ранко, а как насчет тебя? Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?

Ранма пожала плечами, — Парнем... — Она пошла прочь, игнорируя взгляды и перешептывания школьников. — Я подойду попозже. Ладно, Атика?

Атика ничуть не менее остальных была изумлена ответом Ранмы, — Ранко...

На парковой скамейке Рёко и Аека следили за ее отбытием.

— Томбойка, несомненная томбойка, — сказала Рёко.

Аека согласно кивнула.

* * *


Все они сидели за столом, и явное беспокойство читалось на их лицах. Стоявший на столе голографический проектор включился с тихим жужжанием, проецируя небольшую голограмму Васю.

— Васю-чан! — выпалил Тэнчи, уставившись на изображение.

— Привет всем! — заявила самая гениальная ученая Галактики.

— Васю, ты уже додумалась до того, как спасти маму Тэнчи? — спросила Рёко,

Васю закивала. — Ну да, но прежде чем я расскажу вам о своем плане, вы должны узнать побольше о нашем противнике. — Рядом с ней в воздухе повис еще один экранчик, и по нему поползли строки текста.

Кличка: K-A-I-N Преступник класса супер-А
Возраст: неизвестен.
Пол: неизвестен.
История: неизвестна.
Особые приметы: нет.
Присвоенный номер: 070669 ранг A Универсальной эры 507410
Характеристика энергетической формы: НЭФ
Краткая информационная справка:
Разыскивается за разрушение планет, подозрение в убийствах.
Уничтожил 13 федеративных планет и 275000 космических кораблей
Содержался в подпространственной сети Джи-Пи в течение последних ста лет


В комнате воцарилось молчание, пока все они переваривали полученную информацию

— Кийоне, мне страашноо... — протянула Михоши, вцепляясь в свою напарницу.

— Соберись, Михоши! Помни, ты что ты сотрудник Галактической Полиции! — назидательным тоном заявила Кийоне, тем не менее, в глубине души сознавая, что она была напугана ничуть не меньше.

И наконец заговорил Тэнчи. — Васю-чан, но почему он охотится за моей мамой?

— Каин — это чистая анти-Джурайская энергия. Сто лет назад он пронесся сквозь Известный космос, уничтожая все на своем пути. В конце концов он был пойман в ловушку Галактической Полицией и не без помощи королевской семьи Джурая. С тех пор Каин смертельно ненавидит все, что имеет отношение к энергии Джурая, пленившей его. И ныне он отправился назад во времени, собираясь убить Атику и Йошо-доно.

— Я не могу позволить такому случиться. И я не позволю такому произойти, — заявил Тэнчи.

— Васю, но как мы можем его остановить? — спросила Рёко.

— Завтра и станет тем днем, когда Каин придет за мамой Тэнчи. Все произойдет на Токийской Башне. Но никто из нас не имеет достаточно силы, для того, чтобы противостоять ему лицом к лицу. Единственный выход для нас — поймать его в ловушку.

— Ловушку? — переспросила Рёко.

— Да. Нам нужно произвести достаточное количество энергии Джурая, чтобы вновь закинуть Каина в подпространство.

— А как насчет Атики или Йошо? — спросила Аека, — Может кто-нибудь из них сможет дать нам достаточное количество энергии?

— Нет. Сомневаюсь, что даже они смогут произвести столько много. И в любом случае, лучше не привлекать их. Во время поимки Каина в прошлый раз император Джурая умер, отдав слишком много энергии. Единственный для нас выход — найти альтернативный источник энергии.
— Но где мы найдем эту энергию? — смущенно спросила Аека, уставившись прямо на мерцающую голограмму Васю.

— Кийоне, покажи им ту карту, что я дала тебе, — отдала распоряжение Васю.

Детектив развернула на столе карту Токио. — Васю-сан указала пять мест, которые могут предоставить требующуюся энергию. Нам нужно собрать энергию из этих мест воедино, используя вот этот... — она положила на стол металлический чемоданчик, раскрывая его, — усилитель Пси-Волн.

Васю кивнула, — Здесь есть и пять трансмиттеров, которые нужно разместить на каждом из пяти мест. Усилитель нужно доставить на Токийскую Башню. Как только Каин появится, мы дистанционно замкнем кольцо, и отправим его назад в подпространство. Но времени в обрез. Все нужно развернуть до того, как Каин появится. Вы должны отправиться во все эти места и разместить трансмиттеры.

— Я отнесу усилитель на Токийскую Башню! — объявил Тэнчи. — Я должен быть рядом с моей мамой, и неважно, что произойдет... — выхватив их кармана Тэнчи-кен, он сжал его в кулаке.

— Точно, Тэнчи. Оставь остальное нам, — сказала Рёко.

Васю закивала, — Точно так. Тэнчи отнесет усилитель на Башню. Остальные отнесут свои трансмиттеры во все эти места. Как только вы установите трансмиттеры, возвращайтесь к Башне.

— Тенчи-нии-чан, будь там поосторожнее, ладно? — обеспокоено заявила Сасами.

— Мьяя... — вторила ей Ри-оки.

— Постараюсь, Сасами-чан.

* * *


Тэнчи медленно продирался сквозь толпу. В рюкзаке, висящем у него за спиной, он нес усилитель. Все окрестности Башни были забиты толпами туристов и посетителей. К лифтам наверх вели длиннейшие очереди, в которых люди тихо беседовали друг с другом, терпеливо ожидая своей очереди для подъема на смотровую площадку.

— Да где они все? — пробормотал Тэнчи, оглядываясь по сторонам в поисках группы школьников, вместе с которыми должна была быть сейчас его мама. — Может быть я слишком рано?

Как только одна из групп отбыла, он увидал свою маму и ее друзей. Она разговаривала с каким-то парнем, улыбаясь при этом. ~ Это что, папа? ~ изумился он. Он попытался проскользнуть к ним поближе, желая рассмотреть его получше. Проталкиваясь сквозь толпу, он запнулся, cбивая кого-то с ног.

— Ой! Блин! ТЫ, смотри куда прешь! — возмутилась разъяренная рыжеволосая девушка, которую он только что окунул в фонтан, — Мне вообще-то нужен был глоток воды, а не целая чертова ванна!

— И-извини... — Тэнчи попытался отпрянуть от рыжеволосой подальше. Почему-то выглядела она довольно знакомой, и через пару секунд в голове его что-то щелкнуло — ТЫ! — вскричал он, опознав ту самую рыжеволосую, Ранко, что пропала на пленке вместе с его матерью.

— Чего?

— Ну... я хотел спросить, ты в порядке?

— Ну. А я что с тобой знакома? Выглядишь ты как-то знакомо — заметила она, изучая его более пристально.

— Ну-у... я так не думаю, — несколько нервно отозвался Тэнчи.

— Не-е, где-то ты мне уже попадался... — нахмурившись, протянула она.

— Уверяю вас, мы определенно никогда не встречались ранее. А теперь извините, — и Тэнчи нырнул в толпу.

— Эй, постой! — позвала рыжеволосая, следуя за ним.

Проломившись сквозь толпу, Тэнчи испустил вздох облегчения, заметив, что все-таки оторвался от Ранко. ~ Так, теперь надо доставить усилитель на смотровую площадку, ~ напомнил он себе. Он глянул на часы. Время поджимало.

* * *


— Куда это он делся? — Ранма озиралась по сторонам. Странное чувство преследовало его по всему пути из школы. На всем протяжении путешествия он был настороже, готовый ко всему, в любой момент времени.

Атика сумела заметить его настороженность, но приписала ее обычному волнению деревенского парня, впервые попадающего в большой город, подобный в Токио. Он не стал ее разубеждать, кругом было слишком много такого, чего следовало остерегаться или избегать. Несмотря на это, нервозность Ранмы потихоньку передалась и Атике.

— Черт! В такой толпе я никогда его не найду! — разочарованно пробормотала она.

— Ранко, — позвал ее знакомый голос.

Развернувшись, она увидала Атику, машущую ей рукой. Атика вместе с остальными школьниками стояла у лифта, собираясь подниматься наверх. Увидев стоящего рядом с ней Нобуюки, Ранма опять нахмурилась. Взглянув на свой ранец, она подумала о термосе, наполненном горячей водой и лежавшем внутри, — Черт, времени нет...

Тяжело вздохнув, Ранма направилась к остальным.

* * *


~ Надеюсь, что они успели вовремя, ~ обеспокоено подумал Тэнчи. Со своего места в конце очереди он видел маму. Рядом с ней он видел и ту самую рыжеволосую, что каким-то образом узнала его. Ему все говорили, что он очень похож на маму. Теперь, увидев ее своими глазами, он убедился в правоте этих слов.

Звонок проинформировал их о прибытии лифта, тем самым вырвав его из раздумий. Очередь медленно потекла вперед, по мере того как все больше и больше школьников входили в лифт. Заметив, что до него в этот раз очередь так и не дойдет, Тэнчи рванулся вперед. — Извините... Простите... Дайте пройти... Эй, там! Придержите двери! — Последним отчаянным усилием Тэнчи скользнул в щель, образованную закрывающимися дверьми.

Оказавшись внутри, Тэнчи почувствовал как его руки, которыми он придерживал створки, уткнулись во что-то мягкое и округлое. Глянув вниз, он заметил что держится за... весьма раздраженную рыжеволосую фурию. — Э-э-э... я... — Пощечина. — И-извините... — просипел Тэнчи, — Он был прерван ударом кулака, впечатавшегося следом ему в лицо.

— Урррод... — прошипела Ранма, разжимая кулак.

— Что случилось? — спросил Нобуюки

Атика развернулась к ним, решив выяснить причину всего этого шума, — Ранм... Ранко? — Атика попыталась протиснуться к рыжеволосой, чрезвычайно занятой удушением какого-то парня.

— Так, извращенец, колись, кто ты? — рявкнула Ранма, вжимая Тэнчи в стену кабины.

— Я случайно! — взмолился Тэнчи.

Решив вмешаться, Атика двинулась вперед, но тут неожиданная боль пронзила все ее тело. Обхватив себя руками, она задохнулась и едва не сползла на пол. К счастью, Нобуюки успел ее подхватить.

— Атика? — обеспокоено спросил Нобуюки, — С тобой все в порядке?

И в то же самое время Тэнчи тоже задрожал. Боль волнами катилась по всему его телу. Он пытался бороться с нею, но увы, проиграл.

Ранма смущено смотрела на него, — Эй, ты чего? Я стукнула тебя не так уж... — она замолкла. Обострившееся чувство опасности пнуло ее в живот. Никогда ранее оно не было настолько сильным.

— Ранко... — прошептала с пола Атика.

Теперь она могла видеть агонию, охватившую ее тело, и Нобуюки, тщетно пытающегося помочь ей. — Атика! — И затем лифт встал.

Школьники смущенно озирались по сторонам. — Что случилось? Что тут происходит? Почему мы встали?

Тэнчи видел тьму, опускающуюся из облаков. Шар невыносимо яркого света спустился вниз, принявшись кружить вокруг башни. — Он здесь... Каин...

Заслышав его слова Ранма резко развернулась, — Что ты сказал?!! — рявкнула она, хватая Тэнчи за воротник его куртки.

Глаза Тэнчи округлились от удивления. И затем мощный взрыв сотряс всю Башню целиком. Как только дым рассеялся, в стене лифта зияла оплавленная дыра. Снаружи лифта клубился шар темной энергии.

— Я чувствую... — сказал голос. В центре шара сформировалось лицо. Лицо Каина. Оно озирало выживших голодный взором.

— Нет... — содрогнулась Ранма, вспоминая это лицо. Она двинулась вперед, закрывая собой Атику.

Тэнчи тоже придвинулся к ней поближе.

— Я чувствую... Чувствую кровь Джурай! — Каин улыбался. Из его рта подул в их сторону поток ледяного воздуха. Он заморозил всех школьников, еще остававшихся в кабине лифта. Единственными, кто пока оставался на ногах были Атика, Ранма, Тэнчи и Нобуюки, стоявший рядом с ними.

Заметив оставшихся на месте, Каин двинулся к ним, — Я нашел кровь Джурай!

Ранма в ужасе смотрела за его приближением, — Отвали от нас, монстр чертов! — рявкнула она, вытягивая руки. Сведя ладони вместе, она сфокусировалась. — Ты ее не получишь! МОКОТАКАБИША!! — Желтый шар ки вылетел из ее рук, влепившись прямо в голову. Взрыв поднял вверх клубы пыли и дыма. Ранма ощутила, как кто-то схватил ее.

— Ранко, мы должны вынести Атику отсюда! — закричал Тэнчи.

— Как ты это делаешь? — перекричал шум Нобуюки.

— Некогда объяснять! — отозвалась она. Во всем этом хаосе Ранма сумела отжать двери лифта в стороны, и вместе с Нобуюки они вынесли Атику наружу.

— Куда? — крикнула Ранма.

— Вверх по лестнице, на смотровую площадку, — отозвался сзади Тэнчи. Как только четверка достигла ее, на широком пространстве площадки не оказалось ни единой души. Достигнув своей цели, Тэнчи рухнул на колени, и лихорадочно расстегнув ранец, вытащил из него Пси-усилитель. — И поставить в центре площадки, — пропыхтел он.

Ранма и Нобуюки бережно положили Атику на пол. — Постой! Кто ты? — позвала Ранма, но парень опять убежал. — Нобуюки, присмотри за ней. — Скомандовала Ранма, выпрямляясь, и помчалась за парнем.

— Хай, — кивнул близорукий парень, — Атика, пожалуйста, держись.

Похоже, что она услышала его слова. Глаза ее открылись, на ее лице читался неприкрытый ужас, — Он возвращается!... Возвращается!... — Еще один взрыв сотряс башню. Сотрясение заставило включиться противопожарную систему. Брызги холодной воды полетели с потолка, вымачивая все и вся насквозь.

И Тэнчи и Ранма встали на полпути, как только перед ними сформировалось в воздухе черный шар Каина. Преступник представлял собой аморфную массу, меняющую форм и размер. Все его тело выглядело как гигантская капля мазута, колышущаяся в воздухе. Единственным постоянным элементом в нем было белесое лицо с тремя узкими глазами-щелочками.

— Я чувствую... Здесь есть кто-то из Дома Джурай. — сказал Каин, — Здесь обладатель огромной силы.

Тэнчи подскочил к Ранме, они содрогались от ледяной воды, обрушиваемой на них спринклерами и от ярости, — Пожалуйста, поставь это в центре площадки! — и он сунул в руки протестующей рыжеволосой дискообразный усилитель, — Быстрее, я его пока задержу!

— Стой! Черт тебя возьми! — Ранма кипела, — Какого черта!!! — она помчалась к Атике и Нобуюки, в то время как Тэнчи двинулся наперерез к Каину. — Быстрее! — скомандовала этим двоим Ранма, — Нам надо убраться отсюда!

— Кто этот парень? — слабо спросила Атика, увидев как Тэнчи выхватил из кармана Тэнчи-кен. Синий свет, лившийся от клинка, озарял комнату, бросая по сторонам пляшущие тени.

Глаза Ранмы округлились ничуть не меньше ее, но она довольно быстро оправилась, — Пошли! — Она потащила Атику в сторону, Нобуюки следовал за ними.

— Дальше тебе не пройти! — объявил Тэнчи. Меч света потрескивал, светясь в его руках.

Каин с любопытством уставился на него — Ты принадлежишь дому Джурай? — поинтересовался голос. Каин засмеялся, — Очень интересно. Посмотрим, сколько у тебя силы. — Вытянув вперед одну из своих рук, он попытался схватить Тэнчи.

Тэнчи держался сам и удерживал перед собой клинок, остановив атаку. Смесь двух энергий, столкнувшихся друг с другом, представляла собой устрашающее зрелище. Потрескивающий свет бился с кольцами тьмы.

— Теперь-то что? — выдохнула Ранма. устанавливая усилитель на пол, — Что теперь-то мне делать? — Она услышала крик. Подняв глаза, она увидала Тэнчи, пролетевшего через всю комнату, и тяжело рухнувшего на пол. Меч, сжимаемый им, мигнул раз, другой и отключился.
Каин неумолимо надвигался на него. — Похоже, дому Джурай приходит конец. Я уничтожу тебя и положу конец твоим мучениям! — пообещал монстр.

Во вспышке света Тэнчи-кен вернулся к жизни. — Я не позволю тебе коснуться моей матери!

Ранма моргнула, услышав это заявление.

Атика оцепенела, услышав слова, сказанные парнем. Она видела характерные черты его лица, его нос, форму его губ, его глаза. Где-то глубоко внутри себя она осознавала, что он говорит правду. Ухватившись за эту истину, она ощутила в себе силу, в которой она так нуждалась сейчас.

— Атика! — K вящему ужасу Нобуюки, Атика вставала, бросая Каину в лицо неприкрытый вызов.

Преисполненный решимости Тэнчи встал еще раз, готовясь к тому, что сейчас произойдет. Его тело корежило от боли и колотило от холода. Все они работали тяжело, чтобы достичь этого момента. Увы, но обстоятельства сложились так, что чудо, могущее спасти их, они должны были создавать сами. Он знал, что для него другого выбора нет. Он умрет, но умрет прежде, чем Каин прикоснется к его матери. Как только он подготовился к последней безнадежной атаке, голос прервал его.

— Остановись! — приказала Атика. Сила, сочившаяся от нее, разрушала витрины, стоявшие около нее, бросая осколки стекол в Каина. — Не трогай его! — Натекшая на пол вода кольцами расходилась от нее.

Каин застыл. Изумление явственно читалось на его лице. — Я нашёл! Это ты. Я нашёл тебя! Никто из прочих не сравнится с тобой! Я проделал весь этот путь до этой захолустной планеты, чтобы уничтожить тебя! — отвернувшись от Тэнчи, он уставился на нее.

Атика ощущала, как сила крепла внутри нее, и вместе с ней росла и ярость. — Что?... Кто ты?

— Я тот, кто жестоко страдал из-за той силы, что сокрыта в тебе! — прорычал Каин.

Тэнчи в ужасе смотрел на то, как Каин приближался к его матери. — Ранко, — завопил он рыжеволосой, что стояла рядом с Атикой. — Жми на красную кнопку! Быстрее!!

Дважды ее просить не пришлось, ~ Что бы ты ни делал, делай это быстро! ~ Она ткнула на кнопку, и диск неожиданно засветился. Ранма ухватила Атику и Нобуюки, — В сторону!

— Что это? — Каин наконец заметил светящийся диск. По всему Токио трансмиттеры сработали как и ожидалось, собирая энергию и передавая ее на усилитель. Колонна света выстрелила из устройства вверх, открывая портал. Слишком поздно Каин осознал, что это было ловушкой, и ныне его затягивала внутрь воронка света. — НЕЕТ! — прокричал он. Его черное тело начало затягивать внутрь.

Ранма, Нобуюки и Атика держались за все, что им подворачивалось по пути, более менее прикрепленное к полу, спасая свои собственные жизни. Мелкие обломки и мусор летели внутрь раскрытого портала, засасываемые им. Вода из спринклеров образовывала мелкие ураганы, блуждавшие по комнате. Сила, что захватывала Каина, пыталась проделать то же самое и с ними.

— Нет!! — Каин отчаянно боролся, пытаясь уйти прочь, скрыться, но все усилия были бесполезны. Кусочек за кусочком его темное тело уносило в воронку, — Я не уйду один! — завопил он. Из его рук выстрелили красные усики энергии, оборачиваясь вокруг Атики и таща ее за собой.

— Атика!!! — Ранма дернулась вбок, хватая кричавшую девушку за руку. Второй своей рукой она держалась да стальную балку, одну из тех, что поддерживали площадку. — Держись, Атика, держись! Не покидай меня!

— Ранма!!! — прокричала она в ответ. Сквозь грохот и завывания урагана она с трудом могла слышать что-либо.

— Я заберу тебя с собой! — пообещал Каин, и все больше и больше его тела скрывалось в дыре.

Ранма чувствовал как разрывается на части, удерживая одновременно Атику и трубу. Труба сдалась первой. Ранма ощутил дрожь, прошедшую по ней, и она оторвалась. Нобуюки ринулся к ним, пытаясь схватить руку рыжеволосой, но увы, он промахнулся, ухватив только ее рукав. Секунду им казалось, что этого хватит, и он смогут остаться здесь, но затем рукав оторвался, и Ранма вместе с Атикой по спирали полетели в воронку. И затем все закончилось. Портал закрылся.

— Ранко... Атика... — Нобуюки озирался по сторонам, смотря на хаос окружавший его. Вода из спринклеров лилась на обломки и покореженные трубы, заставляя его дрожать. И наконец усталость и стресс сказались на бедном парне, и Нобуюки рухнул на пол, истощенный донельзя.

* * *


— Мама! — вскричал Тэнчи, когда портал съежился прямо перед ним. Он мчался вперед, не заботясь о каких-то там последствиях, ~ Я могу... могу сделать это... Чуть ближе... ~ Он едва не влетел в полузакрывшийся портал, но фигура, проявившаяся перед ним, оттащила его назад.

— Рёко! — он вырывался из ее рук, но она непреклонно оттаскивала его назад. — Моя мама! Рёко, я должен спасти ее.

— Нет, Тэнчи! Это слишком опасно, — умоляла его Рёко, и слезы текли по ее лицу, смешиваясь с водой из разбитых спринклеров. Она наконец-то вернулась с места установки своего трансмиттера, но слишком поздно. Она опоздала.

— Отпусти меня, Рёко! Я должен спасти их обеих! — Тэнчи продолжал вырываться из ее железной хватки.

— Тэнчи, Тэнчи... Их уже втянуло, — простонала она.

— Пусти меня! Пусти! Пусти! — отчаянно умолял Тэнчи, — Мама!!!

* * *


Ранма очнулась. Все ее тело колотило от холода и усталости. Оглядевшись по сторонам, она обнаружила себя в полном одиночестве, под черным небом, посреди пустыни из серой пыли и выеденных эрозией унылых сказ, торчавших из нее.

— Атика! — прокричала она, и крик понесся над безжизненной пустыней. Последнее из того, что она помнила — она удерживала Атику, и Каин затаскивал из обеих в портал.

Ее одежда была в лохмотьях, изорвана до полной невозможности восстановления. К счастью, ранец все еще был при ней, пережив путешествие. Распахнув его, Ранма вытащила из него термос.

~ Пожалуйста, пусть в нем останется хоть чуть-чуть... ~ взмолилась она. Встряхнув его пару раз, она ощутила колыхания жидкости внутри. Скрестив пальцы наудачу, она отвернула колпачок, выливая содержимое на себя. Вода оставалась в достаточной мере теплой, и вскоре знакомое колющее чувство трансформации охватило ее тело.

Отбросив пустой термос в сторону, Ранма большими прыжками помчался по пустыне. — Атика! Атика!

На высоком скалистом гребне он встал, оглядывая гигантский кратер. В его центре он видел Атику, неподвижно лежавшую в пыли. — Нет... Атика!!! — Ранма заскользил вниз, абсолютно не заботясь о самом себе. Через пару секунд он был уже прямо ее тела.

— Атика... — она не двигалась. Как только он потянулся к ней, что-то темное вылетело из ее тени, устремившись к нему. Только рефлексы, отточенные годами тренировок, спасли его от этой неожиданной атаки.

Ранма с ужасом смотрел на то, как темное пятно постепенно росло, формируясь в гигантскую человекоподобную фигуру. В центре его тела неподвижно покоилась Атика, по-прежнему без сознания. На голове фигуры появилось знакомое белесое лицо Каина.

Желтая аура ки светилась вокруг тела Ранмы. Мускулы его вздулись узлами, потоки энергии циркулировали по всему его телу — Ты, монстр чертов, а ну, отпустил ее!! — зарычал Ранма.

— Девчонка моя. Ее страдания продлятся вечность. Тебе же суждена всего мучительная смерть в агонии. Считай это благословением. — Лицо смотрело на него ухмыляясь и облизывая тонкие губы. Руки его вылетели вперед, терзая все на своем пути. Струи живой тьмы выстрелили в Ранму.

— Ублюдок!! — отпечатал Ранма, устремляясь в атаку. Путь его шел зигзагами, уклоняясь, избегая полос черноты на его пути. Поднырнув, он успешно проскочил руки Каина, все его тело извивалось в немыслимых акробатических трюках, освоенных за десять дет тренировок. Но даже со всеми этими тренировками, он все еще ощущал боль ожогов и порезов, причиняемых близкими промахами.

Один из подобных близких промахов пришелся поперек его грудной клетки, и он с большим трудом уклонился от этого удара. Если бы он не поостерегся, удар был бы смертельным. ~ Да, кажется мне стоит потом поблагодарить старикана за преподанные уроки ~ угрюмо подумал Ранма. В глубине души он молился, чтобы его сил хватило.

Как он не пытался, он так и не мог подобраться к Атике. Его удары и пинки были практически бесполезны, не оказывая никакого действия на жидкую форму Каина, лишь разбивая в кровь его руки и ноги. Очень медленно силы уходили из его тела, капля за каплей, и депрессия постепенно оттесняла в сторону его уверенность. С каждой упущенной секундой Атика все глубже и глубже погружалась в черное тело Каина.

— Атика, очнись! — прокричал Ранма, плененной девушке. Практически все ее тело уже было поглощено Каином. В отчаянии он пытался докричаться до нее, — Атика! Ты должна очнуться!! Пожалуйста!!!

Веки Атики задрожали и открылись. — Ранма? — промолвила она в полудреме. Резким щелчком ее сознание вернулось, и она осознала где она находится, и степень опасности, в которой сейчас находится ее друг. — Ранма!!! Сзади!!!

Ранма содрогнулся, когда удар, пришедший из ниоткуда вонзился в его ногу. — Атика!!! — Она все еще была жива. Надежда воспряла, и его боевая аура запылала вновь, выбрасывая языки во все стороны. — Держись, Атика!!! Просто держись, я иду за тобой!!!

Атика в ужасе смотрела на то, как он ринулся прямо к ней, отбросив прочь всю осторожность, прямо в ожидающие его руки Каина. В последнюю секунду Ранма ушел вверх, взлетев в воздух. И то место, где он буквально только что находился, было разнесено напрочь двойным ударом кулаков Каина.

Летя в воздухе, Ранма наконец получил ту самую возможность, которой он так долго ждал. Каин обернулся через плечо, в изумлении смотря на него. Ранма вновь обратился к своей ки, сцепляя руки вместе, — Жри, ублюдок!!! МОКОТАКАБИША!!! — Желтый шар энергии вылетел из его рук и вонзился в лицо, разнося его в клочки. Дрожь прошла по всему телу, когда ударная волна откинула его прочь.

— Я это сделал... — слабо сказал Ранма, приземляясь. Он с большим трудом удержадлся на ногах, использовав одну из рук для опоры.

— Ранма!!! — закричала Атика.

Заслышав ее крик, он глянул вверх. Глаза его округлились. — Нет... — Лицо опять было здесь, улыбаясь ему.
Атика ощутила боль, пронзившую Каина, когда последний удар Ранмы достиг его. Ранма приземлился, и она видела облегчение на его лице, ~ Все кончено... ~ подумала она, но затем по телу Каина прошла волна ярости и гнева, — Ранма!!! — закричала она.

В ужасе она смотрела на то, как рука Каина протянулась к нему, вцепившись прямо в лицо захваченного врасплох бойца. Подбросив его вверх, он трепал его как испорченную марионетку. Стремительно сократив руку, Каин подтащил содрогающегося парня прямо к ней.

— Ранма... — слезы текли по ее лицу, в то время как она смотрела на бьющегося в агонии Ранму.

Небрежным движение Каин отбросил парня прочь, позволяя ему упасть самостоятельно. Атика отвернула лицо в сторону не желая видеть его падения, стараясь не слышать того, как он рухнул в пыль. Сердце ее пронзила боль, когда открыв глаза, она увидала его лежавшим в пыли, бездыханным и неподвижным, в абсолютно неестественной форме.

— Ранма! Ранма!!! — она боролась с путами тьмы, удерживающими ее. Ее не волновало, как именно она это делает, но она хотела быть рядом с ним. Она ощутила все ту же знакомую силу, растущую внутри нее. Используя ее абсолютно машинально, она проломилась наружу и побежала к парню с косичкой.

Подскочив к нему, она застыла на месте. ~ Он не дышит! ~ паника охватила ее, — Ранма! — Атика вцепилась в него обеими руками. И как только она вцепилась в него, все его тело содрогнулось, от ее рук по нему прошла волна, оживляя его. Ранма содрогнулся еще раз, и первый судорожный вздох, наполнил его легкие воздухом.

— Ранма... — Атика осторожно касалась его тела. Она чувствовала покалывание в кончиках пальцев, когда она касалась его.

— Что... что ты делаешь, Атика... — слабо сказал Ранма. Он чувствовал, как боль уходит из его тела.

Атика не могла ответить ему. Она и сама этого не понимала. — Шшш... Ранма, Все вскоре будет в порядке, — мягко сказала она. Медленно подымаясь на ноги, она встала перед Каином. Она чувствовала это, она ощущала силу, которой она обладала. Именно о ней говорил ее отец, об этой самой силе, о наследии семьи Масаки.

— Атика... — осевшим голосом сказал Ранма. Он пытался встать, но тело его просто не слушалось.

— Я этого не допущу. Я тебе никогда не позволю! Я никогда тебя не прощу! — холодно сказала Атика, смотря в сторону Каина. Она шагнула вперед, красная лента, стягивающая ее волосы, упала. Черные локоны замерцали, превращаясь в серебристые пряди. На ее лице появились боевые марки Джурая, остатки ее школьного костюма слетели прочь, заменясь свободно ниспадающими пастельными одеяниями. Сила клубилась вокруг нее, завершая преобразование.

В ее разуме открылась какая-то дверь, и сквозь нее нахлынули воспоминания, которые ни в коем случае не могли быть ее собственными. — Тэнчи... — парень на башне, противостоявший Каину, — мой сын... — Прямо сейчас она могла видеть, чем именно он занимается, он ищет ее. Он разыскивает ее в бесчисленных измерениях.

* * *


— Васю! — завопил Тэнчи. Благодаря устройству, предоставленному Васю, он наконец отследил астральный отпечаток свей мамы. — Я нашел ее! Ты можешь открыть портал?

— Я пытаюсь, Тэнчи! Пытаюсь! Постарайся сконцентрироваться на ней до тех пор пока я не зафиксирую координаты.

— Мама, пожалуйста, продержись... — взмолился Тэнчи.

* * *


Тэнчи, ее сын прошел сквозь время для того, чтобы спасти ее. — Нет, я не позволю тебе рисковать свoей жизнью ради меня, — сказала она, — И я не позволю тебе, Каин, причинить вред моему сыну! — она бросила вызов в лицо монстру.

Каин начал первым, плюнув огнем изо рта, собираясь сжечь и ее и Ранму разом. На своем пути огонь столкнулся со щитом энергии Джурая.

— Ну же, покажи мне мощь Джурая, — промолвил Каин, и снова его кулаки взлетели в воздух, врезаясь в щит, поддерживаемый Атикой. Удары сыпались один за одним, и девушка содрогалась, противясь его усилиям.

— Прочь! — прокричала Атика. Она вытянула одну из своих рук вперед, и щит отбросил Каина назад Атика содрогнулась еще раз.

С того места, где он лежал, Ранма ощущал массивные выбросы энергии. Трансформация Атики и сила, продемонстрированная ею, потрясли его. Но в то же самое время он видел, что Цунами была права — Атика не была готова к этому бою. Удары, наносимые Атикой, были чрезвычайно мощны, но не сфокусированы. Она вкладывала слишком много силы в каждый удар. В бою воцарилась патовая ситуация, в ходе которой Атика была вынуждена защищаться, с то время как Каин бился в ее щиты, ослабляя их. Он видел, как Атика постепенно слабеет. — Атика...

Разъяренный тщетой своих усилий Каин захохотал, и раскинув руки, открыл дыру в центр своего тела — Если я не могу уничтожить тебя, я поглощу тебя! — Воронка мертвенно синего света закружилась внутри него, тяня Атику внутрь.

Атика использовала все остатки своей силы для того, чтобы удержаться на месте. Уголком глаза она заметила Ранму, утягиваемого к воронке. — Ранма! — Она ухватила его за руку прежде, чем он мог быть утянут дальше. И вновь она ощутила ту же волну, испытываемую ей и прежде, когда она коснулась его. Придвинувшись, она обняла его крепче. Несмотря на все их усилия, их потихоньку тащило к Каину.

Внутри своего разума она услышала голос ~ Атика? ~

~ Ранма! ~ она слышала его внутри себя.

~ Но как это может быть? ~ изумлялся Ранма.

~ Не знаю, Ранма, но я боюсь. Я больше не знаю, что мне делать ~

Ранма тоже не знал. Дальнейший бой выглядел бесполезным. Вся его тренированность не помогла ему в бою против Каина. И Атика, она просто не умела правильно фокусировать свои атаки. Но в этот момент где-то там, в глубине его души он нашел слова, сказанные Цунами — "Ты станешь моим оружием, станешь тем, кто остановит это" И все для него стало кристально ясно.

~ Атика, работая вместе, мы можем его победить ~

~ Как? ~

~ Атика, дай мне твою силу ~

~ Но я не знаю, как... ~

~ Ты уже это делаешь, я чувствую это. Если бы не ты, меня бы здесь уже не было. ~

Атика обдумывала его слова, ~ Он прав. ~ Связи, укрепившиеся между ними свободно передавали энергию в обе стороны, смешивая их энергии воедино. Она сконцентрировалась. В ее голове всплыло изображение Ранмы. Синие глаза смотрели на нее. На губах его была слабая улыбка. Воспоминания всплывали одно за одним, дорожки в храме, о которых они заботились вместе, их прогулки, их разговоры, их смех. Всем сердцем она ощущала его присутствие, ~ Ранма... ~

Ранма задохнулся, как только ее мощь залила его. Сила текла через его тело вновь и вновь, желтая аура светилась вокруг его тела, но в этот раз она окаймлялась пронзительным синим.

Чувства и рефлексы вернулись к нему, и нечеловеческим скачком он выдрал себя и Атику из воронки, созданной Каином.

Приземлились они в нескольких десятках метров от него. Он позволил Атике встать рядом с ним. Он видел своим глазами как ее энергия вливается в него. ~ Ты готова? ~ спросил он у нее.

~ Да. ~ кивнула она, улыбаясь, ~ Победи его, Ранма. Я буду рядом. ~ закрыв свои глаза, она сконцентрировалась на связи между ними.

Ранма ощутил неимоверный напор силы, вливавшейся в него. Именно это Цунами и сказала ему, он стал оружием Атики, в которое она вкладывала свою силу. Как линза фокусирует солнечный свет, так и он соберет воедино энергию Джурай подобно его ки и нанесет удар. Он — ее клинок. Мастерство и навыки будут его, но мощь придет от нее, и Каин доберется до нее только через его труп.

Каина разгневал побег его добычи — Я заполучу ее кровь!!! — проревел он, устремляясь к ним.

Сияние вокруг Ранмы стало еще ярче, смесь ки и энергии Джурая потрескивала в воздухе — Сперва ты отправишься в ад!! — Ранма сжал вместе свои кулаки, светящиеся синим. Все, чего он касался ими, выгорало. Он обрабатывал своими кулаками руки Каина, пробивая в них дыры при каждом ударе.

Каин противостоял ему, используя ледяное дыхание и атаки энергией. Земля вокруг них рвалась и таяла, превращая кратер в изорванное поле боя. Ранме пришлось отпрянуть назад, барраж огня и хаоса был непреодолим.

~ Атика, мне нужно больше силы. ~ передал он.

Стиснув зубы, Атика удвоила свои усилия ~ Ранма, я попробую. ~

Ранма передернулся ощутив прилив. Его тело горело как в огне. Энергия, закачиваемая в него, пыталась вырваться. Только чудом он мог еще пока двигаться.

~ Ранма! ~ сквозь их связь Атика ощутила оказываемое ей сопротивление.

Только теперь Ранма понял, насколько хорошо он был подготовлен Цунами. Бесчисленные часы тренировок, в ходе которых он фокусировал свое ки, в попытках узнать секрет Дерева, подготовили его к этому бою. ~ Все хорошо, Атика, не беспокойся. ~

Ранма атаковал вновь, и в этот раз его движения были практически не видны, размываясь в воздухе. Любое человеческое тело уже было бы к этому времени уничтожено само собою, мускулы бы разорвались, а кости сложились бы внутрь себя. Единственным, что пока спасало его от такой судьбы, была энергия, посылаемая Атикой, укрепляющая слабую плоть..

Каин содрогался от ярости атак Ранмы. В считанные секунды его тело покрылось бесчисленными сотнями ранений, рвавшими его на части. Но Каин сражался, его удары становились все более и более отчаянными.

Продолжая сражаться, Ранма чувствовал, как энергия Джурая сжирает его тело изнутри. Он поглощался ею. Каждая пора на его теле ныне излучала синий свет, но он знал, что этого мало. Отпрыгнув назад, он передал Атике еще раз ~ Атика, помоги мне... ~

~ Ранма, ты не сможешь вынести больше! ~ взмолилась Атика.

~ Пожалуйста... ~ закрыв свои глаза, Ранма сосредоточился.

~ Нет! ~ она наконец поняла, что он собирается делать.

Он начал — МОКО...

~ Ты не можешь, это слишком много! ~

— ...ТАКА...

~ Нет! Не заставляй меня делать это с тобой... ~

— ... БИША ...

~ Ранма... ~ слезы текли по ее лицу, по мере того как она передавала все больше и больше энергии

Веки Ранмы открылись. Но вместо глаз под ними оказались два бездонных провала синего огня, крутящегося внутри них. Голос его стал шепотом — ПЕРФЕКТ...

Колонна желтого ки вырвалась из его рук. Вращающаяся вокруг нее синяя спираль энергии Джурая стягивала ее в тугой жгут. Он вонзился в Каина, раздирая его, и невероятно пронзительная бриллиантовая вспышка озарила небо кругом.

* * *


Как только свет померк, и пыль осела, на том месте, где находился Каин, не осталось ничего.

— Ранма, мы сделали это! — закричала Атика, — Ранма?

Он стоял там, не говоря ничего. Как марионетка, у которой оборвались все ниточки, он покачнулся, и рухнул на землю.

— Ранма!!! — Она подскочила к нему, нащупывая пульс. Он был, но очень слабый. Его дыхание было прерывистым. — Пожалуйста, Ранма, пожалуйста, не покидай меня. Опустив свою голову ему на грудь, она закрыла глаза, позволяя тьме объять ее.

Капелька воды коснулась ее лица. Затем другая, и за ней последовали и другие. Вода лилась сверху на них двоих. Ее вполне хватило для того, чтобы запустить проклятье Ранмы. Вода лилась из портала, открывшегося над ними. Три фигуры вылетели из него.

— Мама! — завопил Тэнчи, приземляясь рядом с Атикой. По бокам у него были Аека и Рёко. Все они были в боевых костюмах.

Аека быстро проверила лежавшую девушку, и затем рыжеволосую. — Все в порядке, Тэнчи. Они просто жутко вымотались. Им нужно отдохнуть.

— А где Каин? — оглядываясь по сторонам в смущении, поинтересовалась Рёко.

Тэнчи также сканировал окрестности, меч в его руках светился. — Васю-чан, ты ничего не видишь?

Сидя за своим терминалом, гениальнейший ученый галактики просматривала поступающие данные на своих экранах. — Ничего, Тэнчи. Астральная матрица Каина отсутствует. Все, что я нахожу, так это ее следы, смешанные с энергией Джурая.

Глаза у Аеки округлились, — Должно быть Атика-сама победила его.
— Похоже что так, хотя все мои предыдущие расчеты говорили о том, что такого быть не может.

— А как насчет Ранко? Может быть она причастна к этому? — заметила Рёко.

— Что? Простая обычная девушка? Ох, сомневаюсь. Мне надо больше информации. Прогоню-ка я еще пару тестов... — обескуражено пробормотала Васю. Она ненавидела отсутствие четких ответов.

— Нет времени, — прервал ее Тэнчи, — Отправляемся домой.

Аека подхватила Ранму, в то время как Рёко помогала Атике и Тэнчи. Выбравшись через портал, они вновь обнаружили себя на разбитой смотровой площадке. Вода все еще лилась из разбитой пожарной системы.

Проследовав по куче лестничных пролетов вниз, они воссоединились с Кийоне и Михоши. Сасами тоже была там, присматривая за Нобуюки.

— Лучше бы нам убираться отсюда, — обеспокоено заметила Рёко. В отдалении уже были слышны сирены. Полиция и пожарные спешили выполнять свой долг. — Аека, ты взяла...?

Аека кивнула, вытаскивая на свет небольшую сиреневую коробочку. Внутри нее лежали три небольших металлических треугольничка. Она бережно разместила их на лбах Атики, Ранмы и Нобуюки.

— Так они ничего не вспомнят? — поинтересовался Тэнчи.

— Да. Для них так будет лучше, — закончив, отозвалась Аека.

— Пора возвращаться, — сказала Рёко.

Тэнчи кивнул, печально смотря на спящую Атику. — Спи спокойно, мама, — тихо сказал он.

Прежде чем исчезнуть, он услышал, как она забормотала что-то, не просыпаясь.

— Тэнчи... — произнесла она.

* * *


Атика очнулась, обнаружив себя в постели, причем явно не в своей. Кацухито подошел к ней, держа в руках чашку чая.

— О... так ты проснулась. Ты проспала целые сутки, — заметил он с явным облегчением.

— Где это мы? — она огляделась по сторонам.

— Центральный госпиталь Токио. Что именно ты помнишь, Атика-чан?

— Я была на экскурсии, вместе с классом... Мы были на Токийской Башне, и... и я дальше не помню. Что случилось?

— Они говорят, что в башню ударила молния. Произошел взрыв, и несколько людей пострадало.

— Папа, но где Ранма?

Долгая пауза. — Пойдем со мной, — сказал он в конце концов.

* * *


— Нет... — выдохнула Атика, увидав рыжеволосую, лежавшую в постели с кучей машин и трубок, окружавших ее. Кардиомонитор размеренно посылал сигналы, сигнализируя о том, что она еще жива.

Рядом с ней стоял доктор.

— Извините, Масаки-сан. Мы ничего не можем поделать. Ее состояние стремительно ухудшается. Мы прогнали ее сквозь все возможные анализы, но мы просто не можем понять причину. Только вопрос времени, когда ее тело окончательно откажется жить, максимум дня три, не больше. Боюсь, что спасти ее сейчас может только чудо.

— Папа... — сквозь слезы начала Атика.

Кацухито понимающе кивнул.

* * *


Атика молилась. Им больше ничего не оставалось. Ее отец и она отвезли Ранму домой. Доктора не возражали. Они больше не могли ничего.

— Спасти ее сейчас может только чудо, — сказал один из них.

— Тогда этим мы и займемся, — ответила тогда ему Атика.

Она преклонила колени перед Священным Древом. — Услышь меня, чем бы ты не было. Моему другу нужна твоя помощь. Он умирает прямо сейчас, и я знаю, что другого способа помочь ему просто нет. Он хороший человек, и у него доброе сердце. Пожалуйста, я его люблю. — тихо закончила она. Лицо ее было залито слезами.

Кацухито с печалью следил за горем свей дочери. Ей было очень тяжело, когда умерла ее мать, и вот теперь это. Он посмотрел на тело Ранмы, лежащее рядом с ними. Обеспокоено посмотрев на Древо, он обратился к нему, ~ Цунами, слышите ли вы меня? ~

* * *


Ранма пристально смотрел в безмятежно покоящуюся воду. Он знал, где он сейчас находится, но понятия не имел, как он здесь оказался. Он ощутил прикосновение к своему плечу.

— Цунами, — обратился он к женщине, — Что я здесь делаю?

— Вспомни, — сказала она, мягко прикоснувшись к его лбу.

Образы замелькали в его голове. Экскурсия, Токийская башня, и... — Каин! — выдохнул он, — Он мертв, не так ли?

— Да. Ты и Атика сумели остановить его.

— Но тогда почему я здесь? Я не помню, чтобы приходил сюда, — сдвигая брови, отозвался он.

— Смотри, — сказала она, указывая в воду.

Ранма увидел свое отражение, рыжеволосая смотрела прямо на него, моргая глазами. Изображение расплылось и под ним появилось другое изображение. Атика и ее отец, преклонив колени, находились перед Священным Древом. Между ними лежало тело, завернутое в одеяла.

— Атика... Цунами. Что случилось? — Ранма принялся паниковать.

— Ранма, ты умираешь. Человеческое тело не может противиться анти-Джурайской энергии, использовавшейся Каином. Его яд пропитал тебя, когда вы сражались. И он медленно убивает тебя изнутри.

Ранма кивнул, припомнив все эти разрезы и ожоги, что он получил. — А что насчет Атики? Она в порядке?

— Да, ее тело может противостоять скверне Каина.

Облегчение охватило его. — Ну хотя бы она теперь в безопасности.

— И ты ни о чем не сожалеешь? — спросила она.

Пауза. Он посмотрел прямо в глаза Цунами. — Нет. Если бы потребовалось, я отдал бы свою жизнь за нее еще раз.

— Ты любишь ее, не так ли?

— Да.

Цунами улыбнулась. Она разжала ладонь. То, что весьма напоминало небольшое семечко, всплыло над нею.

— Что это? — Ранма смущенно уставился на объект.

— Семя, символ новой жизни.

— Новой жизни?

— Прими его, и оно тебя спасет, но ты изменишься.

— Изменюсь?

— В твоем теле осталось слишком мало того, что еще можно починить. То что можно спасти, спасется, но остальное придется заменить полностью. Без этого ты умрешь.

— Что как всегда выбора у меня нет? — сухо осведомился он.

— Извини, Ранма, — печально сказала она, — Другого выхода нет.

— Я приму его.

Цунами кивнула. Рука ее двинулась к его груди и семечко прошло сквозь его кожу, двигаясь глубже. Синее сияние исходило из прокола на его груди.

— Что это со мной? — испуганно спросил Ранма. Он чувствовал, как семечко пустило побеги, движущиеся по всему его телу. Похоже, что семечко пускало в нем корни. Семя росло внутри него.

— Не бойся, Ранма. Оно исправляет твое тело. А теперь отдыхай, и не противься ему. — сказала она мягким тоном, изгоняя прочь его сомнения.

Ранма расслабился, позволяя своим опасениям уйти.

* * *


— Ранма, — сказал голос, — Ранма, ты меня слышишь?

Открыв свои глаза, он увидал перед собой прекраснейшее изо всех лиц, которое он когда-либо видел. — Я в раю? — спросил он, — Ты ангел?

— Ранма! — она крепко обхватила его, всхлипывая, и спрятала свое лицо у него на груди.

— Атика-чан?

— Я думала, что потеряла тебя, — плача, сказала она.

— Никогда, — отвечал он. Коснувшись ее подбородка, он бережно сдул пару упавших ей на лицо прядей, прилипших к ее мокрому от слез лицу, — Никогда больше я не оставлю тебя, Атика-чан. Я... я люблю тебя.

Она смотрела прямо в его невероятно синие глаза. — Я тоже тебя люблю, — сказала она, страстно целуя его. Их поцелуй все продолжался и продолжался, и окружающий мир для них исчез.

— Э-кхм... — Кацухито демонстративно прочистил горло.

— Масаки-сенсей! — Ранма дернулся, осознав его присутствие.

— Папа! — вскрикнула захваченная врасплох Атика, и покраснев до корней волос.

Молниеносно отпрянув друг от друга, они стыдливо опустили вниз свои глаза.

— Атика-чан, почему бы тебе не помочь Ранме добраться до дому? Уверен, ему надо как следует отдохнуть. Ведь так, Ранма? — осведомился он, сузив глаза и следя за ними обеими.

Ранма сглотнул, — Д-да, сенсей.

Атика тоже кивнула и помогла Ранме подняться.

Тихо хихикая, Кацухито следил за тем, как они уходили. Развернувшись к Священному Древу, он глубоко поклонился. — Спасибо вам, Цунами, — признательно сказал он.

— Йошо-доно, не нужно меня благодарить, — перед Древом появилось изображение женщины. Она улыбалась. — Мальчик просто невероятен, и вы хорошо его натренировали.

— Но что вы с ним сделали? — спросил у нее Йошо, наследный принц Джурая. — Я чувствую, как он излучает теперь энергию Джурай.

— Единственный способ его спасти заключался в помещении внутрь его тела семени древа Джурая.

— Но то семя что вы поместили внутри него...

— Да, это было семя древа Атики, так же как Фунао является вашим древом. — Она бережно коснулась коры дерева. — Как и я, вы знаете, что семя не прорастет на Земле. И без своего древа Атика проживет ровно столько же, сколько и обычный человек.

— Значит Ранма теперь... — Йошо был потрясен своим открытием, ~ Древо Джурая, не так ли... ~

— Как я и сказала, мальчик просто невероятен. Присматривайте за ними обоими Йошо-доно. Очень скоро вам придется рассказать им всю правду. Ранма уже знает кое-что, но Атике еще предстоит узнать о своем истинном происхождении. Оставляю остальное вам.

— Еще один вопрос, Цунами, — попросил ее Йошо.

— Да?

— Касательно небольшой проблемки Ранмы...

Цунами рассмеялась. — Достаточно скоро он узнает все самостоятельно.

Как только она исчезла, начался дождь.

Продолжая хихикать, Йошо пошел домой.

* * *


Как только первые капли дождя упали на него, Ранма простонал. Заслышав столь знакомую реакцию, Атика ухмыльнулась, кое-что совсем не меняется, несмотря ни на что. Как только на него упало еще несколько капель, Ранма смирился, готовый к неизбежному превращению. Ничего не произошло.

— Ранма... — мягко произнесла Атика, но глаза ее смеялись.

Он посмотрел на нее, и увидел, что она стремительно промокает насквозь. Он посмотрел на себя, и увидел то же самое. — Я все еще парень... — неверяще протянул он, — Я все еще парень!!

— Ранма, я так за тебя счастлива! — отозвалась Атика.

Обхватив ее руками, он прижал ее к себе, закружившись под дождем, — Я люблю тебя.

— И я тоже тебя люблю.

* * *


Будущее:

— Мы вернулись! — счастливо завопила Сасами, как только группа вернулась в знакомую комнату. Все в ней было так, как они ее и оставили. Аекина миска с крекерами стояла на столе, коробка с фотографиями валялась на полу и фильм все еще шел.

— Со всем все в порядке? — спросил Тэнчи.

— Сработало! — обрадовано сказала Рёко, смотря на экран. Атика все еще шла на фоне деревьев, покрытых осенним золотом и багрянцем, и рядом с нею шла Ранко.

— Да, все вернулось на свои места, — согласилась Аека.

— Тэ-энчи, давай это отпразднуем, — с хрипотцой протянула Рёко. Поднырнув под его руку, она устроилась у него на груди, водя по его подбородку пальцем.

Тэнчи почувствовал, как его нос засигналил о неполадках с кровоудержанием.

— Ты что, совсем стыд потеряла? — возмущенно начала Аека.

— Ой, ну надо же, кто бы говорил, маленькая мисс Целомудрие... — Рёко высунула изо рта язык, оттягивая веко, — Бвеее...

— Э-э... Аека, Рёко? — Тэнчи увидел, как вокруг принцессы закружились деревянные столбики, а в руке Рёко загорелся меч.

Прежде чем началась очередная битва между девушками Тэнчи, открылась входная дверь. — Мам! Пап! — закричал Тэнчи. Обе девушки одновременно отпрыгнули в стороны, вежливо приветствуя появившихся.

— Мы вернулись! — объявила Атика. Сразу за ней стоял Ранма, нагруженный сумками с припасами. Проходя внутрь, она поцеловала сына в щеку. Заодно и подмигнув. Незаметно.

— Добро пожаловать домой, Атика-сама, — вежливо поприветствовала ее Аека в своей обычной манере.

— Как вам понравилось в магазине, тетушка? — мило поинтересовалась Рёко.

Тэнчи встретил столь резкую смену линий поведения несколькими большими каплями на затылке. Девушки пытались перещеголять друг друга в вежливости и обаянии, соревнуясь на глазах у Атики.

— Все прошло просто замечательно, — отвечала Атика,— Я рада видеть, что вы наконец сработались. Это так здорово, что вы больше не деретесь друг с другом...

Аека и Рёко несколько нервно посмотрели друг на друга.

Тэнчи признательно улыбался своей маме. Даже несмотря на то, что ей уж исполнилось сорок, она по-прежнему оставалась красавицей и выглядела максимум лет на двадцать. Хотя мудрость, светившаяся в ее глазах, выдавала ее истинный возраст.

Всего парой слов она зачастую ухитрялась прекращать вековечные споры между Аекой и Рёко. Он боялся и думать, на что бы была похожа его жизнь без нее.

Ранма поставил сумки на стол. — Ну что, Тэнчи, как прошел вечер?

— Довольно интересно, папа... — отвечал ему Тэнчи. Его отцу тоже не так давно стукнуло сорок, но показывали это лишь пара седых прожилок, проходящих вдоль его косички, тянувшейся через всю спину.

Поглядев на него с любопытством, отец рассмеялся, — Расскажешь мне об этом попозже, ладно? — он ласково взъерошил его волосы.

Тэнчи обожал своего отца за то спокойствие и беспристрастность, с которыми он разбирался со всем, что бы ни происходило. Он всегда мог поговорить с ним на любую тему, и Ранма всегда спокойно выслушивал его до самого конца, давая в конце разговора мудрые советы, существенно облегчавшие его жизнь.

Тэнчи поверить не мог, насколько близок он был к тому, чтобы потерять их обеих. Да что бы он без них делал, тихо изумлялся он про себя.

— Тэнчи, так все в порядке? — спросила у него Атика.

— Да, мам. Все просто здорово! — ответил Тэнчи.


Будет продолжено в: "Отец Принца"


Изображение


Примечания к фанфику:

Первое правило Любви в Аниме: Любовь имеет форму треугольника или более сложных геометрических фигур.
Если вы этого не заметили, данная история укладывается в сюжетную линию "Tenchi Muyo in Love". Думаю, я довольно точно следовал ей. Если вы его и не видели, то для вас это значения не имеет.
Если вы все же видели фильм, то наверняка изумляетесь, что стало с агентом-оперативником Джи-Пи. Он здесь есть, на заднем плане, но я не стал расписывать его подробнее.
Ранма как древо Джурая, спросите вы... Ну, вот лично я думаю, что это могло бы сработать. Это сделает Ранму даже более мощным, и сохранит Атику в живых. Кстати, проклятье его это тоже излечит!
Я не очень уверен, что еще это ему даст. С удовольствием приму любые предложения.

Авторские примечания: Ну все народ, все. Я устал. Похоже было на то, что каждая глава становилась все длинней и длинней. Надеюсь, что это того стоило. Я вам еще не наскучил? Если да, то скажите мне об этом.
И я с удовольствием благодарю всех за помощь. Лишь усилия таких читателей как вы, сделали все это возможным. Если у вас есть какие-либо замечания, шлите письма по обеим адресам, указаным ниже. В данное время я переезжаю, и мой адрес скоро переменится.
Я ищу людей, готовых вычитывать мои работы. И да, вскоре я собираюсь завести свою веб-страницу. Поскольку я уж точно не художник, то не согласиться ли кто-нибудь заняться фан-артом и переслать мне картинку Ранмы и Атики вместе?
Шлите письма по адресу (cruzd@alum.rpi.edu). Указывайте тему Ranma|Tenchi


Примечание переводчика:

(7): Я долго рылся, пытаясь понять, с чего же имя Рёко так знакомo было Ранме — увы, единственный вариант — Ryokou-san (Господин Странствие) из V8.5-8

...Местная актерская труппа, которая хочет, чтобы Аканэ поехала с ними на конкурс на лучший спектакль и сыграла там роль Джульетты (чему та очень рада). Как только Ранма узнает, что победители смогут поехать в Китай, то он решает сыграть роль Ромео, хотя ничего об этой роли не знает, а Куно, Госункуги и Хаппосай, в свою очередь, тоже хотят сыграть Ромео...
Вернуться к чтению »»


   
 
  
"ОТЕЦ ПРИНЦА"
ГЛАВА 1


Изображение


Пролог.

Парень бежал через лес.

На нем были потрепанные серые штаны и синяя рубашка. Его длинные темные волосы были связаны сзади в хвост, мокрый от пота. Как только очередная капля пота попала ему в глаз, он прямо на бегу утер свой лоб и брови рукавом.

Деревья так и мелькали мимо него, пока он мчался по узкой заброшенной и довольно грязной тропке. На лице его отразился страх, и он помчался еще быстрее. Подстегиваемый адреналином, он мчался вперед, поминутно оглядываясь, не следует ли кто за ним. В ходе одного из таких озираний случилось именно то, что и должно было произойти давным-давно. Запнувшись об корень, торчавший из земли, он кубарем покатился по земле. Из-за пазухи у него вывалился небольшой предмет, упавший прямо перед ним. Это была довольно затейливо изукрашенный жезл странной формы, несколько напоминающий рукоять меча.

Довольно быстро оправившись от падения, парень выкарабкался из грязи, тут же схватив предмет. Он помчался дальше. Своею рукой он стискивал этот странный жезл, и настолько сильно, что кулак его побелел от напряжения.

И, наконец, этот лабиринт стволов деревьев, листьев и низких кустарников закончился, и он выскочил на открытое пространство. Теперь парень отчетливо видел свою цель — просторный белый дом с красной черепичной крышей, мирно стоявший на берегу небольшого озера. В финальном спурте он устремился вперед, влетев в открытую дверь, и резким движением захлопнул ее за собой. Прислонившись к ней, и блокируя ее всем весом своего тела, он, наконец, смог расслабиться.

Пытаясь отдышаться после своего забега, он поднял свои взор вверх, и, наконец, заметил две пары глаз, смотрящих на него. На находящемся в комнате диванчике сидели двое — средних лет мужчина и женщина. Насколько он мог видеть, перед его появлением они безмятежно смотрели телевизор. — Мам, пап! В-вы здесь! — завопил он.

— А где еще мы можем быть? — мужчина озадаченно почесал в затылке. Его волосы были сзади увязаны в косу.

— Что-то не так? — спросила женщина. Ее темные волосы свободно ниспадали на спину, черты ее лица очень напоминали черты лица парня. — Выглядишь ты довольно взволнованным, — Несколько обеспокоенная, она смотрела на него.

— Д-да, н-нет... ничего такого, — запинаясь, пробормотал Тэнчи. Быстрым движением руки он спрятал рукоять меча под рубашку

— Выглядишь ты так, как будто с призраком повстречался, — шутливо заметил мужчина.

Тэнчи попытался улыбнуться. Слабо. — Ага... призрак... ха-ха... Я в свою комнату, ладно? — не вымолвив больше ни слова, Тэнчи ринулся вверх по лестнице и нырнул в свою комнату.

И мужчина, и женщина моргнули.

— Как считаешь, Ранма, что это с ним? — поинтересовалась женщина у своего мужа.

Ранма пожал плечами, — Полагаю, что беспокоиться особенно не о чем. Уверен, Тэнчи и сам со всем справится, чем бы все это ни было. — Вытянув вперед руку с пультом телевизора, он опять принялся щелкать по каналам.

— Наверное, ты прав, — отозвалась Атика, пристраиваясь у него в руках поудобнее.

* * *


Настоящее:

Звонок возвестил о начале обеденного перерыва. Пока школьники собирались друг около друга тесными стайками, Тэнчи сидел за своим столом, играясь с рукояткой меча, найденной им этим летом. С явственно читавшейся на его лице подозрительностью, он вдумчиво разглядывал рукоятку. ~ Хм, неужели это штука и есть тот самый меч Йошо? А на вид и не скажешь... ~

— Эй, Тэнчи! Что это у тебя такое? — осведомился парень, подошедший к нему. Это был высокий, довольно полный парень с довольно крупным носом, и небольшими очками, висевшими на нем.

— А? О, привет, Юта. Ничего такого. Просто железяка. — отвечал Тэнчи, быстро засовывая рукоять в свой портфель.

Юта рухнул на стул рядом с ним, — Итак, Тэнчи,... как ты провел летние каникулы?

Тэнчи пожал плечами, — Как обычно. Целыми днями — лишь я, мои предки и весь день в работе. Это было как бы частью моего обучения, — он скривился, припоминая рутинные ежедневные подъемы на заре и бесконечные тренировки с отцом. Сон по утрам считался деянием наказуемым и карался ведром холодной воды.

— Ну ты и зануда, — нахмурился Юта, — Так и не встретил ни одной девчонки?

— Ха! Ты думаешь, они попрутся в захудалый горный храм?

— Да уж...

— Там можно встретить лишь стариков да старух. — пожаловался Тэнчи, — Хотелось бы мне, чтобы туда хоть раз симпатичная девушка заглянула...

— Ужас какой... Так ты ходил на свидания с мумиями все лето? — Юта шлепнул его по спине, и заржал, довольный своей маленькой шуткой.
— Угу... с мумиями! Ну, ты и скажешь! Ха-ха... — Тэнчи резко замолк, припомнив, что именно случилось с ним в демонской пещере. Образ иссохшей твари, хватающей его и проводящей своими скрюченными пальцами по его лицу, заставил его содрогнуться. Бусинки пота выступали одна за другой над его бровью.

Юта приметил неестественную реакцию своего друга, — Эй, Тэнчи, ты чего это? — он всмотрелся в резко побледневшее лицо своего друга. — Только не говори мне, что дело зашло настолько далеко, что ты с мумией переспал!!! — завопил Юта, хватая его за воротник.

Тэнчи взорвался — Бака! Не спал я ни с какими мумиями!!! — и Юта с грохотом впечатался в шкафчики, стоявшие у стены в коридоре. Придя в себя, Тэнчи смущенно огляделся по сторонам, и обнаружил, что все его одноклассники уставились на него. — Э-э... извини, Юта, извини, пожалуйста, — кинулся извиняться он. Продолжая стонать, Юта принял его извинения.

Почтя за лучшее смыться с места происшествия, он выскочил из класса. Яростно сжимая кулаки, он попытался в очередной раз унять свою дрожь. ~ Спокойно, спокойно. Никто из них не знает, что ты сделал этим летом. ~ Опираясь рукой о стену, он сделал ряд глубоких вздохов, стараясь успокоиться. И как только он взял себя в руки, внезапное прикосновение к плечу заставило его взвиться вновь.

— Тэнчи? — раздался позади него голос.

Резко дернувшись, он развернулся назад, машинально принимая боевую стойку. Руки он держал перед собой, готовый как к атаке, так и к обороне. Тело балансировало на носках и пятках, готовое в случае чего среагировать наилучшим образом. И лишь только тогда, когда его мозги сумели догнать его же рефлексы, Тэнчи осознал, кого именно от только что едва не атаковал — М-мам!

Атика смущенно уставилась на своего сына, — Тэнчи, никаких спаррингов в школе, помнишь?

— Э-э... ну-у, извини, мам.

Атика приподняла бровь.

— То есть, я хотел сказать, Масаки-сэнсэй. — вставая по стойке смирно, поправился Тэнчи.

Атика с большим трудом удержалась от смеха. Своим поведением Тэнчи чрезвычайно напоминал ей Ранму, того же возраста. Не считая того, что он унаследовал голубые глаза отца, Тэнчи был столь же эмоционален и открыт, все его переживания тут же читались на его лице.

Атика покачала головой, ~ Как быстро все-таки бежит время... Буквально только вчера Ранму наказывали за сон в классе, и мне приходилось ожидать его по вечерам, а теперь мне самой приходиться заставлять учеников не храпеть на партах. ~

— Cэнсэй? — спросил Тэнчи, заметив как взгляд его матери затуманился.

Атика кашлянула. — Ничего, Тэнчи, все в порядке. Просто не попадайся на глаза другим учителям, когда примешься хулиганить в следующий раз. Бедные шкафчики и без того едва не разваливаются, а тут ты еще принялся в них Ютой швыряться... Так что никаких больше происшествий до конца этого дня, договорились?

Тэнчи яростно закивал, — Хай, сэнсэй.

Атика смотрела в след своему убегающему сыну. ~ Ну, он хотя бы уделяет учебе больше внимания, чем его отец... ~ подумала она про себя. Ранма продолжал удерживать рекорд по сну на занятиях. Она проследовала в свою аудиторию, с улыбкой на лице вспоминая, каким милым смотрелся Ранма, похрапывающий на парте.

Прошлое:

— Ранма! Ранма!! Ранма, ну все, в последний раз ты у меня в классе засыпаешь!!! — поклялся учитель.

— Правильный ответ — Хоккайдо! — объявил парень с косичкой, отрывая голову от стола. Ранма взгромоздился на ноги, и был вознагражден за это кусочком мела, прилетевшим ему в лоб.

Ходжо-сан, преподаватель геометрии обессилено закрыл свое лицо ладонями.

— Э-э... Киото? Не-а, это же Осака, так? — продолжал Ранма без остановки.

— Ранма! В коридор! Быстро! — мужчина ткнул рукой в сторону двери.

— Хай, сэнсэй, — отозвался Ранма, вылезая из-за стола, и потащившись к двери. Когда он проходил мимо Атика, та смогла лишь покачать головой.

И пока Ранма разыскивал еще одну пару ведер, Ходжо-сан продолжал урок, — А теперь, расскажет ли кто-нибудь из вас мне доказательство теоремы Пифагора? О, да, Нобуюки, пожалуйста, начинай...

Обед:

Пока школьники ускоренно зарывались в свои обеды, Танака направилась поближе к своей подруге, усевшись рядом. — Атика-чан, так ты опять ешь в полном одиночестве? — Она мотнула головой в сторону Ранмы, продолжающего спать за своим столом.

— Похоже, что так, — хмуро отозвалась Атика.

— Хмм... на этой неделе Ранму уже в третий раз поймали спящим в классе. И чем это вы, голубки, всю ночь занимаетесь? А, Атика-чан? — осведомилась Танака, глянув хитро на нее.

Лицо Атики залилось краской, но затем на нем проступила затаенная печаль, — Папа в последнее время взялся за Ранму не на шутку. Их тренировки теперь длятся гораздо дольше. Хотя Ранма похоже совсем против этого не возражает. Понимаешь, боевые искусства для него это все, и он вместе с папой давно уже не находили себе достойных противников...

— Ну-у, неудивительно, что ты в последнее время хмурая такая ходишь. Судя по всему, Ранма-кун не уделяет тебе достаточно внимания. Я права, не так ли?

— Ну-у, все вовсе не настолько уж и плохо... — Атика прикрыла свое лицо коробкой, стараясь едой замаскировать свое смущение.

Танака закатила глаза, — Да ну тебя, Атика. Судя по твоим словам, Ранма настолько загружен, что совсем тебя забросил. Не знаю, почему ты не скажешь своему отцу, что эти его тренировки негативно сказываются на его успеваемости, и что он обязан хоть чуть-чуть их ослабить. В конце концов, это же чистая правда.

— Ну, я не знаю... — неуверенно протянула Атика.

— Уверена, это сработает. Кроме того, я помню, как вы себя вели во время той экскурсии в Токио. Вы были так милы друг с другом, что меня чуть на месте не стошнило. — Танака захихикала.

— Эй! Хватит надо мной смеяться, — краснея, отозвалась Атика. Покончив с остатками своего обеда, она вновь устремила свой взор на засоню с косичкой. ~ а он действительно выглядит очень мило, спящим ~

Настоящее:

Перегнувшись через перила крыши, Тэнчи посмотрел на школьный двор. Поскольку на его любимейшем месте для отдыха никого не было, он вполне мог присесть и наконец как следует подумать.

Усевшись на каменный пол, он прислонился спиной к стене. В своих мыслях он вновь вернулся к событиям летних каникул. С самого его детства дедушка забивал его голову рассказами из истории храма, и об его основании. О демоне, рухнувшем с небес и воине света, сошедшим следом для того, чтобы победить демона, и мечом своим заточить в пещере.

Его мама стала еще одним источником информации. Ее вера в эти истории была столь же непоколебима как и как и вера дедушки. Стоя в свой первый раз у раззявленного зева пещеры, Тэнчи отчаянно желал удостовериться самолично, есть ли там, в пещере хоть что-нибудь.

За все эти годы Тэнчи неоднократно пытался проникнуть в эту тьму и узнать наконец истину, но каждый раз на его пути вставало одно и то же препятствие — его собственный отец. И он вновь припомнил тот самый первый раз, когда папа застал его во время безуспешной попытки нахождения ключей от запиравших вход в пещеру ворот.

* * *


— Тэнчи, в жизни и без того есть довольно много проблем, и тебе не стоит изыскивать себе на голову дополнительные, — с весьма серьезным выражением лица втолковывал Ранма восьмилетнему мальчику. — Просто поверь мне на слово, и не проверяй это, хорошо, Тэнчи?

Мальчик нерешительно кивнул, — Хорошо, папа.

Ранма вздохнул, припоминая насколько активны парнишки такого возраста. — Тэнчи, — начал он, — Думаю, что настало время учить тебя кое-чему...

Тэнчи резко вскинул голову, — Чему, пап?

— Кое-чему очень древнему, искусству, преподававшемуся в моем роду поколениями. Скажи мне, Тэнчи, тебе никогда не хотелось начать изучать боевые искусства? Мой батя учил меня семейному стилю Непрерывной Адаптации, готовящему противостоянию всему, что может встретиться тебе на пути, и я полагаю, что настало время передать часть этих умений и тебе.

— Всему вообще? — спросил мальчик, впервые за все это время заинтересовавшись.

Кивнув, Ранма улыбнулся, — Так хочешь ли ты попытаться?

— Хай, папа!

* * *


Вторжение в демонскую пещеру определенно являлось ошибкой. — Мне надо было послушать папу, — покаянно пробормотал Тэнчи, — Что же, хотя бы ничего такого уж страшного не произошло.

— Так все эти истории были правдой... — нахмурив брови, протянул он, — поверить не могу, дедушка ничего не говорил об этом. Ну ладно, раз уж за все это время ничего такого не произошло, то не стоит и беспокоиться.

Отчаянно зевнув, Тэнчи потянулся, закинув руки себе за спину. Он чувствовал, как усталость постепенно утягивала его за собой. Но прежде чем заснуть, он сделал в уме пометку — в следующий раз обращать больше внимания на то, что ему говорит отец.

* * *


Ранма передернулся, — Хмм, надеюсь, что я не подцепил ничего такого... — он стряхнул еще пару листочков со своего плеча, продолжая подметать ступени, ведущие к храму. Осенние деньки в храме были наиболее прекрасны. Медленная смена изумрудно-зеленого цвета листвы на золото с янтарем, не переставала поражать его вот уже который год.

Нежданный выброс силы где-то поблизости прервал его мысли. — Что за... — дрожь в очередной раз пробежала по его спине. Оглядываясь по сторонам, он попытался отследить его источник.

— Хмм... странно. Похоже, что он исходит из... — его глаза округлились, — Быть не может! — Метла рухнула на ступени, покатившись вниз, но это его уже не волновало. Он уже несся сквозь лес, размываясь в воздухе.

Пару секунд спустя Ранма уже стоял перед зевом демонской пещеры. Он был готов ко всему, и желтое свечение ки окружало его тело. Оглядевшись по сторонам, он уставился на то, что некогда было вратами, запиравшими вход в демонскую пещеру.

— Черт... — пробормотал Ранма. Железные прутья дверей завивались кренделями. Напрягая все свои чувства, он попытался с помощью своей ки отследить причину всех этих изменений. Ничего, ничего вообще, лишь остаточные следы той самой силы, что он ощутил ранее.

Ранма покачал головой, — Это плохо...

Прошлое:

— Это плохо... — пробормотал Ранма, уставившись на полоску бумаги в его руке. Это было его пятое предупреждение за прошедшие две недели. — Старикана все это вовсе не обрадует... — вздохнув, он засунул ее в свой карман. — И Атика убьет меня, если я заставлю ее ждать меня вновь после школы, — Короче говоря, это был плохой день для одного знакомого нам бойца.

Он побрел по коридору, собираясь в очередной раз извиняться перед Атикой за причиняемые им ей неудобства. От усталости плечи его опустились, все тело его ныло от боли. ~ Это старикан во всем виноват ~ думал Ранма. Все последние пару-тройку недель Кацухито-сэнсэй явно перебарщивал со своими тренировками. Даже батя и старая мумия не заставляли его настолько выкладываться.

Приемы и связки, которым его обучал Кацухито-сэнсэй, являлись жесточайшими испытаниями, заставлявшими его тело и дух расширять установленные для них границы. В те самые моменты, когда он думал что уже не может справиться с возлагаемыми на него нагрузками, Кацухито-сэнсэй каким-то образом находил способы протолкнуть его еще на пару сантиметров дальше.

"Знай свои пределы и стремись преодолевать их". — это было девизом его нынешних тренировок. Глядя на свою кисть, он медленно открывал и закрывал ее. ~ Мои пределы... И насколько далеко я сумею дойти? ~ — изумлялся он, чувствуя, как семя Джурая пульсирует внутри него, ~ Даже Цунами не сможет ответить на этот вопрос за меня ~

Устало вздохнув, Ранма наконец добрел до школьного двора. — Полагаю, что настало время опять извиняться перед Атикой... — По правде говоря, он боялся, ничего другого в своей жизни он не боялся больше, чем вероятности того, что она покинет его, и хмурого и печального выражения на ее лице. И пока он отчаянно пытался состряпать приличный сценарий извинения перед Атикой, его нос уловил знакомый запах, витавший в воздухе. — Окономияки?

— Точно так, сладенький ты мой, — ответил ему женский голос.

— Он застыл на месте, узнавая этот голос. — Быть не может... — в ужасе он медленно развернулся. Прямо ему в лицо смотрели удивительно знакомые карие глаза, — Укё!

Его "миленькая" невеста была облачена в свой обычный наряд — синюю поварскую куртку и обтягивающие черные трико. Ее длинные волосы были стянуты в хвост узкой белой ленточкой. На ее спине висела большая боевая лопата. — Ну-у... Э-э... Н-ну надо же какое совпадение... встретиться с тобою прямо здесь... — запинаясь, протянул он.

Настоящее:

Атика стояла на автобусной остановке. Длинная темная юбка, мешковатая куртка. На плече сумка с книгами и учебниками и тетрадями с непроверенными домашними заданиями. Она в очередной раз посмотрела на башенные часы, стоявшие на фасаде школьного здания.

— Хмм... почти пять часов. Так где же Тэнчи? — Атика нахмурилась. Ей вовсе не хотелось ждать следующего автобуса.

Основной поток школьников уже схлынул. Те, что еще выходили из школы, оставались для выполнения каких-либо заданий или дежурств. Атика довольно быстро узнала одного из выходящих.

— Юта!

Парень оторвался от томика манги, уткнувшись носом в который, он брел к воротам, — Чего? О, Масаки-сэнсэй! — кланяясь, отозвался он.

— Юта, ты Тэнчи не видал? К этому времени он уже обычно ждет меня здесь, и мы с ним отправляемся домой. Ты не знаешь, что его задержало сегодня?

Юта почесал в затылке. — Ну-у, на встрече клуба любителей фантастики его точно не было. Вообще-то, после обеда я его вообще не видал.

Атика нахмурилась еще больше. — Спасибо, Юта. Увидимся завтра, в классе.

— Хорошо, сэнсэй. — парень поклонился еще раз, и пошел дальше.

Несколькими минутами спустя Атика услышала приближающийся автобус. Покачав головой, она направилась к школьному зданию.

* * *


Колокольчик звякнул еще раз. Скрутившийся в своей неудобной позе прямо у стены Тэнчи наконец проснулся. Зевнув, он потер глаза. — Э-э... где это я? — Он огляделся по сторонам. Было уже темно. Школа затихла.

— Ну, замечательно! — простонал Тэнчи — Я заснул и пропустил все послеобеденные уроки. Как только мама узнает об этом, она меня убьет. — Как только он выпрямился, вновь раздался знакомый звук.

— Мяу...

Глянув вперед, он заметил небольшую черную кошечку, сидевшую в углу крыши прямо перед ним. — Киска, как ты сюда пробралась? — она метнулась к нему и прямо перед его глазами растаяла в воздухе.

— Что за... — его глаза округлились.

Колокольчик звякнул вновь. Его звон каким-то странным образом вселял в него страх. Тэнчи сглотнул, и на подгибающихся ногах развернулся на звук. Сердце его пропустило удар, как только он заметил девушку, сидевшую на вершине железного бака, стоявшего на крыше.
Ее циановые волосы лохмами торчали во все стороны, складываясь в довольно живописную прическу. Темные топазовые глаза неотрывно следили за ним. Было в ее облике что-то такое кошачье. В своей руке она держала два небольших кошачьих колокольчика, связанных вместе красной ленточкой. Крутанув ими вокруг пальца, она бросила их Тэнчи.

— Рёко. — лениво протянула она, — Так меня зовут. — Легкая улыбка засияла на ее лице, и глаза ее принялись светиться.

Челюсть у Тэнчи отвисла, — Этого не может быть... Ты не можешь быть тем... иссохшим демоном!

Там было темно и холодно. 700 лет прошло с тех пор, как меня заточили в той пещере. Тебе ни за что не понять, сколько боли мне пришлось вынести. — холод, сочившийся в ее голосе, пробирал Тэнчи до костей.

~ О боже... ~

Прошлое:

~ ... ну за что это мне? ~

— Ранма, сдохни! — завопила разъяренная мастерица окономияки, метнув три боевых лопаточки прямо ему в голову.

Ветерок, поднятый летящими лопаточками, заставил подлететь прядь волос, спадавшую ему на лицо. Три звонких удара сообщили им обоим о том, что лопаточки врубились в кирпичную стену школы. — Укё, постой...

— Заткнись! — рявкнула она, срывая со спины гигантскую лопату, и занеся ее над головой, рванулась к нему. Ранма ушел от удара и искр с кирпичными крошками, взлетевшими вверх, как только край лопаты врубился в тротуар.

Укё атаковала его без передыху, ведомая своей яростью и гневом. Ранма пятился назад, уклоняясь от каждого наносимого ею удара, отказываясь атаковать ее в ответ. Он не мог сделать это, его совесть просто не позволяла ему сделать с ней это. — У-укё, постой, я... я все могу объяснить! — взмолился он, отчаянно пытаясь успокоить разъяренную девушку.

— Объяснить? — Укё сделала паузу, перевод дыхание, — Что объяснить? Объяснить с чего это вновь убежал от меня, так же, как сделал это со мной и в прошлый раз? — она обрушила свою боевую лопату ему на шею. — Ты ничем не лучше своего скотины-отца!

— Все было вовсе не так! — в отчаянии выпалил он. Он продолжал пятиться до тех пор, пока не уперся спиной в стену здания. — Я должен был убежать. Я просто не мог дольше там оставаться. Все эти бои, драки, ссоры, ругань, весь этот хаос... Если бы я не ушел сам, все кончилось бы гораздо хуже, и вы все бы меня ненавидели. Я не хотел, чтобы это произошло. Укё, я никогда в жизни не хотел причинить тебе боль.

Она затрясла головой, — Заткнись, заткнись... — начала она, но ее голос сломался. Глаза ее начали наполняться слезами. — Я не буду больше тебя слушать. Дважды я не эту удочку не попадусь!

— Я не хочу с тобой сражаться. — Его руки обвисли, оставляя его полностью беззащитным. — Если ты действительно хочешь этого, то можешь убивать меня прямо сейчас. Извини, Укё. — Ранма закрыл глаза, приготовившись к неизбежному удару.

Судорожно стискивая зубы, Укё замахнулась своей лопатой еще раз.

Настоящее:

— Значит, ты вернулась, чтобы отомстить!?! — спросил Тэнчи у плавающей в воздухе девушки.

— Точно.

Тэнчи отступил на шаг назад, — Но я не виноват. Это мой дальний предок. Некто по имени Йошо...

— Мне все равно. — Его объяснения были прерваны разрядом света, выстрелившим из ее руки. Шар энергии моментально превратился в изящный и вытянутый энергетический меч, застывший прямо перед лицом девушки-демона. — Мне просто надо дать выход своему гневу. — Сказав это, Рёко сжала свою другую руку в кулак, и выстрелила шаром энергии.

— Почему именно на мне? Говорю же тебе — я не виноват!!! — завопил Тэнчи, с трудом избегнув разряда. На том месте, где он только что стоял дымился приличных размеров кратер.

Хихикнув, Рёко метнула еще несколько разрядов. Тэнчи крутился как мог, ныряя и уклоняясь от летевших на него смертоносных шаров. Постоянно вися в воздухе и меняя направление ежесекундно, он скакал по крыше. Ежедневные тренировки с отцом нежданным образом помогли ему справиться с этой ситуацией. Тэнчи выгнулся дугой, избегая очередного выстрела. Он почуял своей кожей жар, излучаемый скользнувшим мимо него шаром. Очень осторожно он приземлился на пол, не отрывая глаз от Рёко, смеряющей его насмешливым взглядом.

— В чем дело? Не-ет, Тэнчи. Просто убегать — это не интересно. — Рёко спрыгнула со своего насеста.

Тэнчи возмущенно скривился. Одним из наиболее важных уроков, преподанных ему отцом, гласил — никогда не сдаваться, сбегая с поля боя. Успокоив себя, Тэнчи бросил своей противнице вызов — Знай, демон, я, наследник школы Масаки Боевых Искусств Непрерывной Адаптации выиграю наш бой! — он сглотнул, ~ надеюсь...~

Заинтересовавшись, Рёко искоса глянула на него, Кивнув, она заметила, — Ну, давай, давай!!!

Тэнчи стиснул кулаки, вставая в стойку. — Как скажешь! — он метнулся вперед, нанося удар. Рёко стояла прямо перед ним, ожидая его атаки, и как только он достиг ее, она исчезла прямо пред его глазами.

— А? Она же только что здесь была...

— Что, Тэнчи, меня разыскиваешь? — поинтересовалась Рёко, появляясь у него за спиной.

Как только он услышал ее голос, он инстинктивно отреагировал наилучшим способом. Сложившись вдвое, он нырнул вперед, избегая удара ее энергетического меча. Перекатившись на безопасное расстояние, он встал. — И... и к-как ты это сделала?

Рёко рассмеялась и исчезла вновь.

~ Чееерт! Кажется у меня большие проблемы! ~ подумал Тэнчи.

Прошлое:

~ Я не могу с ней сражаться. Я не стану с ней сражаться.~

Ранма содрогнулся, почувствовав удар, ~ Хм, это не настолько уж и больно, как я ожидал... ~ очень осторожно он приоткрыл один глаз. Под его ногами лежали обломки того, что некогда было частью стены школьного здания. — Укё... — согнувшись, она сидела на коленях, держа большую лопату в своих руках. Одна за другой слезы капали с ее лица, утопая в крошке и кирпичной пыли.

— Придурок безмозглый... — тихо пробормотала она.

Ранма встал на колено рядом с ней. — Уччан, прости меня... — прежде чем он смог продолжить, Укё обхватила его обеими руками, притягивая к себе. Она вцепилась в него мертвой хваткой.

— Почему, Ранма? Почему ты бросил меня вновь?

— Укё, ты всегда была мне дорога. Я... я любил тебя, но только как друга. Сотни раз я говорил тебе это, но каждый раз ты отказывалась это понять. — он печально покачал головой.

— Но наша помолвка...

— Ничего больше не значит. Я больше не Саотоме, и все помолвки расторгнуты.

— Я знаю. Я разговаривала с твоей матерью, когда ты исчез. Она сама рассказала мне это, никому другому я просто бы не поверила. Когда я спросила ее, куда же ты ушел, она ничего не сказала мне. Я была так зла на тебя, но... Ранчан, я люблю тебя, — она глядела прямо в глубь его бездонных синих глаз.

— Укё, я.... Мммфф! — он не успел закончить свои слова, когда ее губы требовательно прижались к его губам, заглушая все его протесты. Она целовала его, вначале потихоньку, но затем вкладывая в поцелуй все больше и больше страсти, чувствуя, как его сопротивление уходит. В голове Ранмы царил хаос, и он отчаянно пытался прийти в себя ~ Что?!! Что я делаю?!!! ~ борясь сам с собою, он прервал их поцелуй. — Укё, я не могу...

Настоящее:

Тэнчи каким-то чудом сумел отбить еще одну атаку, когда Рёко появилась и вновь исчезла прямо перед его глазами. ~ Черт! И как же мне ее поразить, если она и дальше так будет? ~ воздух пред ним снова пошел рябью. Вколоченные в него рефлексы пнули его, и он перекатился вбок, спасая себя. Прежде, чем он успел нанести ответный удар, Рёко вновь исчезла.

~ Как нанести удар тому, кого не видишь? Вот оно! Понял! ~ маленькая лампочка появилась у него над головой, ~ Ее ки! Если я сумею почувствовать ее появление по излучаемой ею энергии, то смогу и поймать ее! ~

Он сфокусировался, разумом возвращаясь к тренировкам. Только те люди, что потратили годы на тренировки, могли использовать или чуять ки, энергию всего сущего, всего живого. Даже для него это было довольно затруднительно, несмотря на все те тренировки, через которые он прошел с восьми лет.

~ Давай, ну где же ты? ~ он стоял прямо, защищая скрещенными руками свое лицо. Его глаза сканировали пустую крышу. И затем он неожиданно почувствовал это — краткую вспышку, за момент до того как воздух начал мерцать, — Вот она! — Как только девушка материализовалась, Тэнчи устремился в атаку, — КАТЮ ТЕНСИН АМАГУРИКЕН!!! — В мановение ока он развернулся вокруг своей оси, его кулак размылся в воздухе, и в течение полу секунды он нанес ей более дюжины мощных ударов.

Пауза.

— Уй, черт! — Тэнчи схватился за свою руку, отпрянув от девушки. ~ По ней бить все равно, что по куску железа! ~ Подняв глаза, он заметил ухмылку на лице у Рёко.

Постарайся не покалечить себя, Тэнчи. Я с удовольствием сделаю это сама. — Крутнув кистью, она вырастила в нем крупный шар энергии, — ХА!!!

Тэнчи кувыркнулся назад, избегая разряда Рёко, впечатавшегося в крышу. Взрыв оказался гораздо большим, чем прежние, пробив крышу насквозь и уйдя вниз по этажам.

— Ками-сама... — прошептал Тэнчи, как только пыль осела, заметив размеры разрушений.

Рёко парила над созданным ею проломом. — Ну, Тэнчи?

~ Черт, не хотелось мне делать этого, но... Похоже, что другого выбора у меня нет ~ Он напрягся, собирая в себе последние резервы. Все должно быть сделано идеально, он должен выложиться по максимуму. Его отец в тайне научил его этому приему, заявив, что он один из самых полезных и впечатляющих приемов из тех, которые он знает. Прием работал исключительно за счет скорости и изумления противника. ~ Так, время поджимает, Пора! ~

Тэнчи выпрямился, — Итак, демон, готовься к худшему! АААААААА!!!! — бледная аура окаймила все его тело, когда он устремился вперед, — финальный прием школы Непрерывной Адаптации Масаки!!!

— А? Чего это? — Рёко с опаской посмотрела на парня, бегущего на нее.

— Финальный прием школы Масаки,... БЕГ... — Прямо на бегу, за секунду до того, как врезаться в нее, Тэнчи нырнул вниз, в тот самый пролом, сделанный Рёко. — ...СТВО!!! — донеслось из него.

Тэнчи приземлился на одном из этажей школы, и помчался прочь, как будто жизнь его зависела от этого. В принципе, и зависела.

Челюсть у висящей в воздухе Рёко, отвисла, угодив в тот же самый пролом.

* * *


~ Да где же он? ~ На лице Атики явственно читалось ее беспокойство. Она уже была в его классе, но все, что она там нашла, так это его портфель, лежавший в столе. Поскольку он все еще был здесь, то и сам Тэнчи также должен был быть где-то поблизости.

Беспокойство Атики усилилось еще больше. Для ее сына это было совсем не характерно. Раньше он никогда не опаздывал на автобус до дома и не оставлял свои вещи в классе. Дюжины самых мрачных вариантов развития событий кружились в ее мозгу. Она кое-как пыталась унять себя, прежде чем ее воображение окончательно разошлось. ~ Спокойно, Атика, спокойно. Тэнчи уже взрослый парень, и вполне может позаботиться о себе самостоятельно... ~ она сделала глубокий вздох, успокаиваясь. И затем здание содрогнулось.

~ Что такое? ~ она выбежала в коридор, разыскивая причину всего этого. — Тэнчи? Тэнчи!! — позвала она. Еще больше сотрясений и рева небольших взрывов.

Атика задрала голову, ~ Крыша! Взрывы доносились с крыши... ~ поняла она, — Тэнчи!!! — она побежала к лестнице. Как только она помчалась, еще более мощный взрыв сотряс здание, сбив ее с ног. Взглянув вверх, она увидела, как потолок принялся падать прямо на нее. ~ Нет... ~

Прошлое:

— Эй, Атика-чан, меня подожди!

Улыбаясь, темноволосая девушка развернулась, — О, привет, Танака-чан, — заметила она, приветствуя свою подругу, — Что, собрание клуба уже закончилось?

Девушка кивнула, присоединяясь к Атике, — Буквально пару минут назад. Что опять Ранму-куна ждем?

— Я нашла пока чем себя занять, — отозвалась Атика, вытаскивая из своего ранца пластиковую коробочку. Сняв с нее тугую крышку, она протянула — Попробуй.

— Ух! Какие они миленькие... — прощебетала Танака, вытаскивая из коробки печенье. Оформленные в виде маленьких зверюшек, они все еще были теплыми. Осторожно откусив кусочек, она принялась медленно его прожевывать.

— Ну как? — с опаской поинтересовалась Атика.

— Хм... сочное, мягкое, не особенно и сладкое, с малозаметным оттенком корицы, — улыбнувшись, она подняла палец вверх, — Атика-чан, увы, но я должна тебе сказать... печенье у тебя получилось просто превосходное!!

— Я старалась, — призналась Атика.

— Правда? Насколько я понимаю, пекла их для кое-кого, кого мы обе хорошо знаем. Хотя он, по правде говоря, вовсе их и не заслуживает, — поддразнила ее Танака.

Атика покраснела, — Это так заметно?

— Да ладно тебе, и нечего тут смущаться. Все уже знают, что вы с ним влюблены друг в друга. По правде говоря, от ваших влюбленных взоров, которыми вы обмениваетесь, мне плохо становится! — засмеялась Танака.

Атика фыркнула, закрывая коробку.

— Каждая девчонка в школе пошла бы на убийство, чтобы занять твое место. Да-а, Ранма-кун действительно лакомый кусочек.

— Поосторожней, у тебя сейчас слюни потекут.

— Ха-ха. Очень смешно, — сухо отозвалась Танака, — Тебе лучше за ним приглядывать. Вряд ли тут найдется девушка, которая не хочет его себе. И я не исключение.

Атика рассмеялась, — Тогда мне точно не стоит задерживаться. Да завтра, Танака-чан, — помахав ей рукой, она поспешила на выход. Выбегая из здания, она заметила знакомый ей силуэт парня с косичкой, прислонившегося к стене автобусной остановки.

Она уже собралась поприветствовать его, но слова умерли у нее внутри, когда она заметила длинноволосую девушку с каштановыми волосами, целовавшую его.

Она почувствовала в своем сердце тяжесть, увеличивающуюся с каждой секундой и обуревавший ее страх. Дрожащим, ломающимся голосом она кое как сумела произнести — Р-ран... ма-кун?

— Атика! — Ранма резво отпрянул от Укё. Его язык как всегда в такой ситуации работал независимо от мозгов. — Атика, это вовсе не то, на что это похоже! Я... э-э... ну-у...

Атика развернулась к этой красотке с каштановыми волосами. Ей так хотелось обрадовать Ранму испеченным ею печеньем, она спешила к нему, но увы, вместо этого она увидела, как он целовался с другой... Яростные взоры двух девушек сцепились в воздухе. Прямо сейчас они напоминали двух боксеров, вышедших на ринг.

— И кто ты такая? — осведомилась Атика, поджав губы.

Укё смерила ее взором, обычно приберегаемым для Аканэ или Шампу. — Я? Я невеста Ранмы! А вот кто ему ты?

— Н-невеста... Ранмы-куна? — взгляд Атики заметался между ним и Укё. Она побелела, сердце ее пропустило удар. Руки ее ослабли и пластиковая коробка упала на землю. Крышка отлетела, и небольшие печенюшки в виде забавных зверушек усеяли землю вокруг них. ~ Нет... ~

Настоящее:

Тэнчи нырнул в свой класс. Зажав рот обеими руками, он постарался затихнуть. С явственным страхом на лице он пристально вглядывался в темный коридор. ~ Я просто отсижусь здесь, пока не придумаю чего-нибудь. Я должен что-то придумать. И быстро. ~

Он наморщил нос, уловив в воздухе довольно странный запах. ~ Чем это... так пахнет? А, это газ. ГАЗ!!! Рёко сломала одну из газовых труб! Надо срочно убираться отсюда!!! ~

И как только он прыгнул на ноги, чей-то голос по имени позвал его. Тэнчи замер, по его лицу покатились капли пота. Из стены прямо напротив его показалась знакомая голова. Девушка с циановыми волосами вылетела из стены, так как будто она была не из кирпича и дерева, а из воздуха.

Рёко уставилась на него — Ты действительно мне понравился. Ты такой энергичный... Тэ-энчи... — Она встала напротив него, собирая в руке энергию для еще одного разряда.

Глаза Тэнчи округлились, достигнув размерами чайных блюдец, — Ааа! Дура! Дура! Там же газ! — завопил он.

На лице Рёко появилось смущенное выражение лица, — Газ? А что это такое — газ?

Тэнчи спрятал лицо в ладонях, ~ Я уже вижу заголовки... "Отличника разорвало в клочья". Только не это! Если б я знал, что сегодня мне предстоит умереть... Я бы не потратил все каникулы на домашнюю работу! И что же мне теперь делать? Погоди-ка. Кажется, у меня есть идея.... ~

Школа Непрерывно Адаптации специализируется на отвлечении и смущении противника. И теперь Тэнчи воспользовался одним из ее приемов — Эй! Что это там за окном?! — завопил он, тыча пальцем в то сторону.

Развернувшись, Рёко уставилась в окно, — Да? Что там? Ничего не вижу. Где? Что именно ты имеешь в виду? — она вертела головой, пытаясь понять, что именно привлекло его внимание. — Ну, где же? По моему... — начала она, разворачиваясь к Тэнчи. Увы, там его уже не было. — Э? — На ее голове повисла большая капля.

— Проклятье! — Зарычала она, осознавая, что ее опять одурачили. Сжав свой кулак, она принялась формировать еще один энергетический шар. Искорок, сыпавшихся во все стороны, вполне хватило для того, чтобы воспламенить газ и громоподобный взрыв сотряс здание.

Находясь уже в совершенно другом классе, Тэнчи выглянул в коридор, как только взрывы и пламя улеглись, — Ей крышка. Жаль. Она была симпатичной. — сожалеюще заметил он. Сведя руки вместе, он пару раз хлопнул в ладоши, привычки, вколоченные в храме, умирали с трудом.

Дикий хохот прокатился по коридорам.

Челюсть у Тэнчи отвисла. Через одно из окон он заметил Рёко, пробирающуюся сквозь горящий хаос обломков. — Она все еще жива! Мне надо убираться отсюда!

Прошлое:

Желая в данный момент оказаться где угодно, но только не здесь, Ранма попытался объяснить сложившуюся ситуацию. — Атика, я....

— Невеста? — голос Атики дрожал, выдавая ее состояние.

— Атика, все вовсе не так... — быстро начал Ранма, отодвигаясь от Укё как можно дальше.

— Ранма, но помолвка... — запротестовала Укё,

— НЕТ! Только не все это снова. Укё, я оставил все это позади. Теперь я начал свою жизнь заново, и в этот раз я сам выбираю, что мне делать. Я не вернусь к тому, что было раньше. И не могу.

— Тогда возьми меня с собой, Ранчан. Начни все заново со мной, — в отчаянии сказала Укё.

— Прости, Укё... — тихо ответил он.

— Но почему? Почему меня ты не любишь?

— Потому что... — он посмотрел на Атику.

Укё заметила его взгляд, ~ Сначала Аканэ, потом это тупая красотка Шампу, потом эта психопатка Кодачи, а теперь еще и она!!! ~ она развернулась к Атике, смеряя ее пылающим взором. Кровь в Укё вскипела. — ТЫ!! Да кто ты вообще такая! Я потратила десять лет своей жизни, разыскивая моего Ранчана! И если ты думаешь, что я позволю какой-то там потаскушке отобрать его у меня, то ты серьезно ошиблась!!!

— Он не твой, — ответила Атика, вернув ей такой же взгляд.

* Шлеп *

Атика задохнулась. Ее щека горела огнем от нанесенной ей Укё пощечины. Глаза ее затуманились, но гордость не позволила ей заплакать. Вместо этого она рванулась к девушке с лопатой.

* Шлеп *

Укё схватилась за пламенеющую щеку, — ТЫ... — выдохнула она, хватаясь за лопату. Боевые ауры вокруг девушек разгорелись, соперничая друг с другом.

— Укё! — Ранма втиснулся между ними двумя. — Пожалуйста, уходи...

— Ранчан, но я...

— Укё, уйди, или клянусь, я никогда в жизни больше с тобой не заговорю, — он отвернулся от нее.

В шоке Укё отступила на пару шагов назад. В глазах ее стояли слезы. Она кинула на Атику еще одни взгляд, лицо ее было перекошено в маске ненависти. Громко всхлипнув, она кинулась прочь.

— Атика, ты как, в порядке? — обеспокоено спросил Ранма, бережно обхватив ее лицо своим ладонями.

— Да...

Ранма кивнул. Встав на колени, он подобрал упавшую коробочку, собирая в нее рассыпавшееся печенье. — Атика, прости меня за это печенье. Уверен, оно было очень вкусное.

— Ранма... почему ты ничего не сказал мне?

Он вздохнул, — Вся моя прежняя жизнь была сплошным хаосом. Масса проблем, ни у одной из которых не была решения. Я просто хотел забыть обо всем этом. Именно поэтому я не говорил тебе ничего ни о Укё, ни о остальных моих невестах.

Атика моргнула, — Остальных?

Ранма застыл — Э-э...

— Ранма... — стиснув зубы, прошипела Атика.

— Ну-у, понимаешь, Атика, в общем, долгая история...

— А я никуда и не тороплюсь, — ледяным тоном сказала Атика. Ее глаза прожигали в нем дыры.

~ Ой-ой... ~ подумал Ранма.

Настоящее:

Атика задрала голову, ~ Крыша! Взрывы доносились с крыши... ~ поняла она, — Тэнчи!!! — она побежала к лестнице. Как только она помчалась, еще более мощный взрыв сотряс здание, сбив ее с ног. Взглянув вверх, она увидела, как потолок принялся падать прямо на нее. ~ Нет!!! ~

Она выбросила руку вверх. Синее свечение окружило ее тело, закрывая ее от падающих камней. Гигантская бетонная плита разлетелась на кусочки, лишь только коснулась ее щита.

~ Уф, едва успела... ~ вздохнула она. Встав, она принялась отряхивать пыль со своей одежды. Ей потребовалось как минимум несколько минут, для того, чтобы привести себя в относительный порядок. ~ Да что тут такое происходит? ~

Вскоре после того, как она вновь двинулась по коридору, из-за угла кто-то выскочил, врезавшись прямо в нее. Вместе, они рухнули на пол. — Уф!

— Тэнчи! — она вцепилась в своего сына, проверяя, не пострадал ли он, — Тэнчи, ты как, в порядке?

Яростно закивав головой, Тэнчи уставился в донельзя знакомое лицо, — Мам?!

— Тэнчи, и что тут такое происходит?

— Мам, некогда объяснять прямо сейчас. Нам надо бежать, прежде чем она найдет нас. — выпалил он, таща ее к выходу.

— Кто она?

Тэнчи заколебался, — Э-э... Рёко.

— Что!!

— ТЭНЧИ!!! — завопила за их спиной Рёко.

Глаза у Атики округлились, — Но как...

— Некогда! — завопил Тэнчи, схватив ее за руку и бросаясь к выходу.

Прошлое:

Ранма говорил с закрытой дверью. — Атика, говорю же тебе, мне очень жаль, что я не рассказал тебе раньше о своей бывшей невесте Укё. Я знал, что все это тебя рассердит, и по этому не хотел рассказывать тебе о всей этой невестовой фигне. Я просто... — дверь отлетела в сторону, и прямо в лицо ему уставились два свирепых глаза, горящих огнем.

— Не невеста, Ранма, с этим я уж как-нибудь смирилась, НЕВЕСТЫ!!! Четыре, если быть точной!

— Нно-о... я... — дверь едва не врезалась ему прямо в лицо.

— Атика, постой... — Открыв дверь, он был встречен толстенным томом, брошенным ему прямо в лицо.

— Эй! — завопил он, резко отпрянув назад, избегая удара по голове. Дверь захлопнулась вновь, стоило ему только коснуться пола.

Прямо над павшим парнем появилось лицо Кацухито. — Ну и как дела в школе, Ранма? Что-нибудь новенькое?

Со своей позиции на полу парень с косичкой поглядел вверх, и увидел пожилого мужчину стоявшего прямо над ним. — Да, сэнсэй, можно и так сказать.

— Хм... — задумчиво протянул Кацухито, небрежно пролистав страницы — "Пять Колец". Тяжеловатая книга, — он взвесил книгу в руке, — Да, определенно, по первому прочтению с ног валит.

— Точно, сэнсэй, особенно если в голову прилетит, — отозвался Ранма.

Хихикнув, Кацухито помог ему подняться, — Пошли, парень. Пора нам немного потренироваться. — заметил он, направляясь к двери.

Ранма глянул еще раз в сторону двери Атики, ~ Я еще вернусь, когда ты немного успокоишься, попозже... ~ пообещал он мысленно. В ее комнате что-то опять загрохотало, и еще. Шум не умолкал. На его лице повисла капля, ~ Сильно попозже... ~ добавил он про себя

Тренировка началась с обычной разминки, шедшей после основных ката для разогрева тела. С каждым разом движения и связки становились все более и более сложными. Когда Ранма закончил, все его тело уже разогрелось в достаточной степени, а на лбу высыпал пот.

Ранма встал лицом к лицу с Кацухито. Обычное беспечное выражение лица священника ушло, сменившись напускной маской серьезности. На всем протяжении боя Ранме приходилось постоянно напоминать себе, что скромный священник Синто в действительности является бойцом, к уровню которого Ранма еще даже и не приблизился. Стиснув зубы, Ранма поклонился, и тренировка началась.

Прямо сказать, тренировки с пожилым мужчиной для Ранмы всегда были непростым делом. Да и сегодня легче ему не стало. Как только первый раунд закончился, все его тело было покрыто синяками, которые должны были сойти не ранее чем через пару-тройку дней, а в душе его вновь воскресла надежда на то, что однажды, в один прекрасный день, он сможет на равных биться со своим сенсеем и отплатить ему той же монетой.

Ранма снова рухнул в грязь, пропахав ее носом. Садясь, он почувствовал, как голова его закружилась, — Слишком быстро...

— Что? — переспросил Кацухито, подходя к нему.

— Да нет, ничего такого, сэнсэй. Просто пытался убедиться в том, что я все еще одним куском... — он помотал головой, пытаясь отогнать мелькающие перед его глазами искорки.

Священник кивнул, протянув ему руку. — Что-то отвлекает тебя. В обычных условиях ты бы не упал в последней атаке. — Кацухито внимательно посмотрел на него, — Что-то произошло в школе, так?

Ранма вздохнул. От Кацухито утаивать что-либо было бесполезно. — Да, пожалуй... я... в общем, я натолкнулся на старую знакомую.

Кацухито придвинулся к нему ближе. — Это я уже слышал. Молодая девушка по имени Укё, насколько я полагаю. Она твоя хорошая знакомая?

— Ну... больше чем просто знакомая... — Ранма взмок, —... скорее невеста.

— Ай, ай. Интересная нынче у молодежи жизнь. Хочешь об этом поговорить? — подойдя к ближайшему дереву, он уселся у его подножья, прислоняясь к нему спиной.

Ранма и сам уселся поудобнее, и затем начал свой рассказ. — В детстве мы с ней играли вместе. Нам тогда было лет по шесть, и я тогда всерьез считал, что она вообще парень. Мой отец с ее отцом тогда и помолвили нас, но я об это не знал, вплоть до того времени, когда год назад она появилась вновь, желая отомстить мне за то, что я, как она думала, сбежал, избегая нашей помолвки. Как только она поняла, что я понятия не имел об этом, все опять стало просто замечательно. Прямо как в старые времена, я и Уччан... Но для нее помолвка все еще была действительна, и вся проблема в том, что она и теперь меня преследует.

Кацухито внимательно слушал его, изредка кивая, но затем огорошил его неожиданным вопросом: — Но ты все еще к ней не безразличен, так?

— Ну да, я хочу сказать, что она же мой лучший друг. Пожалуй, даже больше, чем просто друг, она мне скорее как сестра. Помолвка сделала все это еще более запутанным. Я имею в виду, не могу же я жениться на сестре!

— Наверное, так... — Ранма не заметил довольно большой капли повисшей на затылке Кацухито. Священник кашлянул, прочищая горло.

— Я просто не люблю Укё так, как она хочет, — вздохнул Ранма. — Все опять катится под откос. Как и раньше. Старые проблемы возникают вновь и теперь Атика уже готова молотить меня по голове. Я уже проходил через это, и мне не хочется, чтобы это все повторилось.

Поднявшись, Кацухито подошел к нему, потрепав своего ученика по плечу. — Ранма, мудр тот, кто учится на своих ошибках.

Ранма взглянул вверх, обдумывая его слова. Его глаза округлились, когда он осознал смысл, вложенный в них.

Кацухито улыбнулся, — Давай сегодня закончим тренировку пораньше. — и развернувшись, священник направился к храму.

Ранма помчался домой со всех ног, выжимая из своего тела все, что оно могло.

* * *


— Урод! — Атика ударила беззащитную подушку, лежащую на кровати, еще раз.

— Четыре! Четыре невесты!! — подушка претерпела еще дюжину ударов.

— И... и... она красивая... — она метнула подушку в стену, рухнув на кровать и свернувшись клубком. Образ Укё висел перед ее взором, раздражая ее несказанно. Она была идеальна. От ее длинных каштановых волос, до той самой белой ленточки, удерживающих их вместе. По сравнению с ней, Атика чувствовала себя отвратительной уродкой.

~ Ну с чего это Ранме смотреть на меня, когда у него есть такая как она? И она его невеста... Ну как, как я могу сравниться с нею? ~ она накрылась одеялом с головой, желая отгородиться таким же образом и от всего окружающего мира тоже.

— Я его потеряю...

Кто-то постучался в ее дверь, — Атика!

Она легко узнала этот голос, — Ранма! Оставь меня в покое!

— Нет. Атика, мне нужно поговорить с тобой, и я не уйду до тех пор, пока ты меня не выслушаешь.

Она злобно вскочила с кровати, — Но я с тобой говорить не хочу! Со своей Укё иди говори! В конце концов, это она же твоя невеста! — завопила она в сторону двери.

— Атика, позволь мне войти!

— Нет!

— Тогда я сломаю дверь!

— Не посмеешь! — злобно отозвалась она, но от двери на всякий случай отпрянула.

— Я тебя предупредил! Хэйя! — дерево затрещало, и дверь вылетела из косяка.

Атика побледнела как полотно, но злоба ее моментально утихла, как только она увидала загнанные глаза Ранмы.

— Атика... — его голос сломался. Ярость, обуревавшая его еще секунду назад, ушла, оставив вместо себя печаль и сожаление.

— Ранма, пожалуйста, оставь меня в покое... — она отвернулась от него.

— Нет. После того, через что я уже прошел, нет, не оставлю. Атика, весь этот хаос, что был в моей жизни, преподал мне урок. Если я не поговорю с тобой прямо сейчас, то буду сожалеть об этом до конца своей жизни.

— ...

— Укё мой друг, и больше ничего меня с нею не связывает. Наша помолвка не значит для меня ничего. Ни одна из них вообще. Все это вместе было одной большой проблемой, от которой я сбежал. Я... я люблю тебя, Атика. Ты это самое важное, что есть в моей жизни, и я ни за что не хотел бы заставлять тебя страдать из-за всего этого. Я не стану повторять снова те же самые ошибки. Я не хочу терять тебя...

— Ранма...

— Атика, я люблю тебя, — он протянул к ней руку.

Атика на секунду заколебалась, но лишь на секунду. Сомнения и страхи оставили ее. Он был здесь, стоя прямо перед ней, уязвимый и беззащитный, каким она никогда ранее не видала его прежде. Прильнув к нему, она ощутила тепло его объятья. Положив голову ему на плечо, он слушала биение их сердец. — Ранма, пообещай мне, что никогда меня не оставишь, — тихо сказала она.

— Я буду с тобой рядом до тех пор, пока ты сама меня не прогонишь, — столь же тихо ответил он.

— Ранма?

— Что?

— А что мы скажем отцу, если он спросит насчет двери?

Ранма смотрел на расщепленную дверь, моргая, — Э-э...

Засмеявшись, Атика поцеловала его, — Я тоже тебя люблю.

Настоящее:

— Д-думаю, что мы от нее оторвались, — выдохнул Тэнчи, как только он и его мама оказались у проволочной ограды, огибающей отведенный под школу участок.

Атика осела на месте, — Это просто... уф... здорово... уф... уф... Дай-ка я передохну... секундочку... уф...

— Мам, ты как, в порядке? — обеспокоено спросил Тэнчи, нагибаясь к ней.

Атика закивала, ее дыхание постепенно входило в норму. — Просто я не в такой хорошей форме как ты, или твой отец.

— Давай я понесу сумки, — предложил Тэнчи, забирая ее сумку, а также и свой школьный ранец, который она так и не бросила.

— Спасибо, Тенчи.

— Мам, нам лучше двигаться дальше. Рёко может объявиться здесь в любой момент. — Тэнчи нервно озирался по сторонам.

— Тэнчи, — поинтересовалась она, вставая, — ты, случаем, не подскажешь мне, каким это образом Рёко вырвалась из заточения?

— Ну-у... понимаешь ли... в общем, я выпустил ее... случайно...

— ЧТООО?!

— ЯутащилдедушкинключиотперпещеруВкоторойянашелэтотржавыймечторчавшийизкамняизапиравшийРёко внутри Иэтоявовсемвиноватиизвинимамапожалуйста!!!!

Атика выдержала паузу, — Тэнчи, еще раз, но в этот раз помедленнее.

— Я утащил дедушкин...

Его объяснения были прерваны еще одним голосом. — О, Тэнчи, — прямо перед ними, замерцав, в воздухе появилась Рёко. Ее большие и выразительные кошачьи глаза неотрывно смотрели на него.

Атика моргнула. Еще ребенком она в первый раз услышала историю о демоне, запертом в храме Масаки. Мало того, в детстве она воображала себя играющей с Рёко. И однажды все эти игры кончились, когда она узнала правду о своем наследии. Все эти истории были правдой. Ее отец, ныне скромный священник полу заброшенного храма некогда был известен как Йошо, тот, кто поверг и заточил Рёко. И эта самая юная девушка с растрепанными циановыми волосами, что стояла перед ними, и была тем самым демоном, о которой отец рассказывал ей в детстве. — Рёко?

Рёко скосила глаза к Атике, — А кто эта старая карга, Тэнчи?

— С-старая карга? — озадаченно повторила Атика.

Тэнчи встал перед ней, закрывая маму собой, — Это моя мама, ты, чудовище! — злобно сказал он.

— ЧУДОВИЩЕ? Да как ты смеешь! Как ты смеешь называть меня чудовищем?! — завопила Рёко, тыча себя в грудь.

— Ты ходишь сквозь огонь, Ты ходишь сквозь стены. Ты ломаешь железобетон. Ты даже летаешь! — завопил в ответ Тэнчи.

— Причины просто замечательные, но их все равно недостаточно! — Рёко устремилась вперед, меч в ее руке пылал.

Тэнчи стоял непоколебимо, ~ Я не позволю ей причинить вред маме... ~

— Тэнчи!!! — в ужасе закричала Атика, увидев, как меч обрушивается на ее сына. Тэнчи машинально закрылся от удара единственным, что у него было — своим школьным ранцем. Атика почувствовала знакомую мощь, изливавшуюся из нее, как только она попыталась использовать свои силы для того, чтобы защитить их от Рёко. И как только щит уже был готов отрезать их от девушки-демона, непереносимая вспышка света вырвалась из разрубленного ранца.
Как только свечение ослабло, Тэнчи уже стоял перед Рёко, сжимая в руках свой собственный меч света — светившийся холодным синим светом. — Тэнчи...

С удивлением Атика смотрела на своего сына, ~ Это же меч моего отца... ~ глаза Атики округлились, и она уставилась на энергетический клинок Джурая.

— Что за... Э?... — на удивление особенно много времени Рёко ему не оставила. Тэнчи среагировал автоматически, блокируя ее удар.

Рёко заухмылялась, — Не надо так пугаться, сладенький мой. Тебе будет не больно... А очень больно!

— Я принимаю твой вызов! — и закипел бой.

Они бились друг с другом на равных. Рёко полагалась на свои энергетические атаки и способности к телепортации, но Тэнчи ухитрялся ей противостоять. Уникальная смесь из мечного мастерства Масаки и приемов школы Непрерывной Адаптации хранила его в бою, будучи его единственным спасением от смерти от рук Рёко.

Стоя невдалеке от них Атика со страхом следила за их поединком. Она отчаянно желала вмешаться в бой, но знала, что это не принесет ничего, кроме вреда. Постоянные исчезновения Рёко и частая смена направлений ударов, демонстрируемых Тэнчи в полете, делали практически невозможным оказание любой помощи.

После одного из довольно точных ударов Тэнчи, избегнуть которого Рёко удалось лишь с большим трудом, она скользнула назад. — Впечатлена твоим мастерством, Тэнчи, действительно впечатлена. Но победить меня ты не сможешь.

~ Она права. ~ Тэнчи чувствовал, как усталость постепенно берет над ним верх, ~ Вскоре я уже не смогу продолжать наш бой, а она не показывает ни малейшего признака усталости. Так как же мне ее остановить? Минуточку. А ведь те камушки на ее запястьях, наверное, это и есть источник ее магической силы. Легенда так и гласит: "Три камня силы." Без этой магии, она всего лишь обыкновенная девчонка, ~ он скосил глаза на красный камушек на запястье у Рёко. ~ Но как же мне... ~

Рёко метнула в него еще один шар энергии, но в этот раз он прямо в воздухе неожиданно расщепился на два. — Ай! — Второй шар застал Тэнчи врасплох. Он попытался избегнуть обеих разом, но потерял равновесие, и грохнулся на асфальт. Увидев подвернувшуюся ей возможность, Рёко прыгнула вперед.

— Есть! — завопила Рёко, нанося удар.

— У-уух!!! — Тэнчи, резко махнул рукой, пытаясь одновременно и подняться на ноги и избегнуть удара Рёко. Как только желто-красный клинок Рёко приблизился к нему, Тэнчи почувствовал, как меч дернулся в его руках. Ведомый то ли скрытой в нем силой, то ли простым везением, он преуспел в уклонении от смертоносного замаха, одновременно ухитрившись отсечь Рёко кисть.

Девушка с циановыми волосами отпрянула назад, схватившись за свою культю. Отсеченная кисть упала на асфальт, стремительно сгорая, а камушек вернулся в рукоять меча Тэнчи.

— Ну что же. Еще одна проигранная битва. Злодейка судьба, — печально вздохнула Рёко, выразительно пожимая плечами.

— Чего? — Тэнчи только теперь осознал, то, что девушка потеряла свою руку. — Я... я... Ох. Это все меч, меч сделал это... я не хотел отрубать тебе руку! Прости меня, пожалуйста... — он виновато поклонился.

Увидев его смущение, Рёко засмеялась. Прикрыв своей второй ладонью обрубок, она медленно потянула поврежденную руку вбок. На раненой руке появилась новая кисть. — Видишь? — поинтересовалась она.

Улыбнувшись еще раз, Рёко отвесила глубокий поясной поклон, — Прощай, — сказала она и медленно погрузилась в землю.

— Тэнчи! — Атика подбежала к своему сыну, — Что случилось?

— Кажется, я победил, — неуверенно сказал он, все еще сомневаясь в этом.

— Тэнчи?

— Да, мама?

— И как ты думаешь, мы это все объясним? — поинтересовалась Атика.

Повернувшись, Тэнчи увидал горящие завалы бетонных обломков на том месте, где некогда была его школа. На голове его повисла большая капля.

Прошлое:

Ранма блуждал по коридорам, забитыми школьниками, штурмующими свои шкафчики, в попытках извлечь из них принесенные с собою бенто. При мыслях об обеде его желудок зарычал вновь. Он встрепенулся, увидав знакомое лицо.

— Эй! Нобуюки!

— Что?

— Слушай, ты Атику не видел? Сегодня ее очередь нести с собой наши обеды, но я не могу ее найти

— Извини, Ранма, но с последнего урока я ее не видал.

— Блииин, есть хочу... — его желудок зарычал вновь.

— Так не попробуешь ли ты мой фирменный рецепт? —прямо перед ним появилась большая коробка. Неповторимый аромат четко указал на ее содержимое — Окономияки.... — Развернувшись, он увидал стоявшую рядом с ним Укё. В этот раз она была не в своем поварском костюме, а в обычной школьной форме, убийственно подчеркивающей ее женственность и делая ее тем самым неотразимо привлекательной.

— У-укё? — заикаясь, пробормотал Ранма, обратив внимание на то, что Укё, судя по всему, наконец перестала бинтовать себе грудь.

— Точно, — закивала она. — Ну и как я тебе сегодня? — поинтересовалась она, совершив пируэт.

Очки стоявшего неподалеку от Ранмы Нобуюки запотели. — Р-ранма, это что, т-твоя знак-комая? — бедный Нобуюки от смущения заикался еще больше.

— Укё Куондзи, — сказала она, одарив парня широкой улыбкой, убившей Нобуюки насмерть.

Ранма никак не мог понять, что же именно ему делать, неуверенно колеблясь. Приметив это, Укё хлопнула его по плечу, — Ранма, успокойся. Вчера я, наконец, решила покончить с той помолвкой.

— Что, правда? — озадаченно поинтересовался он.

Укё кивнула. — Точно. Вместо этого я начну завоевывать тебя заново. С чистого листа. И тогда никто не сможет ничего с этим поделать, — она подмигнула ему. — Ранчан, еще увидимся... — наклонившись к нему, она клюнула его в щеку вытянутыми губами.

Ранма встал столбом, прямо как испуганный олень зимой на шоссе, застанный врасплох фарами приближающейся машины. В голове его бились друг с другом две мысли — первая: ~ Укё в платье выглядит действительно здорово... ~ и вторая: ~ Если Атика об этом узнает, я — труп. ~

Настоящее:

Вскарабкавшись по лестнице, Тэнчи влетел в свою комнату. Он и его мама благоразумно решили незамедлительно отправиться домой до того, как на месте происшествия появится кто-либо, с вопросами о том, что именно случилось со школой. Они вернулись как раз вовремя, и чтобы посмотреть выпуск новостей. Полиция объявила причиной взрыва утечку газа, и причиненный школе ущерб закрыл ее как минимум на несколько месяцев. Увы, зная свою маму, Тэнчи был уверен в том, что лично для него занятия продолжатся на дому. Под ее личным контролем.

Захлопнув дверь за собой, он бросил остатки ранца в угол, и вновь вытащил из кармана рукоять. — Этот меч, наверное, очень могущественный. Интересно, что стало с этой девушкой-демоном? Неужели на этом все и закончилось?

Он застонал, рухнув на постель. Даже тренировки, задаваемые ему отцом, настолько сильно не выматывали. В любом случае... я ужасно устал. Э-э? Не понял... — он почувствовал, что под его одеялом что-то было.

Отвернув угол одеяла, он окаменел, увидев, что именно было под ним. Два больших янтарных глаза уставились на него.

Рёко улыбнулась, — Добро пожаловать домой, Тэнчи.



Примечания к фанфику:

Фанфик базируется на Тэнчи OVA I, в основном я точно следовал сюжету, но несколько фрагментов из TV серий были также включены в текст.

В OVA I друга Тэнчи, обвиняющего его в том что он спал с мумиями, по имени не называют, так что я сам назвал его Юта.

Теперь что касается самого Тэнчи — в основном он тот же самый, но несколько более уверенный, когда дело доходит до боя, тем самым несколько отличаясь от обычного образа. Я специально сделал это, чтобы подчеркнуть влияние Ранмы на него.

А что касается взаимоотношений Ранмы и Атики — мне просто хотелось расписать их взаимоотношения поглубже, и посмотреть, как они поведут себя дальше. Кроме того, — я твердо убежден, что старые невесты Ранмы так просто не сдадутся.


Авторские примечания:

С тех пор как я написал "Девушку, которая ей не была, и принцессу, бывшую ею" я получил массу превосходных отзывов и похвал. Некоторые из них просили продолжения, другие просили оставить все как есть. В зависимости от их количества, я и буду решать, продолжится серия или нет. Я слишком скромен для того, чтобы самостоятельно решать столь глобальные вопросы.

Пожалуйста, шлите мне ваши комментарии. И напоследок, благодарю всех вас за поддержку и надеюсь, что вам понравилось это читать столь же сильно, как и мне писать это.

Отдельное спасибо:
--------------
Тому Стике
--------------
За то, что он заставил меня это писать, и за предварительную вычитку. Том, извини за стoль большую задержку. Надеюсь, что это того стоило.

Примечание переводчика: Перевод субтитров OVА-сериала, по которым я сверял фразы, произносимые персонажами, взят мной с htttp://kage.orc.ru. Сабы от dragondrop. Спасибо им большое.

Это хороший перевод, но в паре случаев он существенно расходится с текстом, как с английским, так и текстом фанфика. В их переводе, толстый носатый парень получает от Тэнчи по морде за невиннейшее замечание.

Прошу меня в искажении их перевода не винить.


   
 
  
"ОТЕЦ ПРИНЦА"
ГЛАВА 2


Изображение


Настоящее:

На самом краю какой-то там солнечной системы, окруженный безбрежным океаном звезд, тихо плыл одинокий корабль. Его органическое происхождение и необычный внешний вид делали его похожим скорее на топляк, каких много можно найти на любом песчаном пляже. Не подавая ни малейшего признака жизни, гигантский скиталец величаво и бесшумно перемещался к одному ему ведомой цели. И затем, какой-то скрытый от наблюдателя сигнал пробудил его, и многочисленные системы массивного монстра начали подавать признаки жизни. Один за другим оживали терминалы, мониторы вновь начали извергать информацию, предоставляя ее любому, кто пожелает глянуть на них. В сердцевине корабля, в массивной двуцветной линзе, куща разнообразных деревьев принялась разом исторгать яркие и нерегулярные вспышки белого света.

Среди них всех гигантскими размерами выделалось одно дерево. Его искривленные корни и массивные ветви выдавали его почтенный возраст. Слева и справа от него висели в воздухе два деревянных цилиндра. Несмотря на свои небольшие подпорки и единственный глаз-объектив в центре, они были бы абсолютно неотличимы друг от друга, если бы не их имена, написанные на них большими, широкими мазками. Азака был подписан синим, а Камидаке красным. Находясь на своих постах, стражи несли свой бессменный караул, охраняя будущее Дома Джурай.

Азака первым изрек свою фразу — Все системы включены и работают нормально. Выйти из гибернации.

— Привести все системы к единому корабельному времени, — вторил ему Камидаке.

Прямо между двумя стражами в коре гигантского дерева раскрылось отверстие и из него показалась фигура девушки. Облаченная в ниспадающие белые одежды, она стояла неподвижно, и облако ледяного воздуха быстро рассеивалось вокруг нее. Ее кожа быстро теряла мертвенно синий оттенок, приносимое ветерком тепло быстро окрашивало ее лицо живыми тонами, возвращая ее в мир живых. Первым, что увидела Аека, Наследная принцесса Джурая, была сине-зеленая сфера, безмятежно плывущая в безбрежном мраке космоса.
— Что это за планета? — поинтересовалась она.

— Колония номер 0315... принцесса. — быстро ответил Азака.

— Планета Земля, — пояснил Камидаке.

— Так вот где оказался мой брат Йошо. — сказала Аека. С надеждой она уставилась на заброшенную планету.

Камидаке почтительно возразил ей, — Никак нет. На текущий момент обнаружена только... Рёко.

— Только не она! И что бы это значило? — потребовала ответа Аека.

— В настоящее время мы пытаемся обнаружить корабль Йошо... Но он преследовал Рёко. — принялся объяснять Азака.

— Логически можно предположить... Эта девчонка и Ри-оки, должны быть пойманы и преданы суду нашей планеты Джурай в кратчайшие сроки! — уверено сказала принцесса.

Камидаке вмешался вновь — Принцесса Аека, к сожалению, все обвинения в отношении Рёко будут сняты по истечению срока давности в 00432 по Единому Галактическому Времени. То есть через пять секунд, — прямо перед ними в воздухе повис экран, по которому бежал обратный отсчет. Пять. Четыре. Три...

— Что?! — задохнулась Аека.

Как только отсчет дошел до нуля, вновь заговорил Азака. — С этого момента вступает в силу закон об истечении срока давности преступления, и запись "Общегалактический розыск" удаляется из досье Рёко.

Холодная ярость медленно, но верно овладевала принцессой. Она полоснула яростным взглядом по двум своим адъютантам, — Удаляется? Отвечай же! Почему так? — Два круглых глаза уставились на нее, — Закон о сроке давности основывается на решениях, принятых Верховным Советом планеты Джурай.

— Я спрашивала не об этом, — отрубила Аека. — Я хочу знать, почему эта девчонка не объявлена в бессрочный розыск.

— Закон о сроке давности основывается на решениях, принятых...

— Эту девчонку нужно преследовать вечно! Она моя последняя зацепка, ведущая к брату. Мы должны поймать ее любой ценой.

— Но закон... — начал один из стражей.

— Это приказ! Обоснование мы можем придумать и потом.

— Так точно!

— Вот так-то лучше. Приготовиться к снижению.

— Незамедлительно подготовить корабль к посадке, — сказал Азака

— Штурмовой режим воздушного боя. Уровень 4. Спуск в атмосферу осуществляется, — вторил Камидаке.

Аека смотрела вперед, глаза не отрывались от вида столь чуждой ей планеты. — Только продержись, мой милый Йошо... Только продержись... брат мой.

Прошлое:

Укё шествовала к входу в школу. Лицо ее озарялось дружелюбной улыбкой, привлекая к себе парней как мотыльков на свечу. Периодически она махала рукой знакомым ей лицам, тем самым порождая среди них хаос и сумятицу.

— Укё, не могу ли я поднести твой портфель? Укё не могла бы ты со мной пообедать? Укё, не дашь ли ты мне свой номер телефона?

Укё игнорировала их, в мановение ока проскользнув мимо. Она проламывалась сквозь толпы школьников, запрудивших школьные коридоры. Разыскивая определенного человека, она наконец вычленила среди толпы знакомого парня.

— Нобуюки, — позвала Укё очкарика, вытаскивающего учебники из своего шкафчика.

— А? — развернулся он. Увидав, кто именно его позвал, он незамедлительно уронил свои книги на пол. Очки его запотели. — Укё-сан, — нервно сказал он, моргая.

— Нобуюки, ты Ранму сегодня не видел?

— Н-нет, сегодня еще не видел. Вам лучше спросить у Атики. Они обычно приезжают в школу вместе. А разве вы не в одном кла...

Услышав имя Атики, Укё нахмурилась ~ Только не эта девчонка! ~ Ее лицо потемнело, как только она припомнила дерзкую девчонку, ухитрившуюся заграбастать Ранму себе. — Поймаю его на обеде, — сказала она. — Нобуюки, спасибо.

— Вс-сегда п-пожалуйста... — заикаясь, ответил он, смотря за тем как она вновь вонзилась в толпу.

Укё направлялась к своему классу. Она довольно быстро заметила Атику, общающуюся со своими подругами. ~ Я не могу проиграть ей. И я ей не проиграю. ~ Подумала Укё, неприязненно глянув на нее.

Настоящее:

Тэнчи стоял столбом. Глаза его округлились, челюсть отвисла. Прямо в его постели лежала девушка-демон, которую он случайно освободил из семисотлетнего заточения. Он так надеялся на то, что их бой в школе станет из последней встречей, но увы, похоже что зря.

— Поверить не могу... — потрясенно пробормотал он.

Вставая, Рёко направилась к нему, уставившись на него голодным взором, — Теперь... мне нужна эта твоя штука с шариками.

Тэнчи отпрянул прочь, вжимаясь в стену и прикрывая обеими руками пах, — Ты хочешь... это?

Рёко яростно уставилась на него. — Ты, тупица! Рукоятка меча с тремя круглыми камешками! Без них я не смогу управлять Ри-оки!

Тэнчи вытянул рукоять из кармана. — Ри-оки?

— Только не говори мне, что не знаешь, кто это, — фыркнула Рёко, — Это другой демон из легенды, тупица.

— Получается, что если я дам тебе эти камни ты используешь их для пробуждения еще одного демона?

— Без всяких "если", отдавай их мне! — рявкнула Рёко.

Тэнчи стоял на своем — Ни за что! Ты сама виновата в том, что произошло. Ты думаешь, что я захочу связываться с еще одним чудовищем после того, как понял, что ты способна натворить в одиночку? Чего-чего, а этого мне совершенно не надо, — решительно сказал он, стискивая рукоять. ~ Черт, ну как же мне включить-то его? ~

Прежде чем он успел среагировать, Рёко подлетела к нему, ухватив его за ворот. — Ты в этом так уверен? То, что приближается сейчас к нам, гораздо хуже.

~ А она сильная... ~ Он тщетно попытался вывернуться из ее хватки, — А? О чем ты?

— Неважно, просто отдай мне меч, — завалив его на кровать, Рёко принялась выкручивать его руку. И как только она коснулась рукоятки, он запылал синим светом. Искры полетели от него во все стороны.

— Ах, ты!!! — Рёко была вынуждена отпустить его, отброшенная мечом. И она и Тэнчи рухнули на пол, в несколько сомнительной позе, причем Рёко была сверху на перепуганном парне.

— Черт!!! — рявкнула Рёко, вставая, и отряхиваясь.

Усевшись, Тэнчи вновь осмотрел деревянную рукоять. — Ха, выходит, ты не можешь касаться этой штуки, да? — торжествующе произнес он.

Обдумав его слова, Рёко рассмотрела Тэнчи повнимательнее. Осознавая, что все преимущества в данной ситуации на его стороне, она тут же изменила свою линию поведения. — Пожалуйста, верни их... — умоляюще сказала она.

Тэнчи был сбит с толку столь внезапными изменениями. — Ну, я... Я, право, не могу этого сделать. — с опаской отодвигаясь от Рёко.

— Умоляю тебя! Пожалуйста! — На руках и коленях Рёко ползла к нему. В уголках глаз ее блестели слезы, и вела она себя скорее как потерянный котенок, выпрашивающий ма-аленькую чуточку сливок.

Решимость Тэнчи стремительно сдавала свои позиции под давлением умоляющего взора Рёко. Он просто не мог перенести вида плачущей прямо перед ним девушки. Он почесал затылок, ~ Чувствую, я об этом еще пожалею, но... ~ он испустил тяжелый вздох — Хорошо, я понимаю... Но не можешь ли ты сказать мне, что к нам приближается?

Рёко наклонилась к нему поближе, — Дьявол...

Прошлое:

— Эта, эта... тварюка!!! Рррррр... — темноволосая девушка с грохотом захлопнула свой шкафчик.

— Э-э... Атика-чан, что-то не так? — осведомилась у своей подруги Танака.

— Конечно, нет, — с сарказмом отозвалась Атика, — Ну что же у меня может быть не так?

— Ну-у... похоже что ты немножко, э-э... злишься.

— Злюсь? С чего это мне злиться?! И все это вовсе и не похоже на то, что какая-то там побродяжка пытается утащить у меня моего парня, а? — и Атика с размаху пнула ни в чем не повинный шкафчик.

— Что, опять Укё? И что она выкинула в этот раз? — Танака уже привыкла ко вспышкам ярости со стороны своей старой подруги. Укё, новенькая в их классе, или как ее предпочитала называть Атика "чертова суккубиня", была источником непрекращающихся проблем Атики с тех самых пор, как она перевелась к ним в школу два месяца назад.

— Я своими глазами видела все этим самым утром! Она опять пыталась прилипнуть к Ранме со своей этой мерзкой невинной улыбочкой! Она даже обед ему сделала! А он даже и не понял, что она пытается вытворять? Блин, ну почему Ранма временами чурбан-чурбаном? — пробурчала она.

— Но твой обед он же тоже съел? — указала Танака.

— Ну и что? Это вопрос принципа! И нечего всяким там ухлестывать за чужими парнями!

— Ну-у, Атика-чан, ты же знаешь старую поговорку, "в любви, как и на войне, все честно" — пожала плечами Танака.

Атика бросила на нее яростный взгляд, — Похоже что от тебя помощи тоже не дождешься.

— Извини...

Атика вздохнула, — Да ладно. Ничего такого. Ладно, давай побыстрее, пока мы окончательно не опоздали на физкультуру.

Нырнув в свои шкафчики, они быстро переоделись, и вскоре уже присоединились к остальным девушкам у волейбольной площадки. Атика стиснула зубы, увидав стоявшую рядом с сеткой Укё, окруженную стайкой девушек. Среди девушек Укё была ничуть не менее популярна, как и среди парней. Множество девушек была весьма впечатлены ее красотой, и тем, как она себя держала. Ее независимость и уверенность в себе просто притягивали.

Как только глаза Укё и Атики встретились, в воздухе тут же повисла напряженность. Всех остальных девушек тут же смело напрочь. Вся школа отлично знала, что они обе терпеть не могут друг друга. Любая невинная жертва, которой не повезло встрять между ними, была бы обречена, попав под перекрестный огонь.
Пронзительная трель свистка, и на площадке появилась физрук, высокая, худощавая женщина лет сорока. Метнув Атике волейбольный мяч, она принялась командовать, — Так, девушки, перерыв окончен. Атика, Укё, сегодня вы будете капитанами команд. Разбивайтесь на команды и начнем игру.

Атика и Укё разошлись по разные стороны сетки. Остальные девушки последовали за ними.

— Атика-чан, может ты мне позволишь... — нерешительно заметила Танака, приметив, как она в ярости стиснула мяч так, что теперь им вполне можно было играть в регби. Единственный взгляд, брошенный на нее ее лучшей подругой, и Танаку смело с площадки.

У другой стороны сетки, лицо Укё представляло собой зеркальное отражение лица Атики. Без каких-либо приветствий, без слов, капитаны одарили друг друга яростными взглядами, прежде чем начать поединок. Атика подбросила мяч в воздух, отправляя его на ту сторону. Первый раунд пошел.

Настоящее:

— Наверняка, она вовсе не так уж и плоха, — заметил Тэнчи, потирая подбородок, — Разве мы не можем просто поговорить с этой особой и попробовать решить вопрос мирным путем?

Рёко отрицательно покачала головой, тихо захныкав.

Он не знал, что и делать. Девушка-демон, умевшая ходить сквозь стены, и метать молнии смертельно боялась кого-то еще, — Она что, действительно настолько так плоха?

— Да. Слушай меня. Нам необходимо прямо сейчас разбудить Ри-оки. Пожалуйста, Тэнчи...

— Только не говори мне, что ты собираешься драться.

— Нет, мы убежим. Только ты и я, Тэнчи, вместе навсегда, — заявила Рёко, ластясь к нему. Тэнчи попытался отпрянуть назад, но запнувшись об кровать, упал на нее, утянув Рёко за собой. — А я и не знала, Тэнчи, что ты обожаешь, чтобы с тобой грубо обращались, — заметила Рёко, улыбаясь ему, — А теперь, дай-ка мне...

* * *


— Атика? Тэнчи? Есть кто дома? — позвал Ранма, входя в дом. На лице его явственно читалось обуревавшее его беспокойство. После того, как он ощутил ту самую загадочную мощь, исходящую из демонской пещеры, он отправился исследовать ее. Подойдя к пещере, он обнаружил, что железные прутья ворот были исковерканы, а сами они вырваны из гнезд в камне напрочь. Остальную часть дня он провел исследуя всю площадь храма в поисках сбежавшей обитательницы.

Он не нашел ничего. ~ Если бы я был семисотлетней выдержки демоницей, куда бы я направился? ~ в смущении он покачал головой.

— Атика? — он огляделся по сторонам. В гостиной никого не было. — Странно, они вдвоем давно должны были уже вернуться, — Ранма пожал плечами, — Ладно, начать готовить ужин пораньше гораздо лучше, чем опоздать с ним вообще. И как только он уже собрался отправиться к кухне, со второго этажа донеслась приглушенная возня.

— Тэнчи? — слегка смутившись, Ранма поднялся по лестнице, и обнаружил что из трещин в двери Тэнчи, пробивается свет. Подойдя ближе, он услыхал скрип пружин кровати, шуршание покрывал и приглушенное пыхтение, исходящие изнутри. Насколько он мог понять, внутри явно шла какого-то рода борьба.

Ранма незамедлительно насторожился. Подскочив к двери, он растворился в тенях, готовясь к самому худшему. Он ощутил слабое сожаление к тому, кто оказался слишком туп, осмелившись причинить вред члену его семьи. Ранма очень осторожно заглянул в комнату и ошеломленно моргнул.

Внутри комнаты он увидал своего сына с кем-то еще, энергично ерзающих на смятых покрывалах. Кто-то еще, насколько он мог разглядеть сквозь трещины в старой двери, был явно женского полу, и донесшийся до него голос явно это подтверждал. Его глаза округлились, ~ Что за... ~

— Тэнчи, лучше соглашайся сам... Не заставляй меня умолять тебя вновь, — промурлыкал женский голос.

— Не надо! — испуганно отвечал Тэнчи.

Ранма прикрыл свое лицо руками. На затылке у него повисла большая капля.

* * *


— Папа, ну как ты можешь быть таким спокойным, в подобной ситуации?! — возмущенно сказала Атика. После того, как она и Тэнчи вернулись домой после поединка с Рёко, она прямиком направилась в храм к своему отцу. Покачав головой, она вновь уставилась на своего отца, сидевшего за столом, невозмутимо прихлебывая чай. Другой рукой он листал страницы книги, читаемой им в данный момент.

— Атика-чан, излишнее беспокойство плохо сказывается на нервной системе, — назидательно заметил он.

— Сбежавшая демоница рыскает по сторонам, а ты сидишь здесь, ничего не делая, и говоришь мне, что беспокоиться не о чем?!!

— Прямо сейчас Ранма ее ищет. Не волнуйся, я уверен, что рано или поздно Рёко объявится. — сказал он, перелистывая очередную страницу.

Атика с большим трудом удержалась от того, чтобы не схватить своего отца за ворот и не начать трясти. Не отрываясь от совей книги, Кацухито налил чай в еще одну чашку, пододвигая ее к ней. Сдавшись, Атика уселась за стол рядом с ним. Взяв чашку в руки, она отхлебнула глоток, чувствуя как тепло чая прокатывается по ее телу, успокаивая ее издерганные нервы. Лишь неторопливый шелест страниц нарушал тишину, в которую погрузилась комната, пока отец и дочь были погружены в свои мысли.

— Атика-чан, расскажи мне о ней, пожалуйста, — нарушил тишину священник.

— О Рёко? — Атика наморщила брови, — Она столь же мощна, как и в тех историях, что ты рассказывал мне. Но несмотря на все это, полагаю, что она по-прежнему остается юной девушкой. Она вела себя как... Я даже и не знаю, как это описать. Когда она атаковала нас, я не чувствовала в ней зла. Больше походило на то, что ей хотелось поиграть с нами.

Кацухито кивнул. — Заточение в пещере на семь сотен лет не очень то способствует взрослению.

— Но она все еще опасна, — вздохнула Атика — Нам нужно найти ее прежде, чем произойдет что-либо еще. Несмотря на то, что она скрывала это, думаю, что меня она узнала. Больше всего меня беспокоит то, что похоже она заинтересовалась Тэн... — неожиданный грохот, донесшийся с неба, прервал ее на середине фразы.

Уронив свою книгу, Кацухито с беспокойством поглядел вверх. Стропила содрогались, дерево их трещало, а штукатурка осыпалась.

Резво прыгнув на ноги, Атика кинулась к окну, плечом отбросив в сторону занавеси. Уставившись вверх, она обнаружила в небе гигантский корабль, плывший у них над головами. — Ками-сама... — глаза у Атики округлились, — Он направляется к дому... Тэнчи!!! — Вихрем она выскочила через дверь наружу.

— Атика, стой! — Прежде, чем он успел ее остановить, она уже мчалась вниз по каменным ступеням. Пожилой священник глянул на плывущий вверху корабль. Воспоминания отдаленного прошлого снова всплывали в его памяти, ~ Она наконец появилась... ~

* * *


В это же время, на кровати, Тэнчи отчаянно боролся с Рёко, пытаясь не уступить ей. И каким-то образом так уж получилось, что он обнаружил себя нависающим над привлекательной девушкой, в довольно сомнительном положении и упирающегося рукой во что-то довольно мягкое и округлое.

— Тэ-энчиии... — с наслаждением мурлыкнула Рёко

~ Ой-ой... ~ челюсть у Тэнчи отвисла. Рука его резво отлетала назад, как будто ошпаренная. — Я... я не... не хот-тел... и вовсе не пытался...

— Тэ-энчи, не стоит уж так смущаться... — Рёко выгнула спинку, демонстрируя ошеломленному парню все свои выдающиеся достоинства.

Почувствовав приближающееся кровоизвержение, Тэнчи зажал обеими руками свой нос.

— Ну иди же ко мне, обаяшка, — скользнула к нему Рёко. Тэнчи так стоял столбом, как олень, захваченный на шоссе приближающейся машиной. Вторая ноздря просигнализировала о готовности к кровеизвержению.

— Держи, Тэнчи, — прямо перед ним появилась рука с зажатой в ней салфеткой.

Резво цапнув салфетку, он зажал ею нос. Сделав небольшую паузу, он внезапно задумался, кто же эта добрая душа, оказавшая ему помощь в столь сомнительной ситуации. Приметив изумление на лице Рёко, он повернул голову, увидав знакомую фигуру мужчины с косичкой, с коробкой салфеток в руках — П-п-пап?

— Тэнчи, не представишь ли ты мне свою... кхм... подругу?

— Привет, — заметила Рёко, мило улыбнувшись, и помахав рукой. Глаза ее заблестели, когда она глянула на стоявшего рядом с ними мужчину.

Ранма был слишком глубоко погружен в свои мысли для того, чтобы заметить это, ~ Ну почему же именно я должен разбираться со всем этим? Почему не Атика?... ~ он тяжело вздохнул, ощущая знакомое чувство приближения еще одной проблемы на свою многострадальную голову, — Тэнчи, я конечно знаю, что ты уже взрослый парень, и что в твоем возрасте вполне нормально начинать задумываться об... этих вещах, но как мне кажется, твоя мама вряд ли одобрит это...

— Пап, это все вовсе не то, на что похоже! — его попытки отпрянуть с кровати провалились, так как Рёко отказалась разжимать свои крепкие объятья и отпускать его.

— Тэнчи, полагаю, нам больше не стоит скрывать все это. Ты вполне можешь рассказать все своему отцу, рассказать ему о нас, — заметила Рёко, уютно устраиваясь у него на груди.

— О чем это ты?!? Все вовсе не так!!! Пусти меня!!! — задергался он, пытаясь отпрянуть от нее.

Дальнейшее представление было прервано низким гулом, доносившимся сверху.

— Это еще что? — уставился вверх Тэнчи.

— Черт!! Я так и знала, она уже здесь! — рявкнула Рёко.

Ранма пронзил ее суровым взором, — Кто именно?

Ответ на его вопрос пришел вверху, в виде оглушительного голоса, разносившегося окрест. — Рёко-сан, Рёко-сан, выходите! — потребовал голос. Подскочив к окну, все трое выглянули наружу. Глаза у Ранмы и Тэнчи округлились, как только они обнаружили гигантский объект, висящий над домом.

Смеряя корабль яростным взором, Рёко рычала.

На экране внутри своего корабля Ри-о, Аека видела бело-красный дом, стоявший на берегу озера. После всех этих столетий поисков, ей все же удалось найти зацепку, что могла привести к ее возлюбленному брату. Захват Рёко мог стать очередной ступенькой к их воссоединению, о котором она мечтала годами.

— Рёко! Рёко, я знаю, что вы там! Вы незамедлительно должны выйти! — скомандовала принцесса. Ответа не было. — Ну, хорошо. Азака, Камидаке, произвести предупредительный выстрел.

— Но, принцесса, вы же сказали... — страж замолк, прерванный на полуслове яростным взглядом Аеки. — Есть, госпожа.

Энергетическая пушка вышла из корпуса корабля, и луч синего света ударил в озеро под ними. Дикая вспышка озарила вечернее небо, и яростные волны принялись обрушиваться на берег.

В комнате Тэнчи никто не сумел удержаться на ногах. Стеклянное окно пошло трещинами. — Берегись! — завопил Ранма, прикрывая собой и Тэнчи и Рёко. Приняв на себя основную мощь ударной волны, он безвольно рухнул на пол.

Подскочив с пола, Рёко развернулась к Тэнчи, — Вот видишь? Я была права, не так ли?

Тэнчи мог только кивнуть.

— А теперь, Тэнчи, давай мне камни. Нам надо убираться отсюда, пока она нас не уничтожила.

Он поглядел на меч в своих руках. — Но как я могу отдать тебе камни? Они же в рукоять вделаны?

— Просто направь меч рукоятью ко мне и думай о том, что ты отдаешь их.

Стиснув зубы, Тэнчи направил навершье меча в ее сторону, мысленно концентрируясь на передаче.

— Тэнчи, что происходит? — слабо пробормотал Ранма, выходя из своего оглушенного состояния. И затем он почувствовал это. Ту же самая энергию, что он и чувствовал ранее, в то минуту, когда узнал о том, что демон сбежал из пещеры. Его челюсть отвисла, как только он осознал, что стоявшая перед ним юная девушка прямо сейчас излучала эту энергию.

Рёко улыбалась, чувствуя, как ее способности возвращаются, подкрепляемые мощью камней. Но внезапно она осознала, что кое-что идет не так, как должно было быть. Поглядев поочередно на свои запястья, она увидала лишь один камень. Уставившись на Тэнчи, она зарычала, — Эй. в чем дело? Ты дал мне только один камень!

— Верно, — невозмутимо отозвался Тэнчи. На его лице расцветала удовлетворенная улыбка.

— Э-э... ну-у... хе-хе... — сконфуженно начала Рёко.

Ранма ступил вперед, и в этот раз он был смертельно серьезен, — Кто ты? — потребовал он ответа.

— Подожди и узнаешь, — ухмыльнулась Рёко. Она сжала кулак, и камень на ее запястье ожил.

— Рёко! — воскликнул Ранма, наконец поняв кто именно стоял перед ним.

— Угадал! — отозвалась она, коснувшись своего носа. Вздохнув, она окинула его долгим взглядом, — Был бы ты помоложе...

Ранма моргнул.

Засмеявшись, Рёко вскинула вверх руку с камнем. — Приди, Ри-оки, пробудись!!! — камень засветился еще ярче, заставляя и Ранму и Тэнчи жмуриться.

* * *


Атика мчалась вниз, преследуя летящий корабль. Сквозь нависавшие над замшелыми ступенями ветви деревьев, она различала его силуэт. Насколько она могла видеть, завис он прямо над домом. Все не понимая, что именно происходит, она внезапно была ослеплена выстрелом с корабля. Следом за вспышкой последовал терзающий уши грохот.

~ Сперва Рёко, сбежавшая из пещеры, а теперь еще гигантский корабль над домом летает. А дальше что?! ~ раздраженно подумала она.

Секундой позже она заслышала приближающейся к ней треск и грохот. Инстинктивно нырнув под выпирающий из земли корень, она успешно избегла ударной волны, выметающей округу. Еще один объект пролетел над нею, звездообразная шипастая штуковина пронеслась сквозь верхушки деревьев временами сгибая их, а временами снося напрочь. И она тоже направлялась к дому, как и первый корабль. И пока она летела, Атика слышала издаваемые ей вопли — Мья! Мья! Мьа-я!

Лицо у Атики вытянулось.

* * *


— Пошли, Тэнчи! Убираемся отсюда! — объявила Рёко, хватая его за рубашку. Прежде чем Ранма и Тэнчи успели среагировать, космическая пиратка/демон уже телепортировала их обоих на борт своего корабля, ныне нависающего прямо над крышей их дома. Секундой ранее оба были в относительной безопасности, даруемой им домом, секундой позже они уже были в глубине судна Рёко. Висящие в воздухе кристаллы и мелькающие там и сям экраны ошеломляли их, заставляя отвисать челюсти.

Как только Рёко ринулась к оформленным в виде бриллиантов органам управления, корабль содрогнулся. На основных мониторах, бывших по совместительству стенами корабля, виден был боевой корабль Джурай, разряжающий свои лучевые пушки в Ри-оки.

Рёко принялась сквернословить. — Вперед, Ри-оки! — скомандовала она, положив руку на кристаллы.

Ри-оки с громким "Мьяа!!" исполнила выданную команду, выстрелив себя в космос, и проскакивая в непосредственной близости от Джурайского корабля. — Мья! Мья! Мья! Мьяаа!!!!

— К-ккошка?!!

— Пап? — Тэнчи озадаченно глянул на своего отца.

Ранма судорожно озирался по сторонам, пытаясь одновременно смотреть во все стороны. Заметив обращенный к нему обеспокоенный взгляд, он передернулся, стараясь взять себя в руки. Не найдя в непосредственной близости ни одного четырехлапого, покрытого мехом к... э-э, хищника, Ранма забормотал про себя ~ Кошек нет. Здесь кошек нет. Мне просто показалось... бояться нечего. ~ Шагнув назад, он случайно коснулся спиной одного из плавающих кристаллов, и подпрыгнул, резко разворачиваясь. Увидав в полированном боку кристалла отражение своего перекошенного лица, Ранма испустил громкий вздох облегчения.

— Пап, ты как в порядке? — обеспокоено повторил Тэнчи.

— Да, Тэнчи, конечно, мне просто показа... Э?

Подлетев прямо к его лицу, камень повернулся, и из него на прямо Ранму уставилась определенно кошачья физиономия. Довольная и лучащаяся ничем не сдерживаемой жизнерадостностью, Ри-оки радостно приветствовала бойца с косичкой.

— Мья!!!

Кровь отхлынула от лица Тэнчи и веко левого глаза принялось дергаться. — К-ккк-к... — остальные камни со всего мостика также направились к Ранме. И как только они приближались, с каждого их них на него уставилась мордочка Ри-оки. Парой секунд позже Ранма был окружен стаей энергично мявкавших Ри-оки, — К-кошшкаааа... — слабо пробормотал Ранма, и его глаза закатились.

— Нэко-кен, — во рту у Тэнчи пересохло. Он быстро подался назад, припомнив тот случай, в его далеком детстве, когда он по незнанию приволок домой потерявшуюся кошку. Нужно упомянуть, что после того случая ни одна кошка больше не приближалась к их дому даже на километр.

— Да что вы там вытворяете?! — возмущенно рявкнула Рёко, когда управление кораблем полностью вышло из под ее контроля. Тэнчи из всех сил пытался держаться подальше от стаи кристаллов, а в центре всего хаоса находился Ранма. Радостно игравшийся с Ри-оки.

— Э? — моргнула Рёко, в то время как корабль все больше и больше уклонялся от заданного курса.

* * *


— Принцесса, Ри-оки применяет маневр уклонения, успешно избегая огня — прокомментировал Камидаке. На большом экране был виден Ри-оки, прыгающий то туда, то сюда. Его беспорядочная смена курса не укладывалась ни в один известный алгоритм уклонения.

— Мы пытаемся рассчитать необходимые коррекции, но траектория их бросков слишком сложна для качественного анализа, — заметил Азака.

— Продолжать огонь! Приложите все свои усилия! — скомандовала принцесса

— Есть, госпожа!

— Черт, а она хороша, — вынуждено признала Аека, раздраженно заскрежетав зубами.

Прошлое:

— Эй, Нобуюки!

— Да, Ранма? — поинтересовался парень в очках, проламываясь по коридору, заполненному толпой школьников, несущихся из одного класса в другой.

— Ты мне твою тетрадь по истории не одолжишь? Я проспал прошлый урок.

— Без проблем, — улыбнулся Нобуюки. — Надеюсь что в это раз тебя на храпе не поймают.

С тяжелым вздохом Ранма вытащил из кармана листок, означающий, что на сегодня после уроков он уже оставлен.

Покачав головой, Нобуюки зарылся в свой портфель, разыскивая тетрадь. И пока они стояли в коридоре, с другой стороны в него принялись входить девочки, возвращавшиеся с физкультуры. Горбясь и прихрамывая, стеная и вздыхая, они ковыляли к ним, держась на ходу за свои раны. Внешне все походило на то, что они вышли сюда прямо с поля боя.

Узнав одну их них, Нобуюки подбежал поближе, пристроившись к ней сбоку, — Эй, Танака-чан, что с вами случилось? Выглядите вы все...

Танака довольно сильно прихрамывала. — Сам поиграй в волейбол на выживание, и я погляжу как ты сам выглядеть будешь, — буркнула она под нос.

— Чего? — изумился Ранма.

Танака принялась объяснить, как обычный волейбольный матч превратился в кровавый поединок между Атикой и Укё. С их точки зрения целью игры был не только набор очков, но и изничтожение игроков противника по мере выполнения этого. Остальным девушкам пришлось изо всех своих сил отбиваться и уклоняться от непрерывного потока бросков и финтов, обрушиваемых двумя капитанами друг на друга. Мало кто из них ушел с площадки, не пострадав.

И у Ранмы и у Нобуюки во время ее рассказа повисли на головах большие капли.

— А вот и они, — сказала Танака, устало махнув рукой в сторону дальнего конца коридора.

Укё и Атика вoшли в коридор вдвоем, под пристальным наблюдением учительницы физкультуры Субару-сан. Укё ковыляла с трудом, прихрамывая и держась за бок, в то время как на лице Атики красовался большое красное пятно размером с волейбольный мяч. Обе они не обращали внимания ни на кого, кроме своей врагини, идущей рядом с нею. Боевые ауры, горящие вокруг них, заставили Ранму вспотеть.

— Надеюсь, что пара часов после уроков позволят вам обеим понять всю важность спортивной этики, — сказала Субару-сан девушкам, идя по коридору, — завтра у меня на столе должны лежать два эссе по данной теме. Размером в две тысячи слов.

Ранма следил за тем, как они прошли мимо него, сжимая во внезапно вспотевшей ладони листок с замечанием. Один из тех редких моментов в его жизни, когда он испытывал настоящий страх.

Настоящее:

Тэнчи очнулся. Моргнув пару раз, он наконец заставил свои глаза сфокусироваться. Продолжая лежать на спине, он уставился на подозрительно незнакомый потолок. Точнее говоря, и потолком-то это назвать было сложно. Вместо потолка наличествовали кроны деревьев. Он дернулся, осознавая, что прямо сейчас он уж точно не в своем доме.

— Что это за место? И как я сюда попал? — он потряс головой, пытаясь избавиться от надоедливого звона в ушах. — А, точно... так и есть! Нэко-кен! — Как только Рёко принялась бегать по всему кораблю кругами, спасаясь от Ранмы, управление кораблем оказалось полностью брошено. Кроме того, похоже было на то, что Ри-оки больше нравилось играть с Ранмой, чем уклоняться от вражеских выстрелов. В конце концов они попали в какое-то там энергетическое поле. Последним его воспоминанием была картинка Рёко, засасываемой одним из этих деревянных бревен.

Оглядевшись, Тэнчи обнаружил себя окруженным со всех сторон тонкими стволиками деревьев. Хотя... щели между ними выглядели довольно большими, и между ними вполне можно было протиснуться. И как только он попытался это осуществить, деревянные прутья его клетки сдвинулись, не выпуская его.

— Эй! Да что такое? — завопил он. Чем сильнее он давил, тем сильнее его отбрасывало назад. — Пустите меня! Лично я к Рёко никакого отношения не имею! — кричал он, отчаянно воюя со стволиками, образовывавшими его узилище. Увы все его усилия пропали втуне — стволики сжались еще сильнее.

— Та-ак! НУ что же, сами напросились! — объявил он, закатывая рукава. Он принялся пятиться назад, набирая дистанцию, насколько это возможно было в довольно небольшой клетке. Сделав глубокий вздох, он устремился вперед, использовав эластичные стволики в качестве своего рода рогатки.

— Чокукецу Шуюда Рюисей Ку-Аки!!! (Прямой удар пинком Пинок Метеора!) Его ступня воткнулась в один из стволиков. Стволик клетки отреагировал на удар подобно резиновой ленте, выгнувшись наружу. И продолжая действовать в том же духе, сжался назад, отсылая молодого парня назад, в ту же сторону, откуда он стартовал.

— Аааааайй!! — И Тэнчи рухнул на землю, а клетка продолжала колебаться. Его дальнейшие стоны были несколько невнятными, поскольку набившаяся ему в рот грязи и трава несколько мешала этому.

— Что ты делаешь? — поинтересовался чей-то детский голос.

— Ну, я пытаюсь выбраться из этой дурацкой... — не раздумывая, ответил Тэнчи, — А? — взглянув вверх, он увидел стоявшую невдалеке от него симпатичную маленькую девочку. Тянула она где-то лет на двенадцать, не больше. Одета она была в довольно странно выглядевшие одежды приглушенных синих и зеленых оттенков, ее светло-синие волосы были собраны на затылке в два больших хвоста, свисавших до земли, а ее глаза, весьма необычного розового цвета, смущенно моргали, пока она рассматривала его.

— Кто... Кто ты? — спросил он, подскочив с земли.

— Меня зовут Сэзами. — ответила она. Дружелюбно?

— Сасами? Так тебя тоже похитили?

Девочка засмеялась, — Да нет же, дурачок. Это наш корабль.

— Ваш корабль? Тогда ты — инопланетянка с планеты Сасами?

— Да нет же! Ты действительно дурачок. Я с планеты Джурай.

— А что это были за ненормальные бревна? — поинтересовался Тэнчи, припоминая те деревянные цилиндры, захватившие их.

— Это стражи, наши слуги, — ответила девочка. Тэнчи кивнул, принимая ее объяснение. — Как тебя зовут?

— А, ну да. — виновато сказал он, вспомнив о вежливости — Меня зовут Тэнчи.

Некоторое время она рассматривала его, пытаясь прийти к решению. Поколебавшись, она вытащила что-то из своей одежды и коснулась им клетки. Предмет легонько засиял, и стволики-прутья разошлись в стороны. — Ты поиграешь со мной? — радостно спросила Сасами.

— Ты выглядишь точно так же, как и мы. — Теперь настала очередь Тэнчи рассматривать девочку. Он взглянул внимательнее на устройство в руке девочки. — Эй, а эта штука похожа на... — он принялся резво хлопать себя по карманам.

— В чем дело? — спросила Сасами, приметив обеспокоенное выражение его лица.

— У меня был меч, сделанный вроде этой штуки, но он пропал! — он поник, осознавая, что он только что умудрился потерять ценнейший артефакт его семьи. Сразу же за этим его глаза округлились, и он осознал, что помимо меча он не может найти и кое-что еще.

— Сасами-чан, мой папа был доставлен сюда по ошибке, как и я. Пожалуйста, не могла бы ты его найти, чтобы мы с ним могли отправиться домой?

— Хорошо... Тогда ты тоже окажешь мне услугу. — с коварной улыбкой загнала его в ловушку Сасами.

— Ну-у, ладно... — согласился Тэнчи, чувствуя, что ни к чему хорошему это согласие его не приведет.

* * *


В это время в своей комнате принцесса Аека сидела в полном одиночестве, расчесывая волосы. И в глазах ее явственно читалась печаль, ~ Так долго... Я ждала тебя так долго, любовь моя, и все еще не нашла... ~

Рёко была пленена ею, так же как и двое аборигенов с заброшенного мирка, на который ее брат спустился сотни лет назад. Но увы, она все еще чувствовала, что брат ее столь же далек, как и в самом начале ее поисков. Она пыталась выбить ответы из пиратки... тщетно, ее ответы породили лишь больше вопросов, требующих разрешения. ~ Тэнчи, парня зовут так же, как и меч. Но почему? ~

Положив щетку на комод, она коснулась небольшой панели и небольшое трехмерное изображение повисло перед ее глазами. Ее глаза увлажнились, и сквозь набегавшие слезы она вновь смотрела на старую запись.

— Когда ты вернешься, я должна была стать твоей невестой,... но ты так и не возвратился. Йошо... — утирая слезы, она отвернулась прочь, рухнув на постель.


Невдалеке от королевской резиденции, в кустах сидели Тэнчи и Сасами. Находившееся вокруг них заросли больше походили на дремучий лес, чем на питомник для саженцев. Сплошные деревья, кустарники, высокая трава, и даже небольшое озерцо с прозрачной водой. Тэнчи поймал себя на мысли, что он не очень-то верит в то, что находится на борту космического корабля.

— Эй, Тэнчи, — потянула его за рукав Сасами, — Свет погас. Комната моей сестры прямо там. Сейчас она спит, так что ты знаешь, что делать.

— Ну... Вроде как. Надо войти и взять ее головное украшение, да? — сказал Тэнчи, потирая затылок.

— Верно.

— Но все же, почему? Ведь оно принадлежит ей, так? — он все еще сомневался в том, что ему стоило делать это.

— Просто возьми его! — нетерпеливо заявила она.

— Хорошо, хорошо, я сделаю это. Только помни свое обещание, — пробормотал он, сдаваясь пред лицом обрушенного на него натиска невинно выглядевшей девочки. Он принялся красться к своей цели, маскируясь за высокой травой.

Наблюдая за ним, Сасами тихо хихикaла.

* * *


Подобно легчайшему ветерку Тэнчи проник в комнату. Прячась в тенях, он тихo двинулся вперед, в лежавшей на постели Аеке. ~ Я должен снять с нее головное украшение... ~ и затем он заметил ее лицо. Он моргнул, ~ а она красивая... ~ подумал он ~ Черт, о чем это я думаю! Давай, соберись, и делай, что должен! ~

Прокравшись к постели, он склонился над нею. Он застыл как камень, когда она развернулась к нему. Неслышно молясь о том, чтобы она не проснулась прямо сейчас, он заметил сжимаемый ею знакомый предмет.

~ Меч! Он у нее! Вначале я заберу меч... ~ Очень аккуратно он взялся за меч, удерживаемый Аекой, и попытался выкрутить его из ее хватки. ~ Что за... ~ спящая девушка вцепилась в рукоять так, как будто от этого зависела ее жизнь.

Она перевернулась на другой бок еще раз, но в этот раз увлекая Тэнчи за собой. И теперь их лица разделяла пара-тройка сантиметров максимум. Он чувствовал ее дыхание. Он едва не закричал, когда она принялась говорить во сне.

— Йошо...

И в тот самый момент, когда он попытался отпрянуть от нее, случайный толчок заставил ее повернуться вновь. Потеряв равновесие, он рухнул прямо на нее, лицом прямо на грудь. И Аека медленно открыла глаза. Моргнув пару раз, она обнаружила парня в своей постели — Что?!!

Это не то, что ты думаешь, — быстро сказал Тэнчи, закрывая ей рот ладонями, предотвращая крик. — Я-я просто хотел забрать твое украшение... то есть...

Глаза Аеки округлились, и выпнув его из постели нечеловеческим усилием, она завопила — Ааааооуууеееее!!!!!! Извращенец!!! — Тэнчи рухнул на пол, заодно с покрывалами, лежавшими на постели. Кинув быстрый взгляд вбок, он обнаружил, что каким-то образом ухитрился вернуть меч.

— Азака! Камидаке! — громко позвала Аека, и оба стража появились рядом с нею. — Я хочу, чтобы вы предали этого мерзавца смерти!

Ошеломленный Тэнчи застыл столбом, изыскивая способ выкрутится из всего этого. И затем он сделал первое, что пришло ему в голову, Схватив простыни, он резко рванул их на себя, в мановение ока раскрутив их вокруг себя. — Тайный прием Умисен-кен, Гошин Дай Рюисей ФуБоди! (СамоЗащита — Метеор с Покрывалом) (Body Defense Shooting Star Cloth)

— Что?! — завопила Аека, обнаруживая и себя и обеих своих стражей обмотанными одеялами и простынями. К тому времени, когда она все же прожгла себе путь наружу, преступник уже скрылся. — Где он?! Найти немедленно!!

— Есть, хозяйка! — И оба стража отправились в погоню.

* * *


Скрестив ноги, Ранма сидел на краю своей клетки, недовольно тыча пальцем в прутья. Каждый раз, как только палец приближался к ним, небольшая искра била в него.

Несколько раздраженно лизнув палец, он скривился, — Ну, полагаю, что особого выбора у меня нет. — Вздохнув, Ранма поколебался пару секунд, и стиснув зубы, схватился обеими руками за прутья. Синяя энергия билась вокруг него, подобно электротоку, пляшущему между электродами. Покалывание распространилось по всему его телу, и он опустил взгляд на свои руки, увидав, что генерируемая им энергия вступила в контакт с энергией удерживающей его клетки.

Деревянные прутья медленно расходились, и вместе с ними постепенно исчезал и тот обманчивый облик, который Ранма поддерживал последние пятнадцать лет. Отряхнув свои руки, Ранма самодовольно ухмыльнулся, выходя из клетки.

Морщинки на его руках и лице исчезли, а седые пряди вернули свой первоначальный иссиня-черный цвет. На том месте, где только недавно стоял мужчина средних лет, ныне стоял молодой парень, лишь глаза которого выдавали его истинный возраст, сокрытой в них мудростью лет.

Это и было даром семени древа Джурая, в свое время помещенным в него Цунами. По сути своей он и был ныне древом Джурая, храня в себе энергию созидания.

— Ну и куда же подевался этот мальчишка? — ворчливо спросил он, оглядываясь по сторонам. И затем в его голове эхом разнесся чей-то знакомый голос.

~ Ранма! ~ рявкнул весьма раздраженный голос.

~ А-Атика-чан... ~

~ Хватит с меня твоих "Атика-чан", Ранма... Ты хоть можешь себе представить, настолько сильно я беспокоилась?!! ~

Ранма взмок. ~ Атика, все вовсе не так уж и плохо. У меня все под контролем. ~

~ И где Тэнчи? ~
~ Ну-у... Э-э... он... ~ он замялся, но к счастью для него неподалеку раздался взрыв, и как только он повернулся в ту сторону, он тут же увидал Тэнчи, вылетевшего из-за деревьев, удирая во всю мочь. Два больших деревянных чурбака мчались следом за ним. В руках у парня была синеволосая девочка, заливающаяся смехом, и чрезвычайно довольная происходящим. Моргнув несколько раз, Ранма удостоверился в том, что все именно так и происходит.

~ Ранма? ~

~ Он сейчас несколько занят, ~ отозвался Ранма, и на голове у него повисла весьма большая капля.

~ Ранма, ты опять что-то умалчиваешь! ~

~ Дорогая, не могу прямо сейчас говорить. Объясню позже, когда вернемся. Я тебя люблю, пока! ~

~ Ранма? Ранма! Ран... ~ кричала его жена.

Он прервал связь. ~ Как только я вернусь домой, она меня убьет... ~ Призвав вновь силу Джурая он вернул свой зрелый облик и тряхнув головой, помчался за своим сыном.

* * *


Разряд энергии, вылетевший из глаза Азаки, едва не попал в убегающего парня. Бросив взгляд на дымящийся кратер под его ногами, Тэнчи припустил еще быстрее.

— Ты можешь что-нибудь сделать с этими штуками? — пропыхтел он.

— Не-а. Они моей сестры. Я здесь помочь не могу. — объяснила Сасами.

— Черт, ну как я...

— Тэнчи, ложись! — донеслась до него команда. Мгновением позже он уже лежал на земле, прикрывая своим телом Сасами. Глянув вверх, он увидал своего отца, стоявшего над ним.

Оба стража довольно быстро заметили мужчину с косичкой, устремившегося им наперерез. Отследив свою новую цель, оба чурбака выстрелили разом.

— Пап! — предупреждающе завопил Тэнчи. Но его отец, похоже, не обратил на его предупреждения никакого внимания. И затем, прямо перед ним, в тот самый момент, когда оба луча должны были поразить его, Тэнчи увидал, как его отец размылся в воздухе, и оба разряда прошли мимо него. — К-как??!...

— Цель уклонилась, — заметил Азака.

— Перекалибровать прицелы под скорость цели, — добавил Камидаке.

Улыбнувшись, Ранма помчался вперед. С ленцой пронаблюдав за тем, как оба чурбака выстрели вновь, он сместился вбок, зевнул, и избег еще одного удара.

— Скорость цели увеличилась.

— Калибровка... — Слишком поздно.

~ Стоять. ~ приказал Ранма, достигнув стражей. Первым получил удар раскрытой ладонью Азака. Страж пал оземь, как марионетка, у которой обрезали ниточки. Его глаз затянулся пеленой.

Следующим движением Ранма развернулся к Камидаке, но увы, лишь для того, чтобы встретить лицом синий разряд, устремившийся к нему. Поймав разряд рукой, он сжал кулак, формируя из него шар синей энергии, и отправил его назад второму стражу. Камидаке рухнул на землю рядышком со своим приятелем.

— Извини, — заметил Ранма, отправляясь назад.

— Пап! — завопил Тэнчи, подбегая к нему, и таща за собой Сасами.

— Привет, я Сасами! — радостно объявила она, — Ты остановил стражей моей сестры! Никто раньше не мог этого! Это было так здорово!!! — от восхищения она даже запрыгала.

— Твоей сестры?

Заметив обращенный к нему вопросительный взгляд, Тэнчи быстренько принялся объяснять происшедшее. Слушая его, Ранма моргнул несколько раз. Не удержавшись, он рассмеялся, представив воочию неприятности, в которые его сына втравила Сасами и определенная невезучесть. — Ну ладно, Тэнчи, пожалуй, теперь нам с тобой надо вернуться домой. Сасами, не могла бы ты помочь нам? — попросил он, развернувшись к девочке.

— Конечно! — заулыбалась она. — Это было так забавно! Мне давно уже так весело не было! Идемте за мной, — сказала она и помчалась прочь, таща за собой Ранму.

Тэнчи покачал головой. — Две свихнувшиеся девчонки гоняются за мной, и она считает все это забавным! Ну за что это мне? — простонал он, и отправился следом.

Прошлое:

Ранма покачал головой. Оставаться после уроков лично для него было не впервой. В ходе непрерывных тренировок, выдаваемых ему Кацухито, поединки до поздней ночи были обычнейшим делом. Сон в классе являлся закономернейшим следствием таких тренировок, впрочем, как и замечания, как и удлинение пребывания в школе, совмещенное с уборкой класса. И несмотря на то, что он особенно и не возражал против дополнительной работы, в данный момент он желал быть где угодно, но только не здесь. Украдкой он глянул по сторонам на девушек, находившимся в одной комнате с ним.

Прямо сейчас весьма раздраженная Атика яростно протирала столы мокрой тряпкой. На другой стороне класса Укё выметала пол. Каждый раз, как только эти двое приближались друг к другу, даже случайно, их боевые ауры сцеплялись, заполняя не такую уж и мелкую комнату.

И пытаясь оттереть начисто доску, Ранма изо всех сил старался не попадаться им на глаза и по возможности раствориться вообще, сливаясь с общим фоном.

— Ранма, милый, ты не мог бы пододвинуть этот стол, чтобы я могла подмести под ним? — ласково осведомилась Укё.

— Э-э... конечно, Укё, — отозвался он, отрываясь от своего занятия. Индикатор опасности внутри его перешел на рев.

Лицо Атики не выражало ничего особенного, но влажная тряпка в ее руке принялась сдирать со стола стружку.

— Так что ты там хотела, Укё?

— Ты не мог бы приподнять вот этот стол, и переставить его туда?

— Да без проблем.

Закончив подметать, она выбросила мусор в небольшое мусорное ведро рядом с нею.

— Спасибо, Ранма, — улыбаясь, сказала она.

— И что тут такого забавного?

— Да нет, ничего такого. Просто вспомнила кое-что, — загадочно сказала она.

— Э?

— Помнишь, когда мы оба с тобой были маленькими, и ты помогал мне во всем? Помнишь, когда ты помогал мне делать окономияки? Или правильно будет сказать ты помогал мне есть окономияки, которые я делала?...

— Ну, даже и тогда ты делала их просто здорово! — с ностальгией отозвался Ранма, — Твоя еда была практически такой же отличной, как и у Касуми. А твои окономияки вообще ни с чем не сравнятся!

— Да ну, Ранма... — смущаясь, отозвалась Укё, — и вовсе я не настолько ужи хороша...

— Да брось ты, Укё. У меня уже от одних разговоров об окономияки слюнки текут.

— Правда? Ну, тогда как насчет того, чтобы после уборки не пойти ко мне? Я угощу тебя одним из моих "Больших особых"?

Ранма принялся сглатывать слюну, и его желудок заурчал, выражая согласие. — Конеч...

За его спиной послышался треск разрываемой ткани.

Сразу же замолчав, Ранма и Укё развернулись к Атике, чрезвычайно поглощенной вытиранием того же самого стола, что и раньше лохмотьями тряпки. Она продолжала невозмутимо протирать стол, делая вид, как будто ничего такого и не произошло.

— Э-э... Укё, может быть, как-нибудь в другой раз. Мне, ну-у... нужно тренироваться, да точно, тренироваться. Вот-вот. Ты же знаешь, боевые искусства и все такое... хе-хе... — быстренько отозвался он, чеша в затылке. — Вернусь-ка я к своей работе, — Он физически ощущал напряжение, разливавшееся в комнате, и ему тут же пришла в голову гениальная идея. ~ Пора поменять воду в ведре! ~ Он вихрем вылетел из класса, как будто тот был заминирован.

— ТЫ!! Ты меня не обманешь! Я знаю, отлично знаю, что ты пытаешься делать! — рявкнула Атика, грохнув кулаками по столешнице, стоило двери закрыться.

— Понятия не имею, о чем это ты говоришь, — невинно заметила Укё. — Обычный дружеский разговор. Смирись, Атика, ты ничего не сможешь поделать. Ранма и я были друзьями с самого детства. Мы играли вместе, мы радовались вместе, мы присматривали друг за другом. Мы и выросли бы вместе, если бы его урод отец не сбежал, бросив меня на дороге. Но теперь это не имеет ни малейшего значения, потому что я нашла своего Ранму! Я знаю его лучше, чем он сам себя знает. То время, что вы провели вместе, играя в семью, не значит ничего, по сравнению с тем, что мы разделили друг с другом. Никогда в жизни ты не сможешь стать ему настолько близка, как ему стала я!

— Все, хватит с меня твоих трюков! Ты не отнимешь у меня моего Ранму!

— Ну и что же ты со мной можешь сделать? — бросила ей вызов Укё.

Стиснув зубы, Атика метнула в нее мокрую тряпку, метя прямо в лицо. С мокрым хлюпом тряпка попала в цель.

— Ах ты... — Лицо Укё перекосилось от ярости и изумления. Подкинув вверх мусорное ведро, она пнула его в сторону Атики. Та без особых проблем отбила его в сторону. К несчастью, практически весь мусор и пыль из ведра вылетели по дороге, покрывая девушку довольно толстым слоем грязи.

Атика принялась размахивать руками, сквозь висящую в воздухе пыль пытаясь увидать свою противницу. Чих и кашель скрутил ее вдвое.

— Ну что, хватит уже с тебя, или еще хочешь? — осведомилась Укё, вращая свою метелку в качестве импровизированного шеста.

— Я еще даже и не начинала! — ответила ей Атика, хватаясь за ведро с водой, использовавшееся ею в уборке.

И начался второй раунд.

Ранма наконец вернулся в класс. Первым, что он заметил внутри, были сломанная ручка метелки и пустое ведро, летевшие ему прямо в голову с противоположных направлений. ~ Ну за что это мне? ~ успел подумать он. Удар последовал незамедлительно.

Настоящее:

— Наружу сюда, — заметила Сасами, возглавлявшая отряд.

— Пожалуй нам стоит поторопиться, пока твоя сестра не пошлет за нами еще кого-нибудь. — несколько нервно сказал Тэнчи.

— Если такое и произойдет, Тэнчи, относиcь к этому как к еще одной тренировке, — отозвался Ранма, невозмутимо шествующий посреди, закинув руки за голову и сцепив пальцы замком.

— Ях-хоо! Ях-хоо, ях-хоо! — привлек их внимание знакомый голос. Развернувшись, они увидали Рёко, радостно машущую им. Она была заперта в такой же клетке, как и у них.

— Рёко, — сказал Тэнчи, узнав девушку-демона.

— Как раз вовремя! — заявила парню Рёко, как только тот подошел к ней.

— Ты втянула нас в это. Ты и вытягивай. Доставь нас домой, — спокойно сказал Тэнчи. С его точки зрения, развлечений на сегодня уже было достаточно.

— С удовольствием, но без остальных двух камней не могу. — парировала Рёко, показав ему голые запястья, на которых должны были быть еще два камня.

— Не думаю, что это такая уж хорошая идея, Тэнчи, — сказал Ранма.

Рёко фыркнула. — Послушай, старикан, если бы ты не принялся играть с Ри-оки, то нас бы так и не поймали! — насмешливо объявила она.

Сасами подошла поближе, с интересом рассматривая пиратку, — Тэнчи, кто эта бабушка? Она твоя приятельница, да?

Глаза у Рёко перекосило от ярости, — Бабушка?

— Это Рёко, — сказал Ранма, присев рядом с Сасами, — Ты не поверишь, но ей больше семи сотен лет. — и Ранма принялся злорадно ухмыляться.

— Ах ты!!!

— Ух ты, а она действительно старенькая! Привет. Приятно с вами познакомиться. Я Сасами. — сказала девочка, не обращая внимания на руки, пытающиеся протиснуться между прутьев-стволиков.

— Выпусти меня отсюда!!! — прорычала Рёко.

Тэнчи вышел вперед, пытаясь смягчить сложившееся положение. — Рёко, послушай меня. Во-первых, я не могу открыть эту штуку. И ты это знаешь, — он подошел к ней, и как только он оказался рядом с прутьями, меч, заткнутый за ремень, принялся светиться.

— Тэнчи! В сторону!! — скомандовал Ранма, почувствовав мощь, пробудившуюся в артефакте.

— А? Ууух! — глаза у Тэнчи округлились при виде того, как прутья разошлись, выпуская на волю девушку с циановыми волосами.

Заметив светящийся меч на поясе у Тэнчи, Сасами ткнула в него пальцем, — Эй! Это же меч Йошо.

~ Йошо? ~ подумал Ранма, ~ Так вот в чем дело. Как только мы вернемся домой, старикану придется ответить на парочку вопросов... ~

— Но почему ты смог воспользоваться им? — изумилась Сасами.

— Да кого это все волнует? Лично я убираюсь отсюда! — объявила Рёко. Протиснувшись через них, она пошла прочь.

— Стоять! — скомандовал новый голос. Оглянувшись, они увидали стоявшую невдалеке Аеку с двумя стражами по бокам. Чурбаки выглядели не очень-то хорошо.

Рёко фыркнула еще раз. — О, а вот и принцесса пожаловала, — пробурчала она.

Окинув ледяным взором группу, Аека приметила сине-зеленый хвост показавшийся из-за спины мужчины. — Сасами, так это ты освободила их. Не могу в это поверить. — Аека покачала головой.

— Ну прости меня, — сказала девочка, выглянув из-за Ранмы, — Мне было так скучно.

— Этому нет прощения!

Сасами виновато склонила голову.

Следом принцесса развернулась к парню с мечом ее брата. — Тэнчи. Насколько я могу судить, тебя зовут Тэнчи. У меня есть вопрос, который я хочу тебе задать — сказала она, тщательно взвешивая каждое слово.

— Ладно. Что я могу для тебя сделать? — спросил он.

— Где владелец этого меча, который ты держишь?

— Ну, он умер давным-давно.

— Ты лжешь! — быстро сказала принцесса, изо всех сил стараясь не показать дрожь, охватившую ее.

— Я не лгу. Именно так говорится в старинной легенде.

— Как его звали?

— Ну, насколько я помню... его звали Йошо.

— ...

Стоявшая невдалеке Рёко, прислонилась к Ранме, лениво рассматривая свои ногти. — О, да. Он умер, не так ли? Ужасная трагедия.

Нахмурившись, Ранма быстро шагнул вперед, и захваченная врасплох Рёко с громким шлепком рухнула на землю.

— Это неправда! Вы все пытаетесь меня обмануть! — в отчаянии сказала Аека.

— Мне очень жаль, но я больше ничего не знаю... — сказал Тэнчи, беспомощно смотря на пребывающую в шоке девушку.

— Нет...

Прошлое:

— Ранма-кун! — завопила Атика.

— Ранма, милый! — вторила ей Укё.

Обе девушки в шоке смотрели как Ранма рухнул на пол. Они посмотрели на его бездыханное тело, а затем друг на друга.

— Посмотри, что ты наделала! — в унисон объявили они. Остальные их фразы тоже произносились в один голос.

— Я?!

— Это ты...

— РРРРррррр!!!

И как только они уже были готовы вновь вцепиться друг в друга, Укё застыла, задумавшись. Она вновь посмотрела на Ранму. ОН был мокрехонек. — Эй, а чего это он в девушку не превратился?

— Чего? Так ты знаешь о его проклятии? — изумилась Атика.

— Конечно, знаю! Когда я с Ранмой была вместе, мы говорили с ним обо всем! Так значит он нашел способ излечиться, — утвердительно сказала Укё.

Атика кивнула.

— Как?

— Все это произошло пару месяцев назад во время экскурсии на Токийскую Башню. Я не очень-то хорошо помню, что там было, но вкратце, в Башню попала молния. Куча посетителей пострадала.

— Ну да, помню. Я читала об этом в газетах, — отозвалась Укё. — Но понять не могу, при чем тут проклятье?

Атика глубоко вздохнула, и продолжила дальше, — Все, что я помню, так это вспышку света, и то, как лифт неожиданно встал. Все принялись кричать и стонать. А потом я очнулась на больничной койке, и папа уже был рядом. А потом я узнала, что одним из наиболее тяжело пострадавших был Ранма. Я не знаю, откуда мне это известно, но чувствую, что он каким-то образом защищал меня. Даже и не могу объяснить, откуда мне это известно.

Укё посмотрела на нее, потом на Ранму, все еще лежавшего на полу, не подавая признаков жизни.

— Он был очень плох. Доктора сказали, что он не выживет. И мы с отцом доставили его в наш храм. Нам не оставалось ничего, кроме как молиться.

Священное древо нашего храма иногда может исцелять людей. В свое время оно уже излечило нескольких, и мы принесли его к нему. Не помню, сколько мы у него оставались. А тогда так устала, но не хотела уходить. Я не хотела сдаваться, и потом от открыл глаза и посмотрел на меня. — Атика покраснела.

— И он исцелился?

— Да.

— И проклятье?

Атика кивнула.

Укё отвернулась от нее. — Это нечестно! — тихо пробормотала она. Тело ее содрогнулось, донесся слабый всхлип.

— Укё? — Атика бережно коснулась ее, но ее рука тут же была отброшена в сторону.

— Нечестно! — глаза разъяренной девушки с каштановыми волосами впились в Атику как кинжалы. — Это должна была быть я! Это я должна была найти способ излечения! Я единственная должна была быть помолвлена с ним! И это я должна была быть с ним в том тренировочном путешествии!!! — быстрее молнии ее рука со сжатым кулаком устремилась к Атике, заставая ее врасплох. Она не успела даже и уклониться, и закрыла глаза, беспомощно ожидая удара.

Удар так и не был нанесен. — Укё! — раздался голос Ранмы. Раскрыв глаза Она увидела, что он остановил кулак своей ладонью в паре сантиметров от ее лица.

Атика моргнула. — Ранма? — воскликнула она, увидав, кто буквально только что бездыханный парень ныне стоит рядом с ней.

— Я так и знала, что ты просто лежал там, Ранма, — безжизненным голосом сказала девушка с каштановыми волосами. — Ты никогда не умел притворяться. Я знала, что ты не позволишь мне всерьез ударить ее. Ты всегда защищаешь тех, кого любишь. Но почему? Почему не я? — она осела, и всю ее ярость и злобу смыла горечь поражения.

— Уччан.

Атика не знала, что и думать. Укё была ее врагом, но теперь, прямо перед нею не осталось ничего, кроме сломаной девушки, на долю которой досталось слишком много боли. — Я... я... мне очень жаль, Укё... — пробормотала она, не зная, что и сказать.

— Храни это, Атика. — сухо сказала Укё. Она подняла глаза, уставившись прямо на нее, — Но если ты... Если ты когда-нибудь причинишь ему боль... я отберу его у тебя. — она глянула на Ранму, и затем снова на Атику.

Атика смотрела в ее глаза, понимая ее чувства.

Отвернувшись, Укё выбежала из класса прежде, чем слезы принялись катиться по ее щекам.

* * *


Нобуюки заканчивал засовывать свои книги в шкафчик, готовясь отправиться домой. Он не собирался задерживаться в школе настолько долго, но альбомы по архитектуре, имевшиеся в библиотеке, были неодолимым соблазном. Блокнот его ныне был забит зарисовками, а голова некоторыми новыми своими собственными идеями.

Закрыв шкафчик, он развернулся, собираясь уходить, но завернув за угол, тут же упал, сбитый с ног кем-то еще. Бумаги порхали в воздухе, усеивая коридор. — Мои зарисовки! — встревожено воскликнул он. Подняв глаза, он увидал, с кем столкнулся. — Укё-сан?

— Извини, — пробормотала она, отворачивая от него свое лицо. Она принялась собирать листки.

— Не волнуйтесь, я и сам справлюсь с этим. Не надо. Он полез в нагрудный карман, доставая платок и протягивая его Укё. — Возьмите.

— Спасибо, — тихо сказала она. Встав на ноги, она тут же отправилась дальше по коридору, оборвав тем самым любые дальнейшие комментарии.

Нобуюки обеспокоено смотрел ей вслед, не отводя глаз от нее до тех пор, пока она не вышла наружу. И затем он принялся собирать наброски, лежавшие вокруг него, медленно и аккуратно подбирая те, на которые падали слезы.

Настоящее:

Сердце Тэнчи обливалось кровью при виде убитой горем принцессы. Изо всех сил он пытался подобрать слова, которые могли бы утешить ее.

— Он не может быть мертв, не может... — бормотала Аека. Губы с трудом слушались ее.

— Да-да, точно. Как тебе будет угодно, — Рёко встала на ноги, — Хватит с мня этой бредятины. В любом случае, я убираюсь отсюда.

— Нет, Рёко. Ты не покинешь мой корабль до тех пор, пока не ответишь на все вопросы, что я задам тебе. Азака! Камидаке!

— Ага, щас! Тэнчи, мы уходим, — схватив ошеломленного парня, она завопила громче, — Делай, как тебе угодно, принцесса... Ри-оки!!!! — Все содрогнулись от скрежета раздираемого металла и треска ломающегося дерева. Ри-оки проломился внутрь корабля Джурая.

Ранма инстинктивно выдернул Аеку и Сасами в безопасное место, пока все кругом них тряслось и рушилось. Краем глаза он видел, как Тэнчи исчез внутри корабля Рёко.

— С вами все в порядке? — поинтересовался у девочек Ранма.

Сасами кивнула.

— Никогда ее не прощу!!! — поклялась Аека.

— Воспримем этот ответ как "да", — заметил Ранма. И затем корабль содрогнулся и наклонился, сбивая с ног всех троих. По всему кораблю заревели сирены.

— А теперь-то что? — пробормотал Ранма.

— Принцесса, корабль Рёко все еще прикреплен к нашему, — объявил Азака.

— Рёко использует Ри-оки для того, чтобы толкать нас к поверхности Земли — пояснил Камидаке.

— Она что??!?!?!?!? — завопили все трое.

* * *


Атика стояла снаружи, с тревогой уставившись в небо. Кацухито стоял рядом, сопровождая ее на бессменном посту.

— Папа, я за них беспокоюсь.

— Вот увидишь, с ними все будет в порядке. Верь в них. Вот, гляди, хорошее предзнаменование. Звездочка упала, — указал он.

— Э-это вовсе не звездочка! — завопила Атика. В шоке она смотрела она то, как с небес падают два объятых пламенем корабля.

— Хм... похоже, что они рухнут в озеро, — спокойно заметил священник. Забыв закрыть рот, Атика уставилась на него, потеряв дар речи.

Удар был сокрушительнейшим. Жар, источаемый двумя кораблями, превратил воду озера в пар, стоило их корпусам коснуться ее. Взрыв, последовавший следом, высвободил громаднейшее количество света и жара.

— Атика! — резко сказал Кацухито. Отец и дочь соединили руки и сине-голубая сфера окружила их. Волна взрыва промчалась мимо них, и Атика могла видеть, как трава вокруг них скручивается и выгорает.

Как только взрыв угас, поднятые им облака пара принялись опадать назад, но уже в виде дождя, промочившего их насквозь. Насколько она видела, лишь куски и обломки обоих кораблей ныне торчали из воды. На одном из таких деревянных обломков, с живописно иззубренными краями стояла знакомая фигура, машущая ей.

— Ранма! — позвала она.

Он замахал вновь. Сидящая на его плече девочка делала то же самое. Тэнчи тоже был там, и усталая улыбка на его лице сказала ей, что с ним все в порядке. В теплой воде озера Аека и Рёко плавали бок о бок, вцепившись в деревянных стражей, действующих импровизированными спасательными плотами.

— Атика-чан, кажется, мы обзавелись гостями, — прокомментировал Кацухито. — Атика-чан? Атика-чан? — он глянул вбок — Хм... потеряла сознание...

Авторские примечания:

Ну? И как вам все это?

Если кто-нибудь демонстрирует OOC (Нехарактерное для персонажа поведение), пожалуйста, сообщите об этом мне. Я попытался сделать Ранму более зрелым и выдержанным, но в то же время сохранить его уникальную живость. Как вы уже знаете, Тэнчи довольно неплохо знаком с искусством Непрерывной Адаптации, так что в бою он теперь ведет себя более уверенно. Больше всего проблем у меня было с Атикой. Она была только в мувике, так что ее личность так и не была раскрыта. Я просто попытался раскрыть самостоятельно, как же именно она могла реагировать на все это. Если у вас появятся на этот счет какие-либо идеи, пожалуйста, напишите мне. Шлите мне и ваши заключения и отзывы. И все остальное.

По окончанию второй главы, я собираюсь сконцентрироваться на остальных своих сериях, над которыми еще работать и работать. К примеру, "Когда падут и Боги" — кроссовер между Ранмой и AMG. Ну, до следующего раза...

Пожалуйста, шлите ваши письма по адресу:

Примечание переводчика:

Перевод субтитров OVА-сериала, по которым я сверял фразы, произносимые персонажами, взят мной с htttp://kage.orc.ru. Сабы от dragondrop. Спасибо им большое.

Это хороший перевод, но в паре случаев он существенно расходится с текстом, как с английским, так и текстом фанфика.

Прошу меня в искажении их перевода не винить.


   
 
  
"ОТЕЦ ПРИНЦА"
ГЛАВА 3


Изображение


Почувствовав как рядом с нею в постели лежит и размеренно дышит знакомое, теплое тело, Атика довольно вздохнула. Прогнав из головы последние остатки сна, она улыбнулась, увидев знакомые пронзительно синие глаза, следившие за нею.

— С добрым утром тебя, дорогая, — сказал ее муж со своей обычной мальчишеской ухмылкой.

— С добрым утром, Ранма, — ответила она, наблюдая за лучом света, падавшим на его мускулистую грудь. — Что-то ты сегодня поздно встаешь... — заметила она, приметив, что обычное для него время подъема давным-давно прошло.

— Полагаю, что и Тэнчи, и я без проблем можем и пропустить утреннюю тренировку. Думаю, что вчера вечером он довольно сильно вымотался. — улыбнувшись, заметил он, глянув в окно, за которым все еще курились дымком обломки двух межзвездных кораблей, рухнувших в озеро, что лежало невдалеке от их дома. — Дорогая, чего бы тебе хотелось на завтрак? — осведомился он, натягивая свою обычную рубашку в китайском стиле.

— А ты меня удиви... — игриво заметила она. Она почувствовала как его губы коснулись ее щеки, когда он поцеловал ее.

— Люблю тебя, — шепнул он ей в ухо и выскользнул в дверь.

Не удержавшись, Атика покраснела. ~ я опять веду себя как какая-то школьница... ~ упрекнула она себя, ~ ... но что бы я без него делала? ~ одна эта мысль перепугала ее насмерть. Отбрасывая прочь все свои страхи и заботы, она свернулась клубочком на простынях, все еще хранящих тепло его тела, и задремала вновь.

Прошлое:

И опять было утро.

Ранма теребил в руках учебник истории, одновременно пытаясь проложить себе дорогу сквозь запруженный школьниками коридор, и в то же время подготовиться к назначенной на сегодня контрольной. К несчастью для него, искусство зубрежки школы Непрерывной Адаптации отнюдь не было настолько развито как ее боевые разделы. Едва он оторвался от чтения и попытался припомнить основные даты всех важных событий, произошедших в периоде Эдо средневековой Японии, его внимание тут же привлек разговор нескольких девушек, стоявший за небольшим фонтанчиком. Одну из них он узнал — подруга Атика, и кажется ее звали Танака.

— Слышали, что вчера тут произошло? — взволнованно втолковывала Танака полудюжине девушек, столпившихся вокруг нее. С традиционной ухмылкой на лице, буквально кричавшей "я знаю то, что вы не знаете!" она готовилась выдать им наисвежайшую сплетню. Вытягивая драматическую паузу, Танака ждала, пока внимание окружающих не будет всецело приковано к ней. И затем, в тот самый момент, когда девушки уже не могли ждать, и уже собрались завалить ее вопросами, она обрушила на них подготовленную бомбу. — Вчера в школе, оставшись после уроков Атика и Укё бились друг с другом за Ранму-куна!

— Что? Быть не может! И кто победил? Надеюсь, никто не пострадал. О, Ранма-кун, он такой миленький... Мечта! — посыпались на Танаку реплики.

— Ну-у, я еще не знаю всех деталей происшедшего, он из надежного источника я узнала, что Укё заметили выбегающей из школы и всю в слезах, — с заговорщицким видом Танака кивнула головой. Группка сплетниц сожрала выданные им Танакой крупицы фактов, принимаясь дополнять их своими фантазиями и предположениями, одновременно обсуждая созданные ими теории и согласованно внося в них дополнения. Никто из них не заметил парня с косичкой, стоявшего невдалеке от них.

~ Укё плакала? ~ Чувство вины грызло его. Никогда в жизни ему не хотелось причинять боль людям, которых он любил и заботился. Но что же еще он мог сделать? Укё была его другом, и он, конечно, любил ее, но только как друга. Когда Укё и Атика бились друг с другом, он пытался смягчить ситуацию, не желая, чтобы они пострадали и все стало еще хуже. Он не мог позволить чтобы и здесь его жизнь превратилась в хаос, с которым ему каждодневно приходилось иметь дело в Нериме, и он хотел всегда быть рядом с Атикой. Развернувшись, он собрался уходить, не желая услышать еще чего-нибудь похуже.

— Чтобы Атика побила Укё? Быть не может! Укё, она такая сильная и крутая! — заметила одна из девушек.

— Но я думала, что она мастер боевых искусств, или что-то в этом роде.

— Ну, Атика училась кендо у своего отца...

— Наверняка, Атика всыпала ей как следует, — уверенно заявила Танака, — Лично я думаю, что это побродяжка Укё заслужила все это. Я что хочу сказать, это же она пыталась отбить Ранму у Атики. Вот если бы какая-либо тварюка попыталась проделать это со мной, то я...

— То ты что? — резко поинтересовался новый голос.

— Укё, — взглянув вбок, Ранма увидал мастерицу окономияки, стоявшую рядом с перепуганной кучкой сплетниц. Несмотря на то, что Укё уже престала носить свой поварской наряд, боевая лопата все еще висела у ней за спиной. Устрашающее оружие и ледяной взгляд, выданный ею, сделали ее появление довольно внушительным.

Заметив ее, Танака побелела как полотно, и слова, уже готовые сорваться с ее уст, куда-то пропали, а рот пересох. Живот ее скрутило узлом, по мере того, как она осознавала то, что ее язык только что выписал чек, оплатить который она не в состоянии.

— Так что ты там говорила, сладенькая ты наша? — угрожающая ухмылка на лице Укё заставила сплетниц рассосаться как утренний туман под лучами солнца.

— Я... я... — неосознанно Танака попятилась, оставшись в полном одиночестве перед лицом смертельной (для нее) угрозы.

Ощутив жалость к бедной девушке, Ранма вышел из-за угла, делая вид, что так, случайно, просто проходил мимо. — Эй, Укё!! — объявил он, помахав рукой девушке с каштановыми волосами, спеша Танаке на помощь. Он не мог просто стоять и ждать, зная, что бедная девушка в опасности.

— Ранма... — отозвалась Укё, и глаза ее утратили ледяной блеск. Она следила за тем, как он приближается к ней ленивой походкой со своей обычной самоуверенной мальчишеской ухмылкой. Эта его ухмылочка всегда заставляла ее улыбаться.

Испустив шедший из глубины души вздох облегчения, Танака следила за тем, как он приближался к ней. — Эй, Танака, по-моему ты на урок опаздываешь. Так что тебе стоит поторопиться, — заметил Ранма, одарив ее выразительным взглядом.

Танака кивнула, цвет постепенно возвращался к ее лицу, хотя колени все еще дрожали, — А, ну да! Э-ээ... и правда... Прошу прощения, извини, Ранма-кун... — продолжая бормотать все это себе под нос, она быстро-быстро сбежала.

— Дама в опасности, и наш доблестный Ранма тут как тут, прибывает на выручку. М-да, полагаю, что даже ведьмы теперь нуждаются в помощи, — сухо заметила Укё.

Смущенный Ранма принялся вновь скрести в затылке. — Не обижайся на Танаку. Она просто сплетница, и по силе тебе не ровня.

— Наверное, прямо сейчас мчится к Атике, чтобы рассказать ей о том, что я приблизилась к тебе больше чем на три метра. — прорычала Укё.

— Думаю, что мне бояться нечего. Приближения молотоопасной ситуации не ощущается, — он криво усмехнулся.

— Ей лучше не... — лицо Укё потемнело.

— Атика вовсе не такая, как Ака... как другие девушки, — неловко закончил он, пытаясь изгнать из своей головы облик коротко стриженной, вспыльчивой томбойки с молотом наперевес. Он замолк, сделав глубокий вздох, и пытаясь разобраться в своих чувствах. — Послушай, Укё, вчера я сделал тебе больно, и я хочу сказать тебе, что мне очень жаль. Ты мой друг... хотя нет, это не совсем верно, — он покачал головой. — Ты мой лучший друг и я не хочу тебя терять вновь, как в тот раз, когда мой придурок отец бросил тебя позади. Я хочу, чтобы ты знала, я всегда буду рядом, вне зависимости от того, что произойдет.

Весьма красивая девушка, стоявшая рядом с ним, попыталась убрать предательскую влагу, блеснувшую в уголках ее глаз, несколькими энергичными взмахами ресниц, но увы, безуспешно. Осознав тщету своих усилий, она испустила довольно раздраженный всхлип, промокая щеки и уголки глаз кончиками рукавов. Сделав быстрый вздох, она тряхнула головой, негромко кашлянув для уверенности в своем голосе.

— Знаешь, Ранма, до того как я повстречалась с Атикой, у меня всегда была уверенность в том, что рано или поздно я тебя все же заполучу. — лицо ее разрывалось на части от ничем не сдерживаемых эмоций, — Но теперь... теперь, я вижу, что ты изменился. Раньше выбить из тебя хоть какие-либо чувства к кому бы то ни было нельзя было даже дубиной. Но сейчас... когда я вижу, как ты смотришь на нее... — она вновь качнула головой. — Почему, ками-сама, ну почему ты не вел себя как полный урод в тот самый момент, когда я нашла тебя вновь? Я бы вколотила тебя в землю и выбросила навсегда из своей жизни!! — рявкнула она, смеряя его яростным взором. Рука ее непроизвольно сжала рукоять боевой лопаты.

— Э-э... извини? — Ранма взмок, несколько нервно скосив глаз на боевое оружие с тефлоновым покрытием.

Взглянув на его смущенное и озадаченное лицо, Уке не выдержала, и рассмеялась, — Баа-ка.

— Эй! — возмущено начал он, но прежде, чем успел вымолвить еще хоть что-то, обнаружил себя обнимаемым ею, — Укё...

— Ранчан, я тоже, всегда... — вымолвила она, прижимаясь к нему плотнее, и чувствуя как заполошено бьется его сердце. Бедная девушка отдала бы все, что у нее было, и даже больше для того, чтобы всегда пребывать в этом положении, но знала, что этого ей не дано. Ей понадобилась вся ее сила воли, что имелась у нее, и даже та, о которой она даже и не подозревала, для того, чтобы оттолкнуть его от себя — ...всегда буду рядом, — закончила она, и развернувшись, пошла прочь.

Не зная что и сказать, он смотрел за тем, как она уходила, стоя столбом, поскольку большая часть его сознания в данный момент вовсе и не пребывала в данном школьном коридоре. Пронзительный вопль школьного звонка выдрал его из данного состояния, и Ранма ткнулся лицом в тот факт, что Атика все еще ждет его. Широким шагом Ранма проследовал в свой класс.

Настоящее:

Пробудился Тэнчи, отчаянно хлопая рукой в поисках звенящего будильника. Буквально только что ему снился чудеснейший сон. В его жизни все было обычно. Никакие девушки-демоны не пытались убить его, никакие принцессы не захватывали его в плен, никакие космические корабли не рушились с небес, пытаясь выжечь его своими лазерами. Всего лишь замечательнейшие, простые, унылые деньки в храме, заполненные мелким ремонтом и наведением чистоты. Если бы только это было взаправду...

Выползя из-под одеяла, Тэнчи приготовился встретить грудью новый день. Но прежде чем он успел подняться с кровати и нащупать ногой шлепанцы, воздух пошел рябью и прямо перед ним материализовалась девушка с циановыми лохмами. На ней было синее полосатое платье, ее янтарно золотые глаза моргали, с нескрываемой радостью наблюдая за ним. — С добрым утром, Тэнчи, — проворковала она сверху, кружась и раскачиваясь в своем замедленном падении, до тех пор, пока не приземлилась точно ему на грудь.

— Рёко! Что ты тут делаешь? — задохнувшись, булькнул он. Его мозги все еще были как в тумане, после неожиданного для них пробуждения, и тот факт, что рядом с ним свернулась клубочком симпатичная девушка не добавлял ему достаточной уверенности в том, что он еще не спит. Тихо мурлыча, она принялась подбираться к нему поближе, в то время как сам Тэнчи отчаянно сражался со своим носом, собирающимся выдать пару фонтанчиков крови.

— Хммм? Ну-у, мне просто хотелось помочь тебе подготовиться к завтраку. Мне как-то сказали, что завтрак это наиболее важная часть дня, и я вижу, что ты выглядишь лакомым кусочком, — с хрипотцой заметила она, молниеносно усаживаясь на него верхом, и зажимая коленями руки.

Глаза Тэнчи округлились, как только он осознал, что именно она, имела в виду. — Рёко, выпусти же меня, — взмолился он, отчаянно пытаясь вывернуться из-под демоницы, с ленцой наблюдающей за его усилиями. Он пытался бороться и дальше, но довольно быстро обнаружил себя противостоящим нечеловеческой мощи. Его глаза вылезали из орбит, в то время как их лица постепенно становились все ближе и ближе, и он ощущал ее дыхание своими губами.

— Не беспокойся. Тэнчи, я не кусаюсь... пока, — Облизнув губы, космическая пиратка медленно придвигалась к своему трофею. И в тот самый момент, когда их губы вот-вот должны были встретиться, послышался треск энергетических разрядов, и вокруг них в воздухе повисли небольшие деревянные чурбачки, выстраиваясь кругами.

— Что за...?! — подпрыгнула на месте Рёко, несколько раздраженная нежданным вмешательством. Развернувшись, она обнаружила стоявшую в дверях и кипящую от ярости девушку с пурпурными волосами. Жгучий взгляд ее глаз мог без проблем проплавлять насквозь броневые плиты.

— Рёко, ты что это вытворяешь с Тэнчи-сама? — обрушилась на нее Аека.

— А разве не ясно? Тэнчи и я доказываем свою любовь друг к другу. Ведь так, Тэнчи? — заметила она, поглядев вниз. Любой протест со стороны бедного парня надежно блокировался ладонью, закрывавшей его рот. Вторая ее ладонь в данный момент была занята исследованиями нижних частей ее беззащитного трофея, и в ближайшее время несчастный парень, все еще лежавший на постели, хотя и не по своей воле, должен был помереть от серьезной кровопотери из носа.

— Немедленно освободи Тэнчи-сама от своих мерзких поползновений! — объявила Аека, все еще пребывая в шоке из-за того, что она только что увидала.

— Или что? — бросила ей вызов Рёко.

Не озаботившись каким бы то ни было ответом, Аека ужесточила силу своего взгляда. Силой ее воли летающие чурбачки в едином выбросе разрядились, посылая вперед свои потоки энергии. Явно ожидавшая этого Рёко не моргнув и глазом телепортировалась на пару метров в сторону. Увы, к несчастью для него, Тэнчи не обладал подобной способностью, и в полной мере воспринял ускоренный курс шоковой терапии.

Подушки вокруг него взорвались, а сам бедный парень засиял как новогодняя елка. Опутанная гирляндами. В конце концов он рухнул на остатки покрывал и подушек все еще дымившиеся, как впрочем и его волосы. — Ну за что это мне? — слабо пробормотал он.

— Тэнчи-сама!! — в ужасе задохнулась принцесса, осознавая, что она только что натворила. Довольно быстро она отогнала своих мини-стражей от полуподжаренного и вырубленного парня.

— Хммм, Аека, отличная попытка, — ухмыляясь, оповестила Рёко.

— Это ты во всем виновата! — вынесла вердикт Аека.

— Я?!! Это же ты поджарила его!

— Да как ты смеешь, обвинять во всем меня? Если бы ты не полезла к нему с самого начала. Ничего этого вообще бы не случилось!! — сквозь зубы выплюнула принцесса.

— С чего это ты такая заботливая стала? О, ясенько!! Ты просто ревнуешь! Ревнуешь к тому, что он предпочитает меня тебе!

— Ха, предпочитать мне такую преступницу как ты? Ничего подобного! Тенчи-сама никогда не польстится на такую бесчестную тварюку, как ты!

— Да ну? А может быть нам у него и спросить? — бросила вызов Рёко

— Именно!

— Именно!

— Тэнчи... — начала Рёко.

— Тэнчи-сама... — разворачиваясь, начала Аека. Обе они уставились на дымящуюся, развороченную, пустую кровать.

— Куда это он делся? — моргнули обе девушки.

* * *


С большой опаской Сасами брела по настоящему инопланетянскому дому. Для маленькой принцессы вот так уж, разом оказаться в абсолютно незнакомом месте было довольно страшно. Всю свою жизнь, насколько она могла вспомнить, она и Аека росли вместе. Их королевское происхождение не давало возможности сблизиться с другими детьми, и даже если подобная возможность подворачивалась, они просто обязаны были держать себя как подобает членам королевской семьи, сдержанно и формально. Единственным человеком, с которым они могли не сдерживаться, была их мама, императрица Мисаки, постоянно сама преступавшая все эти условности, зверски трясясь над своими двумя дочерьми, в полной мере выказывая свою собственную детскую натуру, ничуть не изменившуюся с годами.

Несмотря на то, что Сасами в полной мере унаследовала жизнерадостность и непосредственность мамы, Аека выросла более сдержанной и скрытной, во многом благодаря влиянию их внешне бесчувственного отца. Несмотря на это, обе сестры всегда были близки друг другу, и связывающие их узы только крепли во время их долгих скитаний меж звезд, в поисках их пропавшего брата, Йошо.

Увы, за эти годы Аека превосходно научилась прятаться за неприступным королевским обличьем, маскируя тем самым сосущую пустоту в своем сердце. Сасами всегда беспокоилась за нее, видя, как она терзает сама себя. Она помогала ей как могла, временами теплым объятьем, временами небольшой шуткой, чем угодно, что могло бы заставить Аеку хоть на пару минут забыть о том, что она принцесса, вместо этого напоминая ей о том, что она девушка, которой самой природой положено смеяться, плакать, и даже злиться.

Отправление Тэнчи за головным украшением и похищение ее головного украшения должно было стать очередной такой шуткой. Воцарившийся хаос вознаградил ее усилия стоицей, и Аека в кои-то веки сумела проявит хоть немного живости в своих эмоциях, заодно одарив и ее саму одним из наиболее волнующих приключений, за всю ее жизнь. К сожалению, настоящей ценой ее маленькой эскапады оказалось то, что они вдвоем теперь застряли здесь, на Земле. Сасами виновато опустила голову. Она знала, это она была во всем виновата.

Несмотря на то, что Аека открыто горевала о потере своего корабля — Ри-о, Сасами знала истинную причину ее печали. Йошо, их брат был мертв. В то время как они провели бездну времени в холодном сне, их брат прожил отведенный ему срок и почил, оставив после себя синеглазого парня с косичкой по имени Тэнчи. Уже совсем уж неожиданным оказалось то, что Аека объявила себя самолично защитницей Тэнчи от домогательств Рёко. Аека объясняла это тем, что она просто не могла позволить испортить линию наследников Йошо кровью демонов, по крайней мере, она так говорила. Сасами знала свою сестру несколько лучше, даже лучше чем сама Аека. Она ясно видела то, в чем Аека даже самой себе еще не призналась.

Поток ее мыслей прервался, когда со ступеней лестницы спустился мужчина с косичкой, с большим трудом подавляющий внушительный утренний зевок. — Эй, привет. А ты оказывается ранняя пташка, — прокомментировал Ранма, как обычно, заложив руку за свою шею. Заметив несколько хмурое и унылое выражение на ее лице, он обеспокоено поинтересовался, — Что-то не так, Сасами-чан?

— Н-нет, ничего, — отвечал она, замотав головой, и пожалуй несколько более рьяно, чем стоило для вящей убедительности.

— Ты не хочешь немножко поговорить об этом? — сев на диван, он жестом предложил ей сделать то же самое. С опаской она так и сделала, но ни слова не вырвалось из ее рта. Ранма так и сидел, прикусив свою губу, думая что бы ему сделать с этим. — Знаешь, никогда раньше за свою жизнь я не встречал инопланетянок. Никогда не думал, что они все такие симпатичные как ты.

Не удержавшись, Сасами зарделась. Увидев сердечную улыбку, озарившую его лицо, она вновь не удержалась и слабо хихикнула.

— А на что похожа ваша планета? — продолжал Ранма, надеясь втянуть ее в разговор, — Ты говорила, что она называется Джурай, так?

Сасами кивнула, — Она очень красивая, — радостно начала она, оказавшись на знакомой почве. Она принялась описывать обширнейшие пространства открытой со всех сторон зелени, спиральные башни столицы, ввинчивающиеся в небо, и невероятное великолепие королевского дворца, — Моя гувернантка всегда ругалась, когда я вновь убегала от нее и пряталась повсюду. — озорно заметила она.

Ранма лишь улыбнулся, поощряя ее.

— Я знала все-все места, где можно было спрятаться! Однажды я настолько сильно напугала Аеку, что та приказала всей дворцовой страже искать меня а не то... — Сасами хихикнула, — Я устроила им кучу проблем, пока мама не нашла меня в питомнике, прячущейся на одном из деревьев... она тогда так злилась... — голова Сасами опустилась вновь, казалось, что вся та живость и энергия ушли из ее тела.

— Сасами-чан, ты скучаешь по маме, ведь так? — заметил Ранма, ласково коснувшись щеки бедной девочки.

Сасами кивнула, — Что, если я ее больше никогда не увижу? — в голосе ее можно было различить затаившийся страх.

— Она же нашла тебя в тот раз, не так ли? Полагаю, что и в этот раз у нее это тоже получится. — Судя по всему его слова сумели достучаться до нее, приободрив. Ранма улыбнулся. — А до тех пор, если ты не возражаешь, мы с Атикой присмотрим за вами. Уверен, — добавил он, — Тэнчи ничуть не будет возражать против того, чтобы обзавестись младшей сестренкой, которую можно вполне будет поддразнивать.

— П-правда? — улыбка озарила ее личико, сделав ее похожей на херувима с открытки, как только она обнаружила себя пребывающей в нежных, но сильных объятьях. Она с большим трудом могла вспомнить, когда в последний раз ощущала себя частью большой, любящей семьи. Она уже забыла, насколько здорово это было.

— Ну что, не поможешь ли ты мне приготовить завтрак? — заметил он, поднимаясь и отправляясь к кухне. Сасами расцвела, когда он поманил ее за собой. Он принялся вытаскивать наружу различные горшки, котелки и кастрюли, за компанию с массой будущих ингредиентов завтрака из холодильника и буфета.
— Но сразу же хочу предупредить, я немного странно готовлю. — как бы подтверждая свое заявление, он подкинул в воздух пару-тройку горшков с котелками, и ловя их кончиками вытянутых пальцев, раскрутил, балансируя ими на весу.

— Ууух... — глаза у Сасами округлились, и она захлопала в ладоши.

— Так же гораздо интереснее, да? — подмигнул ей Ранма, принимаясь жонглировать котелками, кастрюлями, ножами, и все остальным, что подворачивалось ему под руку.

— Ага! — закивала она, с восхищением смотря на устроенное им представление.

— Хмм, и с чего же мы начнем первым? Думаю, что начнем мы с омлетов. — Продолжал Ранма. С удовольствием он смотрел на то, как девочка оживилась, — Давай делать омлеты. Для начала нам нужны яйца и овощи. Атика очень любит омлет с грибами.

— Я их помою, — вызвалась Сасами, нырнув в холодильник, доставая все, что им могло понадобиться.

Кивнув, Ранма выбрал один помидор и большой гриб. Выхватив нож, он заметил, — Сасами-чан, Отодвинься немножко в сторонку.

Кивнув, она сдвинулась на другую сторону стойки, с любопытством следя за тем, что он делает. Небрежным мановением кисти и несколькими быстрыми движениями он прямо в воздухе превратил овощи в мелкие одинаковые кусочки, осыпавшиеся в уже поджидающий их котел. — Ух-ты! Как ты это сделал?

Ранма рассмеялся — Боевая готовка школы Непрерывной Адаптации. — и он крутанул нож между пальцами.

— А я смогу научиться такому? — восхищенно спросила она. Глаза ее по-прежнему оставались округлившимися.

Он пожал плечами. — Почему бы и нет? Хотя это будет и непросто, но если ты действительно хочешь этому научиться...

— Ага! — объявила Сасами, яростно закивав своей головой.

— Ну, тогда начнем, — сказал Ранма.

Увидев его улыбку, Сасами вновь порозовела.

* * *


Среднеподжаренный парень слетел с лестницы, тяжело дыша, — Ну за что, за что мне все это?!! — простонал он. Забавный факт, только недавно он так сильно желал хоть немного разнообразия в своей обыденной жизни. Пробуждение древней демоницы, явление двух инопланетянских принцесс, а так же парочка космических кораблей, в разного размера обломках, в придачу, явно превышали объемы испрашиваемого разнообразия.

Он замотал своей головой, пытаясь прочистить мозги. Его незамысловатая жизнь внезапно стала такой... насыщенной. Он молчаливо вопросил себя, сумеет ли он дожить хотя бы до вечера. — Ничего, ничего, я просто немножко сгустил краски. Все станет гораздо лучше после хорошего, плотного завтрака, — сказал он себе.

Подойдя к кухне, он открыл дверь. Взглянув вперед, в поисках того, что можно было бы ухватить со стола и тут же сжевать, он был поприветствован мясницким тесаком, со свистом летевшим прямо ему в лоб. Годы тренировок не прошли даром, и спасли ему жизнь. Он успел нырнуть вниз, и нож со смачным звуком вонзился в дверь. Рукоять торчавшего из двери, тесака гулко вибрировала. Плавно осев на пол, Тэнчи отчаянно держался за грудь, унимая расходившееся сердце и осыпаемый волосами, срезанными с его головы в ходе несколько импровизированной стрижки.

— Ой! Ножик из руки так и выскользнул! — объявила Сасами.

— Сасами-чан, в следующий раз тебе, пожалуй, стоит быть поосторожнее, — спокойно заметил Ранма, и подойдя к двери, вырвал тесак, крутнув его между пальцев, — Ну, Тэнчи, чего бы тебе хотелось на завтрак? — с улыбкой поинтересовался он.

Лицо Тэнчи вытянулось, ~ Ну за что это мне? ~

Чудеснейшие и восхитительнейшие ароматы, доносившиеся из кухни, постепенно разносились по всему дому. Воспринимая его в качестве своего рода сигнала, население дома принялось сходиться на кухню в поисках утренней трапезы.

Омлеты, рис на пару, и чашки с мисо уже ожидали всех, и с улыбкой на лице, Сасами обслуживала каждого страждущего. Тэнчи ел быстро и жадно, хотя и не забывал о манерах. Кацухито, прихлебывая свой чай, читал газету. Ранма вновь врывался в свою еду, поглощая ее с привычной скоростью, что сопровождалось неодобрительными взглядами Атики. Даже несмотря на двадцать лет замужества, она все еще не преуспела в изничтожении и исправлении ВСЕХ дурных привычек своего мужа. Покорно вздохнув, она принялась за свою еду, наслаждаясь ею, невзирая на привычки Ранмы. Даже Аека, все еще хмурая, благодаря утренним событиям, обнаружила себя в гораздо лучшем расположении духа после пары-тройки ложек густого мисо.

Атика первой заметила отсутствие кое-кого за кухонным столом. — Кто-нибудь видел Реко?

— Нет, за исключением самого утра, — ответил Тэнчи. Все присутствующие покачали головами, за исключением Сасами.

— Я видела ее спускающейся вниз, пока расставляла чашки, — отозвалась девочка, — Она сказала, что ей хочется подышать немного свежим воздухом, и вышла наружу. Надеюсь, что она успеет вернуться до того, как вся еда кончится.

— Она сама и будет виновата в том, что ей ничего не достанется! — фыркнула принцесса, втыкая палочки в рис.

В тот же момент Рёко вошла в комнату. Хитрая ухмылка на ее лице тут же сменилась больной и расстроенной миной, и она положила руки поверх своего живота. За стол она, разумеется, села, но ни к чему не прикоснулась.

— Рёко, дорогая, что-то не так? — поинтересовалась Атика, внимательно посмотрев на девушку, промокнув губы уголком своей салфетки. Приметив краем глаза мимолетную ухмылку, она поняла, что тут явно что-то готовится. Она довольно быстро изучила повадки "демоницы", проведшей в заключении семь сотен лет.

Космическая пиратка кивнула, — Я с самого утра себя плохо чувствую. Опухают лодыжки, легкая головная боль. И от одного запаха еды мне становится дурно, — быстро прервавшись, она метнулась в ванную, откуда донеслись подозрительно характерные звуки.

— Ой, надеюсь, что Рёко вскоре полегчает, — заметила Сасами.

— Как ты думаешь, мам, что это с ней? — обеспокоено спросил Тэнчи.

— Не думаю, что это что-нибудь серьезное, — отозвалась Атика, — хотя я принесу что-нибудь из аптечки.

Кацухито согласно закивал головой, — Думаю, что скоро пройдет. Насколько я помню, Атика страдала тем же самым во время беременности. Насколько я помню, это называется утренним недомоганием.

— Ух-ты! У Рёко будет ребеночек? — радостно завопила Сасами. В комнате воцарилось гробовое молчание. Даже Ранма оторвался от еды и застыл, не дожевав то, что уже ухватил. Глаза всех присутствующих устремились в сторону ванной, из которой доносились вскрики, стоны и недовольное ворчание.

~ Нет... быть не может... ~ думала Аека, в то время как в ее мозгу со скоростью света складывались логичные версии, объясняющие происходящее.

Все уставились на девушку с циановыми волосами, выходящую из ванной. Лицо ее несло следы явного облегчения, а в руках было нечто, завернутое в полотенца.

— Рёко, это правда? — быстро поинтересовалась Сасами, — У тебя будет ребеночек?

Пиратка кивнула, воркуя и покачивая сверток в своих руках, бормоча что-то не поддающемуся пока идентификации ребеночку. Выждав драматическую паузу, она предъявила на всеобщее обозрение содержимое свертка. — Та-да! — объявила она, представляя окружающим блестящий, черный овоид.

— Ух-ты! — подпрыгнув, Сасами принялась исследовать сверток. Медленно и аккуратно, Рёко развернула его, освободив из пол полотенец черное и блестящее яйцо размером с небольшую дыню.

— Поосторожнее с ним, — Рёко бережно вручила свою ношу девочке, аккуратно принявшей его, издавая посекундно разнообразные "Ооох!" и "Ааах!"

— А кто папочка? — спросила Сасами, с интересом рассматривая свое искаженное отражение на боку яйца. Она прижала его к уху, пытаясь определить на слух, что у него внутри.

— Разумеется, Тэнчи, — отозвалась Рёко, одарив бедного парня знойным взором.

Обрушившаяся тишина вне всякого сомнения была предвестником урагана, и он не замедлил проследовать.

— Тэнчи — папа?!? — завопила Сасами.

— Тэнчи-сама, ну как вы могли?! — закричала Аека, с явственным страданием на лице уставившись на парня, сидевшего рядом с Рёко. Кровь ее кипела, все ее тело окружила синяя аура, а сама она гневно уставилась на пиратку. Ярость ее пылала и билась языками пламени, в то время как мысли молниями пронзали ее разум, ~ Сначала ты увела от меня Йошо, а теперь ты посмела забрать себе еще и моего Тэнчи!!! Секундочку... моего Тэнчи??? ~ схлестнувшиеся две волны эмоций временно отложили враждебные действия на потом, и, отвесив челюсть, она предоставила обвиняемому парню возможность защищаться самостоятельно.

— Н-но, я не...! Вообще... Мы никогда... Рёко и я... Клянусь! — путаясь со словах, объяснялся Тэнчи, унаследовав от отца способность НЕ объяснения ничего в критической ситуации.

— Тэнчи, теперь тебе нужно стать более ответственным. Теперь у тебя есть жена и ребенок, о которых ты должен заботиться, — с серьезным выражением на лице, заметил дедушка. Ранма, сидевший рядом с ним, посинел насмерть, пытаясь выкашлять кусочек еды, которым он подавился.

Атика печально покачала головой, — Тэнчи, Тэнчи. Я так надеялась, что ты вначале закончишь колледж. Но папа прав, теперь, когда ты завел собственную семью, ты обязан найти работу, чтобы поддерживать ее. — Она прятала под салфеткой улыбку, хотя и чувствуя себя несколько виноватой, дразня своего сына. Ну, ладно, подобный опыт, вне всякого сомнения, научит его в будущем быть поосторожнее. Хотя, за Рёко явно нужен глаз да глаз.

— Но, но... это не я! Ну почему вы все мне не верите! Я-я даже и не знал, что такое вообще возможно!! Мы с ней не... ну, вы знаете... — отчаянно бормотал Тэнчи, полностью пропустив явственно отражавшееся веселье на лице у своей матери.

— Тэнчи, в конце концов, она же инопланетянка. — сделал логичный вывод его дедушка. — И ее анатомия вне всякого сомнения отлична от земной.

— Рёко, а как ты назовешь ребеночка? — поинтересовалась Сасами, — Как насчет Тэнко? — Тэнчи и Рёко вместе?

— Тэнчи, ты не хочешь подержать наше дитя? — осведомилась Рёко, осторожно забирая яйцо у Сасами и предлагая ему.

— Тэнчи-сама, как вы могли?!? — челюсть Аеки наконец встала на место, и она отчаянно билась, пытаясь справиться с эмоциями, переполнявшими ее. Это была битва, которую она проиграла

— Говорю вам, это не мое!

— Ты хочешь сказать, что не желаешь подержать нашего ребеночка? — незамедлительно глаза Рёко заблестели от сдерживаемых слез, а нижняя губа задрожала. Лицо ее выражало вселенскую скорбь.

— Ч-что??? Я-яя-я, я вовсе не это имел в виду... — мямлил Тэнчи, отшатываясь от двух огромных золотых глаз, с мольбой уставившихся на него. Он чувствовал, как его решительность исчезает, уносимая ее крокодильими слезами. Собирая остатки своей воли, он пытался отказаться, но Рёко силой впихнула яйцо ему в руки, и он так и сел, потерпев поражение, держа в руках яйцо, и смотря на него с неясным выражением, в котором в равных долях мешалось изумление, недоверие и неясная радость? Он просто не мог видеть, как девушка плачет, даже и такая хмм... личность, как космическая пиратка.

— Тэнчи, не стоит игнорировать свои обязанности, — одобрительно усмехнулся Кацухито. Развернувшись, он треснул своего заходящегося кашлем зятя по спине. Ранма рухнул лицом на стол, наконец избавившись от застрявшего кусочка.

— Хм, так значит, тебе теперь придется жениться, и довольно скоро, — заметил Ранма, почесав затылок, — До чего же быстро дети нынче растут... — вздохнул он. — Ты же проведешь должную церемонию, ведь так, старикан? — осведомился Ранма, повернувшись к тестю.

Священник Синто кивнул, — Простую, незамысловатую, тихую свадьбу, вроде твоей и Атики.

— Кстати, Атика, ты теперь бабушка, — ухмыляясь, заметил Ранма, повернувшись к своей жене.

Ничего не ответив, Атика одарила своего мужа мрачным взором.

Содрогнувшись, Ранма быстро заткнул свой рот остатками еды.

— Нет! Не могу во все это поверить! — объявила Аека, яростно тряся головой. Глаза ее крепко зажмурены, как будто она пыталась изгнать изображение чего-то из своего сознания.

— А с чего это тебя так стало заботить, чем именно там Тэнчи занимается в свободное время? — ухмыляясь, заметила Рёко. — Чопорная и вся из себя такая правильная принцесска, вроде тебя, не должна волноваться за какого-то там низкого простолюдина. Не так ли? Ну что, я права? Да ты просто ревнуешь!! — со злобной ухмылкой отпустила Рёко.

— Дайте сюда это яйцо!! — завопила принцесса Джурая, когда последние остатки ее самообладания испарились под напором безудержной ярости, — Сейчас я докажу, что Тэнчи-сама не имеет никакого отношения к этому ребенку!! — и прежде, чем Тэнчи успел отреагировать, она выхватила яйцо у него из рук.

— Аека-сан! — возопил Тэнчи, но был откинут в сторону принцессой, в ярости своей не отдающей отчета в своих поступках.

— Стой!! Ты его сломаешь!!! — завопила Рёко, отправляясь вызволять яйцо. Взлетев, она попыталась выдрать его из рук Аеки. Обе они боролись из всех сил, схватившись за хрупкий овоид руками, с то время как остальным оставалось лишь с ужасом следить за исходом схватки, и тем безрассудством, которую проявляли обе девушки.

— Нет! Вы слишком грубо играете с Тенко! — задохнувшись, Сасами закрыла рот обеими ладошками, в страхе смотря за их дракой.

— Отдай!! — прорычала Аека.

— Нет! Сама отпусти!! — рявкнула в ответ Рёко. Обе одновременно рванули друг друга, и яйцо выпало из их рук, устремившись к полу.

— Тенко! — завопила Сасами.

— О, мой правнук! — вторил ей Кацухито.

Яйцо с треском ударилось об пол рядом с Ранмой и пошло трещинами.

— Вы его сломали, — простонала Сасами в слезах, закрывая лицо обеими руками. Она не желала видеть, во что превратилось упавшее яйцо.

— Рёко... — пробормотал Тэнчи, смотря на девушку с циановыми волосами, застывшую столбом, и с отвисшей челюстью.

От стыда Аека низко опустила голову. То что еще оставалось от ее ярости довольно быстро сменилось гложущим чувством вины. Уставившись на свои руки, она молчаливо изумлялась, как же она могла дойти до такого. Прямо сейчас она не чувствовала себя так, как подобает принцессе.

— Рёко-чан, мне очень жаль, — пробормотала она, пытаясь поддержать бедную девушку.

Ранма внезапно заметил, что яйцо дернулось. — Эй! А оно движется! — наклонившись к нему поближе, он принялся разглядывать то, что осталось от скорлупы, — Эй малыш, ты там как в порядке? — поинтересовался он. Ответом ему стал отчетливый треск, и из скорлупы вылезла пара больших лап, следом за которыми появилась пара свободно свисающих ушей и усатая мордочка. — Кошка!!! — завопил Ранма, в ужасе отлетая назад.

— Мья! — объявила Ри-оки.

— Тэнчи, выглядит она точь-в-точь как ты!

— Сасами-чан... — умоляюще протянул Тэнчи.

— Ах ты моя маленькая Ри-оки! — проворковала Рёко, подхватив крокошку и устраивая ее поудобнее в своих руках. Задрыгав лапами от восторга, она принялась на пару с Рёко мурлыкать, с восторгом принимая почесывание ее брюшка.

— Одну секундочку! — рявкнула Аека, — Ри-оки, это же имя твоего корабля! — объявила она, указав рукой на обвиняемую крокошку. — Тэнчи-сама не может, просто не может быть отцом этой... этой штуки, в особенности от тебя!

Рёко невозмутимо пожала плечами, признавая это, — Ну да, я просто подобрала его. Ри-оки просто требовалось время на регенерацию.

— Так я не отец? О, слава ками!!! — выдохнул Тэнчи, мешком осев на пол.

— А ведь мог бы, Тэнчи. Если бы захотел! — уверила его Рёко, материализуясь в его руках, к вящему недовольству Аеки, удерживаемой Сасами. Обхватив ее вокруг пояса, она спасала свою старшую сестру от незамедлительного убийства.

— Я еще не готов пока стать отцом, — запнулся Тэнчи, обнаруживая себя уставившимся прямо на грудь Рёко, представшей пред ним во всем ее великолепии и при наиболее выгодном ракурсе. Отпустив Ри-оки погулять, она закинула свои руки ему на плечи, притягивая к себе, — Р-р-рёко, д-да что ты д-делаешь???! — глаза у Тэнчи, беззащитного пред посягательствами, обрушиваемыми на него Рёко, вылезли из орбит.

В это же время Ранма с похожим выражением на лице уставился на крокошку, — К-к-кошкаааа! Д-держись от м-мен-ня п-подальше... М-милая к-кошечка... — глаза его не отрывались от миленького межзвездного боевого корабля.

— Мьяя! — согласилась Ри-оки, игриво скользнув к нему.

Атика зачарованно переводила взгляд с отца на сына, пытаясь понять, кто из них в данный момент в большей опасности.

Прошлое:

~ Да куда это он делся? ~ нахмурилась Атика, уставившись на нетронутый бенто из риса, рыбы и вареных овощей. Аналогичная коробка, стоявшая рядом с ее так и оставалась нераскрытой, поскольку ее предполагаемый владелец так и не появился на месте обеда.

Бросив взгляд на часы, она обнаружила, что перерыв практически кончился, а Ранма так и не показался. Она продолжала ждать, с трудом удерживая себя от скоропалительных выводов, и придумывая разнообразные причины, могущие объяснить его отсутствие. Танака уже рассказала ей о свей стычке с Укё, и стиснув зубы, она выслушала историю о том, как наглая окономиячница пыталась избить ее лучшую подругу. Она была рада, что Ранма вступился за нее, и предотвратил избиение. При упоминании Укё ее мысли опять свернули с мрачным предположениям, и она задумалась, а не причастна ли Укё к исчезновению Ранмы. — Лучше бы нет, для ее же пользы, — прорычала она. Неосознанно стиснув кулак, она задохнулась. Костяшки его пальцев побелели.

Резко распахнулась дверь, и она приготовилась увидеть виноватое лицо парня с косичкой. Увы, вместо него на пороге показалась личность, при виде которой ее аппетит пропал окончательно ~ Укё... ~ Атика нахмурилась еще больше.

К ее удивлению, девушка помчалась прямо к ней. — Атика, пошли со мною, быстрее!! — Ее обычно безупречная прическа была взлохмачена, а сама она с трудом переводила дыхание.

— Что. Тебе. Надо. Укё? — температура окружающего воздуха внезапно скакнула вниз, и иней повис на стенах под ледяным взором Атики.

— Объясню по дороге! Но ты немедленно должна отправится со мной! — сказала Укё, игнорируя ледяной прием, и хватая ее за руку.

Вырвав руку, Атика гневно уставилась на нее. — Меня, в отличие от остальных, не так-то легко запугать! Я тебя не боюсь!

Озадаченно моргнув, Укё отшатнулась, но затем, сузив глаза, она поняла, о чем та говорила, — И что же тебе скормила эта врунья насчет утренних событий?

— Танака-чан рассказала мне достаточно. Лишь драчуны и задиры пристают к слабым.

Глаза Укё загорелись недобрым огнем, — Так она сказала, что я... и это после того, что она мне сказала? Эта...эта... — стиснув зубы, зарычала она.

Атика напряглась, готовясь к очередной стычке. Да, она надеялась, что их хрупкое перемирие продержится дольше, но все равно, она просто не могла позволить ей запугивать своих друзей или саму ее. Она встала в стойку, ожидая, пока девушка с каштановыми волосами первой атакует ее. Сделав глубокий вздох, Укё очень медленно выдохнула. Взглянув Атике прямо в глаза, она медленно заговорила, взвешивая каждое произносимое ею слово. — Мы сможем обсудить всю противоречивость распространяемых Танакой сплетен и позже. А прямо сейчас мне нужно, чтобы ты, Атика, пошла со мной. Ранме нужна твоя помощь. Пожалуйста. — последнее слово она произнесла стиснув зубы, и с явным нежеланием.

Атика осознала, что боя не будет, что обескуражило ее довольно сильно, поскольку теперь она просто не знала, как реагировать. Единственным, что она осознала из ее слов, было то, что у Ранмы опять были какие-то проблемы. — Что случилось? — резко спросила Атика, отбросив прочь вопрос с Танакой.

— Так ты идешь или нет? — спросила Укё, вылетая в дверь. Поколебавшись, Атика отправилась следом.

Довольно скоро обе девушки оказались на заднем дворе школы, где в ряд были выстроены баки для мусора. — Укё, с чего мы пришли сюда? И что не так с Ранмой? — спросила Атика, пытаясь прийти в себя после нежданного спринта.

Ответ на ее вопрос последовал незамедлительно, — Мяу?

Моргнув, Атика увидала знакомую голову с косичкой, высунувшуюся из бака. — Ранма?

— Не делай никаких резких движений, — предупредила ее Укё.

Ранма очень осторожно выбрался из мусора. Не увидев поблизости ничего опасного, он выдал еще одно "Мяу" и из своих ниш и укрытий вылезла примерно дюжина бродячих кошек.

— Укё, что тут происходит? — с округлившимися глазами спросила Атика, наблюдая как ее парень принялся играться со стаей котов.

— Неко-кен, — объяснила Укё.

— Неко что?

— Кэт-фу, — вздохнула Укё, — Еще один вид тренировки в боевых искусствах, что сработал не так. Из-за него Ранма боится котов. Если они приближаются к нему слишком быстро, он сходит с ума, и сам ведет себя как кот. Я пришла сюда пораньше, собираясь помочь ему с мусором. В конце концов, это же я была виновата в том, что он опоздал. Придя сюда, я застала его уже в таком состоянии.

— Но с ним все будет в порядке? Я имею в виду, он сам себе хуже не сделает?

— Вообще-то в таком состоянии он жутко силен и практически неуязвим. Проблема в том, что он жутко опасен для всех остальных, — предупредила Укё, — Он не даст ни одному чужаку приблизится к нему, и если они не сбегут сами, то очень об этом пожалеют. Нам здорово повезло, что сюда почти никто и не ходит.

— Но как же нам вернуть его в нормальное состояние? — Атика обеспокоено уставилась на Ранму, ~ Хотя он очень симпатичный, в таком состоянии. Атика! ~ одернула она себя ~ О чем ты только думаешь? ~

— Позови его, как будто он обычный кот, — спокойно посоветовала Укё.

— Что? Ты это серьезно?

— Он... он не позволит кому-либо еще приблизиться к нему в таком состоянии... даже мне, — тихо сказала Укё.

Кивнув, Атика встала на одно колено. — Ранма, иди ко мне, киса, киса... — сказала она, пытаясь сделать так, чтобы ее голос звучал ласково. К ее смущению, Ранма застыл, и медленно направился к ней. Обнюхав ее руку, он прыгнул на нее, заставив ее сесть на землю, кладя голову ей на колени. Издавая тихое урчание, он устроился поудобнее, и заснул.

— Через несколько минут он придет в себя. Просто дай ему отдохнуть, — заметила Укё.

— Ранма, и как же такое с тобой произошло? Да что за жизнь у тебя была раньше? Хм... он не очень-то любит рассказывать о своей прошлой жизни...

— Долго рассказывать, но по большей части во всем виноват его придурок отец.

— А я никуда и не тороплюсь, — мягко заметила Атика, опустив глаза на парня, мирно спящего у нее на коленях. Она созналась самой себе, что завидует тому, что Укё и Ранма были знакомы раньше, и у них были общие воспоминания, определенного рода близость, частью которой ей хотелось бы стать, несмотря на то, что она все равно будет нам всего лишь непрошеным гостем.

Укё несколько неуверенно глянула на нее, колеблясь, но, наконец, взяла себя у руки и уселась рядом с нею, обхватив колени руками. С большим трудом она справилась с приступом ревности, заметив, как Атика ласково взлохматила кончиками пальцев волосы Ранмы. Она отлично знала, что Ранма больше не ее, если и был, когда-либо, но также она знала, что все равно хотела быть рядом с ним, хотя бы как друг. — Ну... — смущенно начала Укё, — В первый раз, когда я повстречалась с этой самоуверенной задницей, мы оба были детьми, и он стащил у меня окономияки...

И таким образом они продолжали разговаривать и слушать, узнавая друг друга ближе. Укё рассказала ей о помолвке и о том, сколь долго она их искала, желая отомстить за то, что ее бросили позади. Атика нежданно для самой себя обнаружила, что сочувствует ей, вопрошая себя, смогла бы она на ее месте потратить десять лет жизни на то, чтобы найти свою любовь.

И Укё тоже слушала рассказ Атики о ее доме, и о храме Масаки и о том, как она в первый раз встретила Ранму, а точнее, его женскую половину, Ранко, пришедшую в храм. Она рассказала ей о том, как узнала о его проклятье, и они смеялись вместе, когда она описывала ее и его реакцию на это. И каким-то образом в ходе этих долгих разговоров обе, теперь уже подруги, внезапно обнаружили, что просто наслаждаются обществом друг друга. Увы, мирно спящий боец пропустил все это, слишком занятый мурлыканьем и посапыванием.

* * *


Ранма смотрел на девушку, сидящую рядом с ним в автобусе. Весь вечер Атика была какой-то подозрительно тихой. Насколько он помнил, перед обедом он, вываливая мусор в баки, внезапно наткнулся на как минимум дюжину кошек, кинувшихся на него, выпрашивая у него объедки, он упал, мусор на него, и потом...

Когда он пришел в себя, то первым, из того, что он увидал, было лицо Атики, на коленях у которой лежала его голова. Он тогда занервничал, зная, что он может вытворить, пребывая в неко-кен, но Атика успокоила его, сказав, что все в порядке и беспокоиться не о чем.

— Атика, наша остановка, — вполголоса заметил он. Кивнув, она поднялась, и они вместе вышли из автобуса.

Пока они подымались по ступеням к храму Масаки, перед глазами у Атики стояло лицо Укё. Ее лицо после того, как она помогла ей успокоить Ранму в его кошачьем состоянии. Укё, человек, которого Атика боялась больше всего. Боялась из-за того, что из-за нее могла потерять Ранму.

Но сегодня, после того, что произошло, лицо Укё больше не являлось для нее кошмаром. Теперь она знала, что этого никогда не произойдет. Сегодня она видела печаль на лице ее бывшей соперницы, когда она убаюкивала Ранму у себя на коленях. И несмотря на то, что она вроде бы должна была быть счастлива, она таковой вовсе и не являлась. Если бы она прямо сейчас была на месте Укё, то как бы себя чувствовала? Что бы делала она, если бы Укё отобрала Ранму у нее? Одна эта мысль пугала ее, и боли, несомой ею и разделяемой ею не было конца.

Атика все еще продолжала думать над этим, когда они вошли в дом. Ее отец уже ждал их. Со своей обычной улыбкой на лице.

— Ну, Ранма, готов ли ты сегодня к очередному раунду? — осведомился почтенный священник.

— Всегда готов! — уверенно отвечал Ранма.

— Тогда я жду тебя снаружи, — заметил Кацухито, — Атика-чан, добро пожаловать домой. — поцеловав ее в лоб, он кивнул и пошел к двери.

— Эй, Атика, ты как, в порядке? Какая-то ты сегодня тихая... — неуверенно заметил Ранма.

Она подняла глаза на него, несколько обрадованная тем, что он это заметил, и что его это явно обеспокоило. — Все нормально, Ранма. Я в порядке. Правда. Тебе лучше поторопиться. Папа загоняет тебя насмерть, если ты осмелишься опоздать, — со слабой улыбкой отвечала она.

Он кивнул. Поколебавшись немного, он, к ее несказанному удивлению, поцеловал ее в щеку. Всего лишь простое, можно даже сказать невинное касание губами, но лицо его запылало багрянцем, и он пулей вылетел за дверь.

Изумление на лице Атики постепенно перешло в нежность и признательность, и подняв руку вверх, она коснулась своей щеки, улыбнувшись.

Направляясь к лестнице, она заметила валяющуюся на полу груду Ранминых учебников. Она вздохнула, — Вечно он бросает их где попало... — захватив их с собой, она направилась в его скудно декорированную, спартанскую комнату. Несмотря на то, что она была абсолютно чиста, особым уютом и домашней атмосферой тут и не пахло.

Уже собираясь выходить, она запнулась обо что-то, неуклюже упав на пол. Выставив руки, она сумела самортизировать удар, и выпрямившись, уже сидя на полу, глянула вниз, пытаясь определить на причину всего этого.

Виновник нашелся сразу же. Длинная лямка, высовывавшаяся из-под кровати. — Хм, и что это такое? — Протянув руку, она потянула ее на себя, вытаскивая на свет нечто массивное, прикрепленное к ней. Лямка оказалась прикрепленной к большому и громоздкому рюкзаку, судя по всему тому самому, с которым Ранма появился в храме впервые.

Большая часть вязок давно уже истрепалась, и почтенный их возраст не особо хорошо позволял им выполнять свою задачу. Большой клапан открылся, предъявляя для рассмотрения содержимое рюкзака, рассыпавшееся на полу по мере того, как рюкзак вылезал из-под кровати. Глядя на рюкзак, Атика заколебалась, но любопытство, в конце концов, победило. Она осознала, что прямо перед нею открылась еще одна лазейка в прошлое Ранмы. ~ Я просто соберу для него все это, и сложу... Кроме того, он сам виноват в том, что оставил рюкзак там, где любой может заглянуть в него, ~ теперь, когда должное оправдание было подобрано, можно было приниматься за дело.

Забравшись внутрь, она принялась вытаскивать содержимое предмет за предметом. Внутри оказалось много чего, разного вида и предназначения. Несколько смен одежды в китайском стиле, подробные карты Японии и Китая с пометками. Кусок довольно странного мыла и пакет каштанов. Маленький колокольчик, разбитое зеркало, все кусочки которого были бережно вставлены внутрь, несколько цельных купальников, и мужских купальных трусов. Под грудой всего этого, на самом дне, она нашла небольшой сверток, как следует завернутый в несколько слоев бумаги и целлофана. — Хмм, интересно, что там у него внутри?...

Развернув сверток, Атика обнаружила внутри кучу фотографий. Снимки на пляже, во время Нового Года, снимки дней рождения. На всех снимках была куча людей, которых она никогда не видала прежде. Она видела на них и Ранму, улыбающегося Ранму, и ощущала глубоко внутри себя зависть к этой части его прошлого. — Они все выглядят такими счастливыми... — тихо сказала она, разглядывая фотографию, сделанную на пляже. Пролистав всю пачку, она глянула на одну из последних, старый черно-белый снимок двух детей, сидящих под деревом. Мальчик с косичкой с явным удовольствием на лице врылся в окономияки, в то время как девочка, сидящая рядом с ним, улыбалась. "Уччан и Ранчан друзья навсегда" было нацарапано на обороте неряшливыми детскими каракулями. Атика сидела и смотрела на выцветшую фотографию, испытывая странную смесь эмоций, которые не могла объяснить самой себе.

Настоящее:

Аека, наследная принцесса Джурая топала по тропинке. Она все еще кипела, оттого, что была одурачена Рёко. В данный момент ей хотелось оставить как можно большее пространство между собой и лохматой пираткой. Вздохнув, она направилась в обход большого озера, лежавшего рядом с домом, покрытым красной черепицей. Спокойные, ласковые волны, легонько касались берегов, и безмятежное зеркало вод нарушалось лишь истерзанными обломками ее некогда прекрасного корабля Ри-о, рухнувшего с небес. Она избрала его своим еще тогда, когда он был всего лишь небольшим саженцем, и все еще помнила, как он лежал в ее руках.

Ри-о для нее был больше, чем просто корабль. Он был другом и компаньоном в их путешествиях, и рос вместе с нею. Более того, он был ее единственной надеждой на то, чтобы однажды все-таки найти своего потерянного брата Йошо, исчезнувшего столько лет назад.

Знание того, что ее брат потерпел аварию на Земле, оказалось еще более гнетущим. Ее поиски обрели воистину печальный конец, когда в конце своего долгого странствия она нашла потомков своего возлюбленного брата. Несмотря на то, что она по прежнему восставала против мысли о том, что он умер, Аека сознавала, что рано или поздно ей придется смириться с тем, что он умер сотни лет назад, так и не исполнив свое обещание жениться на ней. И эта мысль вновь вызвала потоки слез. Она отчаянно старалась бороться со столь неподобающими для принцессы проявлениями эмоций, пытаясь утешить себя, воскрешая в памяти мужественный облик своего брата, его глаза, его добрая улыбка... миленькая косичка, в которую были связаны его волосы... Аека осадила себя, она отлично знала, что он никогда не связывал свои волосы в косичку. Она замотала головой, Тэнчи всего лишь напоминал ее брата, и все... Больше ничего, правда-правда. Погрузившаяся в свои мысли, принцесса следовала туда, куда заведут ее свои ноги.

— Осторожнее, Аека-чан. Ты чуть не раздавила одну из моих тыкв, — заметил чей-то голос.

— Атика-сама, — пробормотала Аека, поднимая глаза, наконец осознавая, куда она попала. Ровные грядки цветов и разнообразных овощей выстроились в ряд. Преред одной из них на коленях стояла женщина средних лет, аккуратно подкапывая некоторые из них небольшой лопаткой.

Положив свой инструмент на землю, Атика стянула перчатки. Приподняв полу свой широкой шляпы, она посмотрела на принцессу, стоявшую рядом с нею, уловив краем глаза мимолетное движение в траве. — Кажется, ты привела с собой подружку.

— Подружку? — смущенно моргнула Аека.
Пушистая мордочка показалась из-за большого кочана капусты. — Мьяа! — объявила жутко энергичная крокошка.

— ТЫ! — вскипела Аека, — Как бы ребенок Тэнчи-сама! Прочь от меня, мерзкое существо!

— Мьяя... — маленькая крокошка испуганно прянула назад.

— Аека-чан, не стоит быть настолько грубой. Сама Ри-оки ничуть не виновата в этой довольно жестокой шутке, устроенной Рёко.

Опустив голову, Аека со стыдом осознала, что та была права. Она вновь позволила своим эмоциям одурачить себя же. — Мне очень жаль, — виновато сказала она. Встав на колени, она поманила к себе Ри-оки.

Атика улыбнулась, — Хмм, а почему бы тебе не дать ей это? — заключила она, выдергивая из грядки морковку, и вручая ее принцессе.

— Мья! Мьяа, мья! — Крокошка метнулась прямо к Аека, рьяно вцепившись в лакомый овощ.

— Похоже, что морковка ей нравится, — засмеялась Аека.

Кивнув, Атика ласково потрепала уши Ри-оки. — Когда-нибудь ты вырастешь в большой-большой межзвездный корабль, — заметила она, продолжая почесывать ее за ушами, несмотря на то, что идея того, что столь мелкое, симпатичное существо в будущем окажется кораблем, способным разносить миры на осколки, просто не укладывалась у нее в голове.

— Мья! — согласилась с нею Ри-оки, догрызая остатки морковки.

— Она такая невинная. Рёко не имела права использовать Ри-оки как боевой корабль! — лицо Аеки отвердело, — Не могу понять, почему Тен... никто не видит, кем на самом деле является Рёко!

— И кем же?

— Монстром! Бесчувственной, коварной, холодной ведьмой! Все, буквально все, что она делает, служит лишь для одной цели — одурачить всех остальных. В особенности вас, Атика-сама!

Атика подождала, пока она успокоится. — В личности, которую ты видишь монстром, я вижу молодую женщину, которая провела в одиночестве большую часть своей жизни. Застрявшую в чужом для нее мире, без каких-либо друзей, или любимых, что могли бы о ней позаботиться. Я не знаю ничего о тех преступлениях, в которых обвиняют Рёко, но заключение на как минимум пять сотен лет вполне способно искупить все, что она сделала не так. Мне кажется, что вы с нею в чем-то даже похожи. Уверена, что если ты дашь ей немного времени, вы найдете, что у вас с нею много общего.

— У меня и у этой преступницы? Быть не может! Нет у нас с нею ничего общего!

— Действительно так? Вы обе проявляете очень много участия к одной и той же личности.

— Это... это невозможно! Я наследная принцесса Джурая, а Тэнчи всего лишь... простолюдин. Даже если... он и потомок Йошо, это все равно не сработает. — пробормотала Аека, печально покачав головой.

— Не вижу как это может помешать тебе узнать его немного получше. В это время он обычно тренируется со своим отцом и дедушкой. Они должны будут вскоре закончить, — приободрила ее Атика. В конце концов Аека вполне могла стать Тэнчи другом.

— Я не имею права мешать им. У вас очень красивый сад, Атика-сама — вежливо заметила она, поднимаясь. Поклонившись, она медленно пошла прочь.

Атика смотрела за тем, как Аека уходит. Знающая слабая улыбка появилась на ее лице, и женщина развернулась к Ри-оки.

— Скажи, Ри-оки, ты не против помочь мне выкопать остальную морковку?

— Мья! Мья!

* * *


Парень тяжело рухнул на землю, и боккен его со стуком упал рядом с ним. Громко задохнувшись, он ощутил, как удар о землю выбил воздух из его легких. В голове что-то звенело. Подняв руку вверх, он принялся ощупывать голову.

— Тэнчи, ты как, в порядке? — поинтересовался его отец, опуская свое оружие.

Кивнув головой, Тэнчи скривился, ощущая, как на ней растет очередная шишка. — Ага, пап... Я просто не был готов к твоей атаке.

Встав рядом с ним на колено, Ранма вручил ему утерянный боккен. — Тэнчи, постепенно ты освоишь все эти приемы. В свое время у меня тоже хватало с этим проблем. С тобой все будет в порядке. Не волнуйся, я знаю, что твоя голова столь же непробиваема, как и моя.

Тэнчи с сомнением глянул на своего отца. Облик отца, испытывающего трудности в чем-либо, относящемся к боевым искусствам, относился к категории жареных цыплят, по осени улетающих на юг, и выглядело столь же диким.

— Да, Тэнчи, твой отец говорит правду, — вмешался голос сбоку. В прохладе, даруемой ему тенью большого дерева, сидел Кацухито, наблюдая за ними.

— Что, правда?

Он кивнул, — Твоя голова действительно столь же непробиваема, как и у него.

Бедный Тэнчи лишь закатил глаза. Легонько скривившись, он поднялся на ноги, и сделал глубокий вздох.

— Итак, Тэнчи, давай начнем заново, с основных связок, — указал Ранма, поднимая свой боккен.

Стоя на деревянных колышках, отец и сын застыли в боевых стойках. — Начали! — скомандовал Кацухито, и с хлопком в ладоши, тренировочный поединок начался вновь. Удары дерева об дерево разносились по лесу. От атак Тэнчи постепенно перешел к обороне, отчаянно пытаясь защитить уже завоеванное преимущество. Советы, доносившиеся со стороны дедушки, помогали, но даже с ними он чувствовал себя полностью уступающим своему оппоненту.

Взрослея, Тэнчи изучал боевые искусства под чутким руководством своего отца. Несмотря на то, что он никогда не был хвастуном или бахвалом, он всегда был уверен и даже гордился достигнутым им мастерством. Он был хорош, и он знал это, но также он помнил и свой первый бой с Рёко и то, как легко она справлялась с ним. Уже после он осознал, что она с ним просто играла.

Позже, когда он и его отец были заперты на корабле Аеки, он наконец осознал, насколько хорош был его отец. В мановение ока Ранма поверг двух Стражей Джурая, Азаку и Камидаке, несмотря на то, что они пытались расстрелять его. ~ Мне еще столь многоe надо изучить... ~

И по мере того, как их поединок продолжался, Тэнчи ощутил, как червь сомнения глодал его, ~ Все бесполезно... Я не могу это сделать... ~ и пока его воля слабела, его тело сдавало свои позиции. Выложившись в атаке, Тэнчи ослабил свою бдительность, открывшись, и Ранма молниеносно вошел внутрь его защиты. Закрыв свои глаза, Тэнчи ожидал удара. Он ощутил вихрь воздуха, несомый им, но к его немалому удивлению, удара так и не последовало. Открыв глаза, он обнаружил висящий прямо перед его глазами кончик боккена.

Отведя боккен назад, Ранма расслабился — Тэнчи, будь повнимательнее, не теряй фокус, — сказал он, легонько нахмурившись. Он знал, что его сын мог это проделать и лучше. Что-то явно его отвлекало.

Плечи Тэнчи обмякли, признавая поражение, — Знаю... просто... — и пока он барахтался в своих словах, неподалеку раздался резкий вскрик, донесшийся из-за одного из росших поблизости кустарников, и не площадку кубарем выкатилась девушка с пурпурными волосами.

— Аека! — завопил Тэнчи, помчавшись к павшей принцессе, — Что случилось? Ты не пострадала? — торопливо спрашивал он. Его отец и Кацухито приблизились к ним.

Порозовев от смущения, Аека попыталась объясниться, — Извините за мое вмешательство. Я не хотела подсматривать, но когда я увидала ваш поединок... — она развернулась к Ранме, — Простите, не могли бы вы сказать мне, где вы изучили... — поднявшись, она перенесла свой вес на пострадавшую лодыжку, и вскрикнула от боли, и пытаясь не упасть, вцепилась в Тэнчи.

Рефлексы парня с косичкой сработали, и он бережно подхватил ее, ~ Она такая легонькая... и ее волосы так чудесно пахнут... ~ осознавал Тэнчи по мере того, как удерживал ее. Каким-то образом он ощущал, что она чрезвычайно хрупка, и сломается, если он прижмет ее к себе слишком сильно. Тэнчи внезапно ощутил нежданный прилив тепла к своему лицу.

— Похоже на вывих, — заметил Кацухито, внимательно осматривая лодыжку Аеки. Сняв с плеча полотенце, он принялся аккуратно обматывать ее ногу.

— Простите пожалуйста,... — начала Аека, — Это упражнение с мечами, которое вы выполняли... Это Джурайская...

— Тэнчи, — прервал ее Кацухито. — Юная леди вряд ли сможет идти в таком состоянии. Будет лучше, если ты отнесешь ее домой. Некоторое время ногу лучше не беспокоить, но через день или два, Аека-чан, она будет как новенькая.

— Х-хай! — слабо отозвалась принцесса, и ощущения, вызванные крепкими руками Тэнчи, удерживающими ее, вытеснили из ее головы все другие мысли.

— Д-да, дедушка, — кивнул парень. Несколько взмокнув от волнения, он приподнял принцессу.

— Вам вовсе не нужно... — слабо принялась протестовать Аека. По густоте румянца она вскоре сравнялась с Тэнчи.

— Вперед, — скомандовал дед, шлепнув его по заднице, — и смотри себе под ноги.

— Что, старикан, решил увильнуть от опрометчиво выданного обещания? — сухо осведомился Ранма, наблюдая затем, как двоица медленно удаляется. — Или я должен был сказать, Йошо? Ты же знаешь, рано или поздно она узнает об этом.

Пожилой мужчина медленно выдохнул. — Давным-давно, когда я покинул Джурай, Аека все еще была ребенком. По большей части она и сейчас им является. Здесь, в этом месте, у нее появилась возможность повзрослеть, найти себя. Тэнчи поможет ей в этом, и даже Рёко сыграет в этом довольно важную роль.

Ранма кивнул, соглашаясь со словами старого священника. — Ну, полагаю, что с тренировкой покончено, — вздохнув, заметил он.

— Не так быстро. Тебя ждет еще один противник, — безжалостно объявил Кацухито, и стекла его очков блеснули, скрывая прищур глаз.

Со злорадной ухмылкой, Ранма моментально встал в стойку. — В любое время, старикан, в любое время.

— Готовься! — объявил священник. Скользнув вбок, и простирая свою руку в сторону Ранмы, он скомандовал, — Взять!

— Что? — ошеломленно моргнул Ранма.

Из-за Кацухито вылетела жизнерадостная Ри-оки, поскакав к бойцу с косичкой. — Мья! Мья! Мьяааааа!!!

— Аааааааааааагрррх!!! — завопил Ранма, как только крокошка накинулась на свою жертву.

— Победа! — Объявил Кацухито, присудив ее крокошке, победившей нокаутом.

— Мья! Мья! — радостно добавила Ри-оки, довольно прыгая вверх и вниз на груди поверженного и бездыханного бойца.

* * *


И опять начался дождь. В одиночестве сидя на крыльце, Тэнчи следил за тем, как мимо него проносятся капли. Его плечи поникли, как будто на них повисла неодолимая ноша. В своих руках он сжимал рукоять меча, некогда бывшую мечом легендарного воина Йошо. На лице его явственно читалась печаль, а мысли его витали где-то далеко отсюда.

— Тэнчи, ты промок весь насквозь, — прокомментировала Атика, увидав через решетку двери своего сидящего сына.

— Привет мам, — сказал он, повернувшись, как только она вышла на крыльцо, садясь рядом с ним.

— Я уже слышала о том, что ты принес Аеку домой, после того, как она подвернула ногу. Я горжусь тобой, Тэнчи. — довольно заметила она.
Он кивнул, — Мы с нею попали под дождь.

— Я заметила, — с улыбкой, отозвалась она.

— Хотя особенно волноваться не о чем. Мы укрылись в старом дровяном сарае, прежде чем дождь разошелся.

— Да? И с чего это тогда ты настолько промок?

— Ну-у, я стоял снаружи, пока она сушила свою одежду, — покраснев, отозвался он. Он решил опустить ту часть, в которой он случайно вошел внутрь, в тот момент, когда она переодевалась. — Она отдала мне меч. — тихо сказал он, приподняв артефакт, — Она сказала, что отдает его мне, чтобы им я защищал ее и Сасами, пока они здесь.

— Похоже, чтo ты произвел на нее впечатление. Но с чего тогда ты сидишь тут, опечаленный?

— Я не знаю, должен ли был принимать его. Она сказала, что мне доверяет. Но что, если я недостаточно силен, для того, чтобы использовать его? Я даже не знаю, как он работает, — для того, чтобы продемонстрировать это, он попытался заставить клинок света появиться, тряся рукоять, и поворачивая ее в разные стороны. После того, как он попытался сконцентрироваться, он наконец произвел небольшой огонек, погасший через пару секунд. Его плечи обвисли еще ниже. — Ей надо было отдать его дедушке или папе. Каждый раз, когда я вижу демонстрируемое ими мастерство, я чувствую, насколько много еще я не могу.

Молча смотря на своего сына, Атика была чрезвычайно обрадована тем, насколько серьезно он воспринял возложенную на него ответственность, и насколько требователен он оказался к себе. — Тэнчи, ты никогда не узнаешь, что ты можешь, а что нет, сперва не попробовав. Аека не отдал бы тебе меч, если бы она в тебя не верила. И твой отец не гонял тебя так сурово, если бы не знал, что ты сможешь сквозь все это пройти. Тэнчи, они в тебя верят. И ты тоже должен верить в себя.

Наморщив брови, он принялся обдумывать сказанные ею слова. — Спасибо, мам. Думаю, я понял.

Улыбнувшись, она кивнула ему. — За последнее время так много всего произошло, что пожалуй нам не помешало бы немного расслабится. Тэнчи, как тебе идея небольшого отпуска?

— Правда? — подпрыгнул он, — Это же просто здорово!

* * *


Микроавтобус остановился перед центральным входом в здание.

Дверь скользнула вбок, и первой из него вылетела ясноглазая девочка. На голове у нее пристроилась Ри-оки, с любопытством оглядывавшаяся по сторонам. Крокошке строго настрого приказали держаться от Ранмы подальше, к ее глубокому разочарованию. — Мы приехали! Аека, вылезай поскорее! — объявила Сасами, ныряя внутрь микроавтобуса, и вытаскивая свою сестру за руку.

— Сасами, не надо так сильно тянуть. И не кричи так. Это невежливо. — осуждающе заметила Аека

Выйдя наружу, юная принцесса Джурая оказалась перед фасадом элегантного здания. Традиционный японский архитектурный стиль буквально излучал упорядоченность и изысканность каждым гвоздем и балкой.

— А что это за место? — поинтересовалась Сасами — Выглядит так здорово!

— Мья!

— Популярный курорт с горячими источниками, — объяснила Атика, выходя следом. — Женщина, управляющая им, старая знакомая папы. Иногда мы приезжаем сюда, ненадолго. — С облегчением на лице, она увидала, что за все эти годы здание практически не изменилось. Все было точно так, как в тот раз, когда она и Ранма приехали сюда в первый раз, и она узнала о проклятье. Даже теперь, она до мельчайших деталей помнила свой шок, когда ее подруга Ранко, энергичная, ясноглазая рыжеволосая томбойка трансформировалась в смущающегося мужественного темноволосого парня, в которого она незамедлительно влюбилась столько лет назад. Двигаясь по вымощенной камнем дорожке, она погрузилась в воспоминания. Это место всегда занимало в ее сердце особое место.

— Ух, как тут все красиво! — громко объявила Сасами, с изумлением разглядывая традиционную кладку, тщательно вписанную в окружающий зеленый ландшафт. Как только из микроавтобуса вылезли и остальные члены банды, передние двери здания открылись. Изнутри здания вышла пожилая женщина с дружелюбной улыбкой на лице.

— Атика-чан, — объявила старая женщина, увидав темноволосую женщину, стоявшую рядом с машиной.

— Обаасан! — воскликнула Атика, обнимая ее, — А вы ничуть не изменились, Сачико-сан, до чего же это здорово!

Поглядев на остальную часть группы, она увидала, как Аека и Сасами глубоко поклонились, приветствуя ее. — А вы должно быть друзья Тэнчи, о которых мне так много говорили. Какие вы обе вежливые. — она дружелюбно склонила голову. Позади них Тэнчи и Ранма вытаскивали большой чемодан. — А Тэнчи-то как вырос! — улыбаясь, заметила она. Повернувшись к Ранме, она сузила глаза.

— Э-э... очень раз увидеться с вами слова, обаасан, — глубоко поклонившись, сказал он, несколько взмокнув, припоминая первый раз, когда он появился здесь. В тот раз Атика была знакома с ним лишь в его проклятой форме — Ранко. Он тогда так боялся рассказать ей об этом, боясь реакции, которая могла последовать. Когда Ранма впервые появился в храме Масаки, он вовсе не собирался оставаться там надолго, но увы, в основном из-за различных там обстоятельств, его визит продлился гораздо дольше намеченного. Несмотря на то, что Атика в конце концов стала для него настоящим другом, он все равно боялся и продолжал скрывать проклятье, продолжая играть роль Ранко. Медленно и постепенно он осознал, что простая дружба со временем переросла в нечто большее, но все равно боялся сознаться, опасаясь потерять ее.

И именно здесь, в этом месте, его секрет наконец раскрылся. Атика хотел удивить свою подругу, в итоге напугав насмерть, когда он понял, что изо всех мест, куда она могла его затащить, она избрала купальню с горячей водой. Он пытался бороться, цепляясь зубами, ногтями и когтями за все, что ему попадалось на пути, не желая в бассейн, но разыгравшаяся Атика желала загнать свою подругу в воду. В конце концов, обе девушки рухнули в воду, но его секрет в итоге всплыл на поверхность, вместе с остальными частями его тела. И потом появилась Сачико-сан, в тот самый момент, когда он и Атика оказались в столь неловкой ситуации, навсегда заклеймив его как извращенца, шныряющего по женским баням. Из-за всего этого Ранма смертельно боялся ездить сюда, но так и не осмелился рассказать об этом своей жене. Все, что ему оставалось, так это смотреть на нее, и видеть, насколько она счастлива, оказываясь здесь вновь.

— Минна, это Сачико-сан. Она владелец этого места, Хината Соу, — представила ее Атика.

Надо всеми, на крыше машины сидела Рёко. — Йо! — заявила космическая пиратка, помахав ей.

— Могла бы и помочь остальным, — осуждающе заметила Аека.

— Что-то я не вижу, чтобы ТЫ кинулась им помогать, — парировала Рёко.

— Хмпф!

— Пожалуйста, вы, двое, прекратите, — вмешался Тэнчи, — Хозяйка была очень добра с нами

— Как почему бы вам не разгрузить остальное, пока я не приготовлю вам комнаты? — заключила пожилая женщина, — Как только вы закончите, Атика-чан покажет вам, куда идти. — Извинившись, она тепло улыбнулась им еще раз, и ушла в дом.

— Тэнчи, похоже на то, что для твоей матери это место является чем-то особенным, — заметила Аека, заметив ностальгические взоры, бросаемые Атикой по сторонам. Немного ревниво она проследила за тем, как Атика приобняла Ранму, с улыбкой склонившегося к ней. Хотела бы она, чтобы и у них с Тэнчи так было.

— Ну, полагаю, что это очень милое место, — тупо ответил Тэнчи, мысленно пиная самого себя за то, что сам не заметил этого раньше. Лично для него ежегодные поездки были всего лишь желанным перерывом в учебе и тренировках. Никогда ранее он не думал о том, что и у других на это тоже были свои причины.

— Вообще-то именно здесь, Тэнчи, твоя мама и повстречалась с твоим папой. — Дедушка вытащил из машины последнюю сумку, и с улыбкой на лице следил за тем, как Атика густо покраснела, в то время как Ранма опустил глаза. На лице его явственно читалось желание оказаться где угодно, но только не здесь.

— Никогда раньше об этом не слышал.

— Это правда, что вы здесь встретились? — шустро развернулась Сасами, — Ой, как это романтично! А как это произошло?

— Ну, это было давно, — неохотно отозвался Ранма. На лбу у него повисла большая капля.

Стоявшая рядом с ним Атика прикрыла ладонью рот, безуспешно пряча улыбку. — Никто из нас не ожидал этой встречи. Но я рада тому, что она все же произошла. — честно созналась Атика.

— Так как же это было? — чирикнула Сасами.

— Это была любовь с первого взгляда? — Аека бросила в сторону Тэнчи еще один быстрый взгляд, который Тэнчи на этот раз заметил. Их глаза встретились, и одновременно они покраснели. Данная сцена незамедлительно привлекла внимание Рёко, та тут же кинулась разводить их разные стороны.

— Прямо как в тот первый раз, когда мы с тобой встретились, да, Тэнчи? — материализовавшись рядом с ним, она обвила его руками, притягивая к себе.

— В первый раз, как мы с тобой встретились, ты пыталась меня убить! — объявил он, тщетно пытаясь вырваться от пиратки, прижимающейся к нему всеми своими достоинствами.

— Ну-у, я же просто играла... ну да, немножко грубовато... — отозвалась она, захлопав глазами.

— Ты что, не видишь, что Тэнчи-сама не хочет, чтобы ты к нему приставала!

— А вот я слышала, что горячие ванны помогают исправить дефекты фигуры. Думаю, Аека, что тебе это не повредит, — ухмыляясь, оповестила Рёко.

— Ч-ччто?! Я не потерплю от тебя подобных замечаний!! — взвилась принцесса с пурпурными волосами.

— Да ну? И что же ты со мной сделаешь? — бросила вызов Рёко, сжимая кулаки, и энергия с треском принялась стрелять разрядиками вокруг них.

Прежде чем принцесса могла ответить, Кацухито заговорил вновь, — Вообще-то, Тэнчи, твой отец был пойман подглядывающим за твоей мамой.

— ЧТО?!!!! — завопила все в голос.

— Н-но... — побледнел Ранма.

— Да, Тэнчи, — кивая, продолжал дедушка, — Первый раз, когда твоя мать увидала твоего отца, она находилась здесь, в женской купальне. Только представь ее шок, когда она обнаружила парня рядом с собой. Без сомнения, она была испугана. К счастью, Сачико застала их прежде, чем он смог как-либо покуситься на честь моей невинной дочери.

— Н-но... н-но... все было не так! — протестовал Ранма, испепеляемый обвиняющими взорами окружающих, — Атика, скажи им, — взмолился он.

— Да, Ранма, в первый раз, когда я увидала тебя, это действительно было шоком, — улыбаясь, ответила она, игриво толкнув его в бок.

— Правда? — Тэнчи не мог в это поверить.

— Да как ты мог? — сказала Сасами, уставившись на Ранму.

— Мья! — обиженно согласилась Ри-оки.

— Абсолютное бесстыдство, — согласилась Атика.

Ранма уставился на свою жену, — Ага, точно! Насколько я помню, именно ты тогда затащила меня в эту купальню! И в воду тоже!!!

— Так сразу?! — моргнула Аека.

Рёко задумчиво обхватила пальцами подбородок.

Лицо Атики залилось густым румянцем, как только она осознала, что ей только что вменили в вину, — Я... я... я... Ранма но бака!!! — схватив своего опешившего мужа за косичку, она помчалась к дверям, таща его за собой.

Прошлое:

— Так, Атика, куда ты опять меня тащишь? — и он вылез из автобуса, доставившего их в город.

— Ну-у, помнишь, я говорила тебе, что завела новую подругу? Она просила помочь ей с переездом, так что, поскольку обычно на выходных ты все равно ничем таким не занимаешься, то вне всякого сомнения не откажешься ей помочь, так? — принялась объяснять Атика, — Хм, так где же это место? — вопросила она вслух, оглядываясь по сторонам, и читая таблички, — А, всего в паре кварталов! Туда!

— Н-но ты же сказала, что мы отправляемся пообедать! — проворчал он. Ранма следовал за ней, не особенно то обрадованный возможностью потаскать тяжести. Увы, все его стоны и возражения не были приняты во внимание, и они продолжали идти.

— Ну. Вообще-то говоря, я знала, что только едой тебя сюда и заманишь, — с улыбкой заметила она. Она отлична знала, что Ранма не мог противостоять ей, когда она глядела на него таким взглядом. — полагаю, что это здесь, — сказала она, пройдя еще один квартал.

— Здесь? — Ранма моргнул, — но это же развалюха! — объявил он, рассматривая весьма потрепанное одноэтажное зданьице. Судя по всему ранее это было магазином, заброшенным давным-давно. Еще не разбитые окна в нем уцелели лишь в тех местах, где они были забраны щитами, и различного рода граффити усеивали стены и дверь.

— Это тот самый адрес, который она дала, — Пожав плечами, она постучала в дверь, беспокоясь о том, чтобы она не выпала на нее. — Э-эй! Есть кто нибудь живой? — Дверь оказалась не запертой, и моментально распахнулась. Вид на здание изнутри от вида снаружи в лучшую сторону не отличался.

Толстый слой пыли покрывал пол, цвет обоев на стенах за давностью лет не различался вообще. Несколько чудом уцелевших столов и стульев валялись там и сям. При более пристальном рассмотрении можно было сказать, что ранее здесь была забегаловка, или что-то вроде этого. И наконец им в глаза бросился угловой гриль, в отличие от всего остального невероятно чистый и явно недавно использовавшийся.

— Одну секундочку! — раздался голос откуда-то из глубины здания.

Ранма застыл столбом, моментально узнав голос. — У-укё?!? — знакомая девушка с каштановыми волосами вывалилась из кладовки, сжимая в руках сумки с продуктами.

— Эй, Ранчан, приветик! Рада, что ты все же заглянул ко мне, помочь привести это место в порядок! Надеюсь, что я вам кучу проблем не устроила? — осведомилась она, обменявшись заговорщицкими взглядами с Атикой.

— Да нет, Укё, какие проблемы? На что же еще друзья? — искренне улыбнувшись, заявила она. Укё была частью жизни Ранмы задолго до того, как она встретилась с ним. Она знала, что между ними навсегда останется что-то, частью чего она никогда не станет, но знала, что с ее стороны будет нечестным, лишать их даже возможности продолжения старой дружбы.

Отвесив челюсть, Ранма недоверчиво уставился на них обеих. Он переводил взгляд с одной на другую, смотря на них так, как будто у них отросло еще по голове. Он не мог воспринять имеющуюся ситуацию как нормальную, и выпалил первое же заключение, что пришло ему в голову, — Укё, надеюсь, ты не опоила Атику чем-нибудь этаким?

Ответ на его вопрос последовал незамедлительно. Боевая лопата впечатала его в стену — Придурок! Да как ты мог такое даже подумать, — рычала Укё.

Наблюдая, как Ранма сползает по стене, Атика выдала на голове большую каплю.

* * *


Очередная порция шипела на плите, распространяя в воздухе чарующий аромат. — Ну и как вам? — поинтересовалась Укё, следя за тем, как они поедают свои порции.

Атика спокойно пережевывала небольшой кусочек. Oкономияки, поедаемый ею, был одним из лучших, что ей доводилось пробовать. — Чрезвычайно вкусно, — отозвалась она.

— Как обычно здорово! — с набитым ртом отозвался Ранма, уже восстановившийся после удара. Он продолжал коситься на девушек, настороженно ожидая, когда же именно они начнут драку. Странно, но этого так и не происходило. На основании опыта всей своей жизни он просто не мог поверить в то, что две соперницы могут неожиданно найти общий язык и внезапно стать лучшими подругами.

И пока Укё готовила, она развлекала гостей историями о Нериме и байками о том, как она пыталась заставить Ранму сходить с нею на свидание, и так же не менее смущающими анекдотами из его личной жизни в Нериме. — И вот представь себе, однажды Ранма как следует долбанулся головой, и решил, что он настоящая девушка... — начала Укё

— На самом деле? — ахнула Атика.

— Ага, он внезапно стал еще более женственным, чем даже я! Надо было видеть то платье, что он на себя натянул!

— Да ты шутишь?

— Он даже отправился покупать себе нижнее белье! — хихикала Укё, а Атика вытирала с лица слезы, выступившие от хохота.

— Ха-ха... — с вытянувшимся лицом протянул Ранма, ~ Да, пожалуй, может оказаться, что старые они, постоянно дерущиеся друг с другом, и получше были... ~ но он знал, что говоря такое, кривил душой. Укё была его лучшим другом, а Атика любовью всей его жизни, и для него потеря той или другой была одинаково больна.

Смех постепенно утих, и Укё медленно оглядела комнату. — Я знаю, что выглядит это место не очень, но досталось оно мне по дешевке, и если над ним немного поработать, оно станет отличным место для еды. Разумеется, ремонт займет довольно много времени, но я знаю, что в итоге, оно станет даже лучше, чем моя старая окономиячная. С тех самых пор, как яттай(8) моей семьи был украден, я всегда мечтала о своем собственном месте, — она сожалеюще вздохнула, — Я так много работала, и наконец моя мечта осуществилась. Я знаю, что мой отец гордился бы мной, если бы видел мою собственную окономиячную, чистенькую и сверкающую. Он был так опечален, когда мы остались без нашей тележки... — вздохнула она вновь, печально покачав головой.

— Какой ужас! Да кто мог сделать с вами такое? — спросила Атика, хотя днем ранее она уже слышала эту историю.

— Ублюдок! Настоящий ублюдок, вот кто! — отвечала Укё, — Но теперь, когда у меня наконец будет это место, я наконец смогу забыть об этом, и позволить прошлому остаться позади, — обе девушки переглянулись, к нешуточному дискомфорту Ранмы, зарывшегося с головой в свои ладони.

— Ранма, что-то не так? — невинно поинтересовалась Атика, заметив несколько болезненное выражение его лица.

— Кажется, я потерял аппетит, — отозвался он, отодвигая от себя тарелку с недоеденным даже наполовину окономияки, — Эй, Укё, я что хотел тебя спросить... знаешь, раз уж я все равно ничем таким особенным на выходных не занимаюсь... — он так и сидел за стойкой, колупая ее пальцами, на лице его явственно читалось грызущее его чувство вины.

— Да, сладенький мой?

Он слабо улыбнулся — Ну, я думаю, что тебе не помешает немного помощи в ремонте этого здания.

Обе девушки просияли, — Разумеется, Ранма. Я с удовольствием приму твое бескорыстное предложение.

Ранма вздохнул, отлично понимая, что в действительности особого выбора ему просо не оставили. Он был должен Укё так много... Кроме того, Атика вне всякого сомнения перешла на ее сторону, и любые попытки уклониться от участия в ремонте запросто могут оказаться самоубийственными. Он дальнейшего дискомфорта он был спасен открывшейся входной дверью, отвлекшей девушек от него. В комнату вошел молодой парень, нагруженный швабрами, щетками, ящиком с плотницким инструментом и прочим, что могло оказаться полезным в ходе очистки заброшенного здания. — Укё, я принес большую часть того что нам может понадобиться, — сказал он. Секундой позже он громогласно чихнул, и его очки едва не упали с носа.

— Нобуюки-кун? — изумилась Атика, не ожидавшая увидать здесь своего друга детства.

— Привет, Атика, — сказал он, разгружаясь, — Укё сказала мне о том, что ты собираешься помочь ей привести это место в порядок. О, ты и Ранму с собой привела! Да это же просто здорово! Все вместе мы управимся еще быстрее!

— А я и не знал, что ты и Укё знакомы, — удивился Ранма.

— Ну, мы с ним как то столкнулись друг с другом в коридоре, — заметила Укё. — Нобуюки, присаживайся, я и тебя сейчас накормлю, — Просветлев, голодный парень практически рухнул за стол с мечтательной улыбкой.

— Я заодно принес пару набросков, на которые тебе стоит взглянуть. Разбираясь с планом здания детально, мне пришла в голову пара идей, как улучшить первоначальную планировку. — Выдернув из кармана сложенный лист бумаги, он расправил его на стойке, невдалеке от шипящей на плите еды. Большой лист нес на себе изображения внешнего и внутреннего вида здания. Это был простой, но элегантный проект, превращавший заброшенный магазин в закусочную с пристроенными позади жилыми комнатами в современном стиле.

— Ух, похоже что поработать придется как следует, — заметила Атика.

Нобуюки кивнул, — Вон ту стену целиком придется снести, — сказал он, махнув рукой, — Одна она занимает кучу места.

— Эй, с этим-то я уж точно управлюсь! — с ухмылкой отозвался Ранма. — Кажется, мне это начинает нравиться.

— И почему это я ничуть этим не удивлена? — сухо поинтересовалась Атика.

— Хмм... Я до сих пор не уверена в том, должна ли я передвигать стойку к задней стене, — задумчиво сказала Укё, снимая с плиты готовый окономияки, и выложив его на тарелку, пододвинула к Нобуюки. — А что если мы изменим порядок размещения столов, и сдвинем стойку подальше?

Нобуюки нахмурился, — Тогда нам придется передвинуть и заднюю стену, для того, чтобы получить больше пространства. Этого мы сделать не можем. Я проверял по оригинальным планам, и эта стена является несущей. Если мы это сделаем, то все здание обрушится нам на головы. А что если мы сделаем вот так? — вытащив из кармана карандаш, он принялся что-то быстро рисовать. И Ранма, и Атика сидели в стороне, абсолютно забытые двумя спорщиками, страстно отвоевывающими друг у друга каждую незначительную деталь, приближавшую "Окономиячную Уччан" к реальности.

Заметив постепенно растущую на лице у наблюдающей за этими двумя Атики, улыбку, Ранма вопросительно посмотрел на нее. Заметив это, Атика наклонилась к нему, шепнув в ухо, — Тебе не кажется, что из них получится миленькая пара?

Ранма моргнул, и медленно и неторопливо на его лице начала расползаться усмешка. Он почувствовал, как рука Атики тихо коснулась его ладони. Мягко, аккуратно и тепло. И наблюдая со знающим видом за разворачивавшимися перед ним событиями, они наслаждались той близостью, которую они разделяли.

Настоящее:

В одном из маленьких частных бассейнов Хината Соу, Ранма, с задумчивым видом сидел по шею в горячей воде. Бамбуковый забор окружал сам бассейн и каменную дорожку, ведшую к нему от здания. Из раздевалки, находящейся внутри, выскользнула женщина в полотенце, обмотанном вокруг нее.

— Ранма, ты все еще злишься за то, что я тебя поддразнила? — спросила Атика, вступая в исходящий паром бассейн. Ее темные волосы были распущены, свободно падая ей на плечи, губы ее скривились в несколько обиженном выражении.

— Хмпф! — буркнул Ранма. Увы, попытки полного игнорирования тела, с трудом сдерживаемого обмотанным полотенцем, и прижимающегося к нему, провалились полностью.

Пробравшись к нему, она поднырнула под его руки, оборачивая их вокруг себя. Поерзав, она устроилась поудобнее, положив свою голову ему на грудь. Так они и сидели, молчаливо наслаждаясь обществом друг друга.

Наконец Ранма заговорил, — Ты же не думаешь, что я действительно какой-то там извращенец, — обеспокоено спросил он. Она развернулась к нему, и он тут же осознал, что вопрос был глупым. Увы, даже несмотря на прошедшие годы, его старое, меняющее форму, проклятье все еще оставляло следы в его жизни.

Атика ласково коснулась его лица, пробежав своими пальцами по волосам. Несколько седых прядей выбивались из его иссиня-черных прядей, — Знаешь, ты уже начинаешь выглядеть столь же старым, как и папа. С чего это мужчины так страстно желают выглядеть старше, в то время как женщины готовы на все, что угодно, включая купание в крови убитых девственниц для того, чтобы выглядеть моложе?

Ранма рассмеялся, — Чуточка седых волос придает мужчине больше достоинства. По крайней мере, я всегда так считал. — Секундой позже воздух вокруг него размылся. Морщинки на его лице рассосались, а седые волоски сменили свой цвет на черный. — А как теперь? — поинтересовался у нее молодой парень.

Она чувствовала мягкое биение силы Джурая внутри его. Она знала о том благословении, данном ему наследием ее семьи, но все равно, каждый раз, когда он пользовался этой силой, чувствовала себя неуверенно.

~ Ты опять беспокоишься. А я думал, что мы приехали сюда отдохнуть. ~ раздался его голос внутри нее.

~ Просто каждый раз, когда ты пользуешься этим... я вспоминаю... ~

~ Я не оставлю тебя, что бы ни произошло, я всегда буду рядом с тобой ~

Ее страхи ушли прочь, когда она ощутила, как он крепко обнял ее. Она схватилась за него, ища поддержки в его глазах. Какие-либо слова им больше просто не были нужны. И когда они слились в поцелуе, весь остальной мир для них перестал существовать, оставив лишь их одних, наедине друг с другом.

* * *


Это был рай. Тэнчи вытянулся, погрузив себя в воду еще глубже, чувствуя, как напряжение уходит из его тела. Большой бассейн разделялся на две половины бамбуковой стеной, делящей его на мужскую и женскую стороны. Все вокруг выглядело таким продумано естественным, зеленые побеги папоротников торчали из воды, у самого обреза, а стены бассейна, сложенные из больших валунов, обеспечивали большой выбор мест для того, чтобы сесть и отдохнуть.

Он откинулся назад, упираясь спиной понадежнее, обдумывая свою жизнь и все эти странности, произошедшие в ней за последнее время. Как наследник школы Масаки Боевых Искусств Непрерывной Адаптации и Масаки стиля кендо, он просто обязан был соответствовать возлагаемым на него чаяниям. Однако, его отец или мать никогда не настаивали на этом, предоставляя ему самому сделать свой выбор. Лишь желание изучать Мастерство боя гнало его вперед. Он никогда не отступал пред лицом какого-либо вызова, брошенного ему. Честно говоря, всю свою жизнь он боялся лишь одного — разочаровать своих родителей, подведя их.

— Наследник рода... прошептал Тэнчи, наблюдая за тем, как пар медленно поднимается вверх. — получается что я вроде как бы принц, или что-то в этом роде. — слабо рассмеялся он над подобной глупостью. Прислонившись к большому валуну, он вздохнул, позволяя горячей воде унести все его проблемы прочь.

— О, Тэнчи... — раздался голос позади него. Пара рук вылезла из скалы, обнимая его, следом за ними из скалы вылезла голова, уткнувшись носом в его шею.
— Рёко?!? — едва-едва успел булькнуть он, как был втянут в скалу. Секундой позже, он с всплеском рухнул в воду. — Да что ты опять вытворяешь? Рёко, ты... — он внезапно застыл камнем, замолк и даже моток мыслей его и то прервался. Космическая пиратка стояла прямо пред ним, и никакой одежды на ней не было. Вообще ничего.

— Тэнчи, я так устала ждать, когда же ты, наконец, примешься за мной подглядывать, — с хрипотцой заметила она. Наклонившись к нему поближе, она предоставила ему отличную возможность для того, чтобы полюбоваться на все ее достоинства.

— Урк! — прокомментировал он, быстренько разворачиваясь в другую сторону, и зажимая нос, предотвращая очередную обширную кровопотерю. — Н-но нельзя ж-же так! — — принялся заикаться он.

— В чем дело? Я что, недостаточно хороша для тебя?

— Н-нет, все вовсе не так!
— Да? Ты ведешь себя очень странно, с тех пор как помогал Аеке добраться до дому с подвернутой лодыжкой. Ты что, считаешь, что она лучше чем я? — Растворившись в воздухе, она материализовалась вновь за его спиной, прижимаясь к его спине грудью, — Ну, Тэнчи? — зашептала она ему в ухо, легонько дунув следом.

— Я... я... я... — забормотал бедный Тэнчи, ощущая как кровь отливает от его носа, направляясь в другую сторону организма.

— Эй, Аека, смотри! Тэнчи здесь! — чирикнул голосок из женской раздевалки. Маленькая девочка вылетела наружу, обмотанная большим полотенцем в несколько слоев, и тяня за собой свою сестру. — Эй, Тэнчи, как дела?

— Тэнчи-сама! — задохнулась Аека. Одной рукой она удерживала свое полотенце.

— Приветик, Сасами, — помахала рукой Рёко, отпуская парня.

— Эй, Тэнчи, а у тебя лицо красное, — заметила наблюдательная Сасами, — А что это ты тут делаешь? Пришел подглядывать за Аекой, да?

— Что?!?! — Нет-нет, ты все не так поняла! — замахал руками бедный парень.

— Рёко, оставь его в покое!

— А чего это ты так злишься, Аека? Жалеешь, что я первая до него добралась? — искоса глянула Рёко.

— Я не такая бесстыжая, как ты!

— Ты же моешься раздетой? Или тебе и показать-то нечего? Похоже, я попала в точку. — ухмыльнулась она.

— Ах ты! — с оглушительным шлепком ладонь Аеки ударила Рёко по щеке.

Рёко вернула должок дважды. Яростные взгляды скрестились в воздухе, и кругом залетали искорки.

Тэнчи и Сасами быстренько ушли с линии огня.

— Ты сильно ошибаешься, если полагаешь, что я не могу за себя постоять, — объявила Аека, выпрямляясь, и принимая позу, подобающую принцессе.

— Да ну! — приподняла бровь Рёко — И что же может сделать дамочка вроде тебя?

Аека взвилась от ярости, — Посмотрим, насколько долго тебя хватит против этого, — отвечала она, и вокруг нее и Рёко выстроились рядами деревянные чурбачки. Сила Джурая пульсировала вокруг них, когда Аека послала своих мини-стражей в атаку, собираясь окружить и захватить в плен пиратку.

Чурбачки роились вокруг Рёко, но прежде, чем они сумели захватить ее, та взмыла в воздух, и перекувыркнулась над озадаченной принцессой. Как только она оказалась над Аекой, то тут же набросилась на нее, нанося прицельный удар ей в лицо.

— Ааааа! — завопила Аека, зажимая нос. Кипя от гнева, она развернулась к Рёко.

— Настала моя очередь показать тебе кое-что. Сейчас ты узнаешь, почему меня зовут Рёко, призывающая духов, — сказала она, и ее янтарные глаза засияли. Она простерла вперед свою левую руку, и камень на ее запястье засиял. Мистическая сила принялась собираться вокруг нее, подчиняясь ее команде. Сила собиралась воедино, образовывая размытую фигуру парящего в воздухе монстра. Злобно рассмеявшись, Рёко спустила с привязи своего зверя.

Прошлое:

~ Кажется, у меня проблемы ~ поняла Атика, как только обострившееся чувство опасности пнуло ее. Отпрянув назад, она закрылась, подняв свой боккен. Удар обрушился, и она блокировала его, два абсолютно разных вида оружия с сочным, гулким звуком столкнулись.

Ее оппонентка оценивающе смотрела на нее. Облаченная в свой боевой наряд, она крутила свою боевую лопату со смертоносной грацией. Стоя в расслабленной позе, она была готова ко всему. — Давай, давай, Атика, я не собираюсь тебя щадить, — заметила Укё, наставив свою лопату на нее.

Атика кивнула, сберегая дыхание, зная, что оно ей еще понадобится. Укё была опытным бойцом, отточившим свое мастерство на полях сражений Неримы, в то время как сама Атика могла считаться лишь неопытным новичком, максимум. С первой же секунды их противостояния Атика знала, что силы их не равны, но сдаваться она не собиралась. Никогда.

Они встретились вновь. Атика заходила сверху, в то время как Укё стелилась низко над землей. Выбросив боккен вперед, Атика опустила его в ударе. И бой закончился, когда боккен закрутился в воздухе, и рухнул на землю.

— Победитель... Укё! — объявил Кацухито сбоку. Вставая из тени дерева, он указал на нее.

Опустив глаза, Атика посмотрела на заостренный край лопаты, повисший у ее горла, и вздохнула, признавая поражение, — Отличный бой, Укё.

Девушка с каштановыми волосами улыбнулась, опуская свое оружие. — Отличный бой, Атика. — Они обе поклонились друг другу, и затем Кацухито.

— Твой боевой стиль впечатляющ, Укё-чан. Немного нетрадиционен, но весьма силен, — признал отец Атики, — Я очень рад, что ты согласилась помочь тренировать Атику-чан. Тренировки с разными оппонентами и иными стилями боя позволяют нам не останавливаться на достигнутом и всегда искать способы улучшить свое мастерство.

— Спасибо, Масаки-сэнсей. — кланяясь, отвечала Укё. — Преподанные вами уроки для меня ничуть не менее ценны.

Парень с косичкой смотрел за ними со стороны и сумел заметить легкое разочарование, отразившееся на лице Атики. — Атика, не переживай так уж сильно. Укё обладает годами боевого опыта, и ты уже знаешь, с какими психами нам приходилось иметь дело. Важно лишь одно, с каждым боем ты становишься лучше, все остальное не имеет значения.

— Спасибо, Ранма, — счастливо отозвалась она.

— Так как там поживает ваше новое место, Укё-чан? — поинтересовался Кацухито.

— Работы уйма, но постепенно она продвигается. Еще несколько недель, и "Окономияки Уччан" примет первых посетителей! — уверенно отозвалась она. — Могло быть и быстрее, если бы Ранма столько не напортил, — нахмурившись, отозвалась она.

— Ну, Ранма все-таки снес именно ту стену, что было нужно. Жаль, конечно, что он и следующую за ней стену снес тоже, — сухо сказала Атика.

— Помню, какое лицо было у бедного Нобуюки. Я думала, что его сердечный приступ хватит.

— Я не хотел. Сколько раз мне еще говорить вам, что мне очень жаль? — защищаясь, сказал Ранма, несмотря на это, скривившись, припоминая печальный опыт сноса стен посредством Моко Такабиши.

— Ну что, Ранма, готов предстать пред достойным противником? Или победы над стенами предел твоих боевых возможностей? — ухмыляясь, поинтересовался Кацухито.

— Что? Ах ты! В любой момент, старикан, в любой момент! — отозвался Ранма, и кровь его вскипела.

— Ну вот, опять, — закатила глаза Атика.

— Твоему отцу действительно нравится дразнить его, так, Атика? — поинтересовалась Укё, следя за тем, как пар идет из ушей Ранмы.

— Отец зовет это "закалкой характера", — смеясь, пояснила Атика. Обе девушки стремительно освободили место, не дожидаясь пока бой начнется.

— Масаки-сэнсей, — сказал Ранма, склонив голову в коротком кивке.

— Ранма, — вторил ему Кацухито, с достоинством истинного мастера Искусства. Глубоко поклонившись друг другу, они незамедлительно выкинули прочь все формальности.

— Ну, в этот раз я тебя точно сделаю, старикан! — заявил Ранма, в той же манере, что и обычно пред каждой их дуэлью. Это стало уже чем-то вроде мантры. Напоминание того, что несмотря на все те бесчисленные поражения, он все еще не сдался. И с этим он устремился вперед, практически не дав своему оппоненту времени на то, чтобы занять стойку готовности.

Кацухито принял вызов, скорчив очередную беззаботную физиономию. — Докажи, — сказал он, успешно уклоняясь от первой связки ударов и пинков, выданных Ранмой. Он склонялся взад и вперед, блокируя те, что было необходимо, избегая остальных и выдавая полезные советы и комментарии, незамедлительно учитываемые Ранмой.

Непрерывная адаптация была основным козырем Ранмы. Не формы и не приемы были основой его школы. Ее Искусство изменялось, адаптировалось и эволюционировало, двигаясь вперед подобно воде. Двое бойцов сражались из всех сил. Воздух заполнил шелест поднимаемых их движениями листьев, как и прерывистое дыхание их бойцов, ступни их ног, движущихся в непрерывном танце, поднимали на утрамбованной земле облачка пыли.

Ранма воздел свои руки вверх в тот самый момент, когда пожилой мужчина нанес яростный пинок сбоку, блокируя его. Его бок принял на себя часть удара, в то время как его собственный контрудар не встретил ничего, кроме воздуха. Он пытался продолжать бой, не позволяя себе скатиться до простой защиты. Потеря инициативы вела к неизбежному поражению от рук гораздо более опытного священника Синто. Капли пота выступили над его бровью, дыхание было тяжелым и прерывистым.

Он попытался провести серию точных пинков, возглавив ее двойным ударом кулаков прямо в грудь Кацухито, но тот был готов к этому, прервав подготовленную комбинацию отлично выверенным по времени ударом раскрытой ладонью, отражая первый из серии пинков.

Открывшись, Ранма незамедлительно сам оказался атакован. Нырнув под пинок в развороте, он оказалась перед лицом обратного удара рукой в голову. Блокировав удар ударом, он, тем не менее, скользнул назад, воздев ногой пыль. И пока матч продолжался до позднего вечера, Ранме достались еще два таких удара. Он едва не был вырублен колющим ударом ладони, проскользнувшим сквозь его оборону, прямо к его виску. Его голова дернулась, уменьшая ущерб, и он выгнулся, нанося свой собственный пинок. Это был быстрый, безжалостный пинок, никуда не попавший, но заставивший Кацухито отпрянуть, тем самым купив Ранме несколько жизненно важных секунд на восстановление, а затем и приспособление, адаптацию его стратегии для компенсации этого.

— Ух-ты, а Ранма действительно стал получше, — заметила Укё.

— Он действительно загонял себя до полусмерти, — сказала Атика, со страхом наблюдая за тем, как мужчины сражаются. Вне зависимости от того, сколько раз она наблюдала за их поединками, уровень их мастерства не переставал ее поражать. Даже несмотря на то, что отец тренировал ее, Атика так и не осознавала настоящего уровня его возможностей.

И в тот самый момент, когда девушки подумали, что пик сражения уже наступил, его скорость несказанно ускорилась, казалось, что бой начал обретать свою собственную жизнь. На земле или в воздухе, вне зависимости от того, где это происходило, каждый из них пытался подчинить себе другого. Ранма первым начал утрачивать свои позиции, предпочитая беречь одну из ног. Момент с пробитием защиты священника, обошелся ему дорого. Поймав блик, брошенный заходящим солнцем стеклами очков, Кацухито поднажал, увеличивая скорость и свирепость своих ударов.

— Они что, все время так сражаются? — с бледным лицом спросила Укё, — Честно говоря, лично мне кажется, что они просто хотят поубивать друг друга.

Атика задохнулась, увидав, как Ранма споткнулся, но затем вновь принял защитную стойку. Никогда ранее она не видала, чтобы ее отец бился настолько сильно. Когда он тренировал ее, то всегда был твердым, но заботливым учителем. Ее пугало, что столь добрый и заботливый мужчина как он, мог использовать столь жестокие и разрушительные приемы.

~ Он чрезвычайно хорош, ~ задохнулся Ранма, пытаясь выстроить свою защиту и готовясь к следующей атаке.

Моментально рядом с ним оказался Кацухито — Ранма, не хочешь чуток передохнуть? — искренне поинтересовался он.

Ранма заскрипел зубами. Его тело разрывалось от усталости, в то время как священник выглядел, как будто только что лишь разогрелся. Сжав свои кулаки, он выдал ответ — Ни в коем разе, старикан! Я еще не закончил!

Внутри себя Кацухито улыбнулся непроходимому упрямству Ранмы, отказывающемуся сдаваться. Удивительно, но молодой парень, истощенный до предела, продолжал биться, движимый едино лишь силой воли. Наносимые им удары сыпались все с той же ослепляющей скоростью ~ Он выложился на все сто ~ понял Кацухито, но к его удивлению, атаки парня стали еще мощнее и более точными, чем даже в самом начале поединка. Медленно он начал сдавать назад, заставляя молодого парня платить за каждый отвоеванный шаг. Потенциал, демонстрируемый парнем, казался практически безграничным.

Теперь он не удивлялся причине, по которой Цунами избрала его. Ранма, вне всякого сомнения, был одним из величайших бойцов своего поколения. Но теперь, благодаря вмешательству Цунами и его урокам, Кацухито видел, что он становится чем-то большим. И в этом он был уверен.

~ Да как это он ухитряется отбивать все мои удары? ~ Ранма ощутил, как разочарование охватывает его. Его тело двигалось как свинцом залитое, в то время как пожилой мужчина практически танцевал вокруг него. Каждый удар, выбрасываемый им, и каждая уловка, используемая им, встречали достойный ответ или надлежащую защиту. В некоторых случаях, Кацухито просто оказывался в другом месте. ~ Он так быстр... ~

И продолжая бой, он чувствовал, как последние из его резервов тают. Он чувствовал, как отчаянно бьется сердце в его груди, понукаемое им. ~ Чуть быстрее... еще чуть-чуть... ~ думал он, стиснув зубы. Он ощутил нежданную пульсацию внутри него, и порыв ветра внезапно ворвался в него. Он ощутил, как волна мощи заполняет его, даруя ему все, что ему было надобно.

— Хэээээйййяяяяя!!! — завопил Ранма, устремляясь в атаку. Его руки размылись, тело исполняло комплексную связку-барраж пинков и ударов. Неожиданное биение заполнило его грудь, подобно второму сердцу, наполняя его изнутри, ~ Я не желаю проигрывать! И я не проиграю!!! ~ колющее ощущение распространялось от его груди, проходя сквозь руки, спускаясь по ногам, и боль измотанного тела уходила, утекала прочь.

Звуки свистящего воздуха наполнял его уши, и глубоко внутри него резонирующий пульс становился все сильнее и сильнее с каждым ударом. Его мускулы вторили ему, наполняясь новой мощью. Мир вокруг него замедлялся, сменясь искаженными и смазанными картинками окружающего пространства, а шум в его ушах постепенно переходил в оглушающий рев.

Это был экстаз, с которым ни один выброс адреналина просто не мог сравниться. Он чувствовал себя затопляемым потоком мощи, и любое сопротивление, мешавшее ему сражаться, слабело и срываемое с места, уносилось приливной волной. Единственное вело его теперь, волнение боя, желание боя. Все остальное отступило прочь. Ничего важнее ныне не было. Ничего.

Кацухито практически не имел времени на то, чтобы защититься, когда Ранма накинулся на него с мощью и яростью, которую просто нельзя было представить. Он отчаянно сражался с ним, используя все, что знал и умел для того, чтобы защитить себя. Ярость его атаки пугала его, даже Рёко, когда он сражался с нею, по сравнению с этим была ничем. И затем он ощутил это, осознал, что отныне ему противостоит ~ Джурай... ~

Удары сыпались один за другим, сливаясь в туман, по сравнению с которым даже "Катю Тенсин Амагурикен", или "Имперские Жареные Каштаны, Готовящиеся на Огне" были ничем. Спасения не было и конец последовал быстро, с завершающим ударом, наносимой чистой силой. Земля содрогнулась от удара, когда миниатюрный звуковой удар извергся вместе с оглушительным ревом. Звуковой волной обеих девушек откинуло в сторону, а кроны окружающих деревьев прянули назад.

— Папа!! — вопль Атики после звукового удара казался каким-то приглушенным. Ее отец был отброшен назад жутким ударом, его тело отлетело прочь, оставляя за собой вывороченную землю и расщепленные деревья. Осевшая пыль оставила Ранму стоявшим посреди площадки, кулак его был вытянут вперед. Его рубашка была изорвана, полностью открывая его грудь. На ней, в том месте, где находилось сердце, было синее семя, мерцающее в ритме, задаваемым сердцем. Отсутствующее выражение на его лице постепенно исчезало, по мере того, как сознание и остальные чувства возвращались к нему. — Ч-что со мной случилось? Что я сделал? — содрогнувшись, он пал на землю. Его тело наконец сдалось, уступив истощению.

Страдальческий всхлип сорвался с губ Атики, рухнувшей на колени, закрывающей лицо руками, боясь смотреть в ту сторону, где рухнул ее отец.

— Атика, смотри... — Укё коснулась ее плеча, лицо ее все еще несло на себе следы шока.

— Нет, не могу. Я не хочу видеть это! — пробормотала она, крепко зажмуривая глаза.

— Все в порядке, Атика-чан. Я все еще здесь, — донесся до нее теплый голос.

— П-папа? — Глаза Аеки округлились, когда она заметила мужественного юного мужчину, поднявшегося среди деревьев. Длинные волнистые волосы, темные как безлунная ночь, связанны сзади в простой хвост. Очки в проволочной оправе на его лице были сломаны, его незамысловатая одежда была грязна и настолько изорвана, что, судя по всему, ее будет проще выкинуть, чем чинить. Прямо перед ним сиял радужный щит, переливаясь цветами, Крыло Ястреба Света, абсорбировавшего удар. Йошо, наследный принц Джурая, смущенно смотрел на них.

— Сэнсей? — Ранма уставился на мужчину, приближавшегося к ним.

— Тебе стоит поработать над собой, чтобы в будущем самому контролировать процесс, — заметил Йошо, глянув на угасающее на груди молодого человека свечение.

— Х-хай, — смущенно отозвался Ранма, обескураженный простотой манер принца. Взглянув на свою грудь, он в первый раз увидал семя. — Что это за...

— Я не ожидал, что ты столь быстро сумеешь получить доступ к семени Джурая. — с улыбкой заметил он, — Полагаю, мне стоило знать тебя лучше. Хотя это очень мило, даже спустя столько лет, все еще предстать пред очередным сюрпризом...

Глаза у Ранмы округлились, что-то "кликнуло" в его мозгу. Истории храма Масаки всплыли в памяти, описание легендарного воина, что объясняли нечеловеческий уровень мастерства его сенсея. Но это же просто истории, ведь так? — Этого не может быть...

— Да, Ранма?

— Йошо... ты же Йошо, так? — осознавая это, произнес Ранма.

— Ч-что? — смущенно запнулась Атика. — Ты не мой отец, быть не может! Кто ты такой, и что ты с ним сделал?

— Атика-чан, все эти истории, это чистая правда. Помнишь, когда ты была еще маленькой девочкой, я рассказывал тебе историю храма Масаки, и то, как он появился? Это были не просто сказки на ночь. Это была наша история, история твоего наследия. — мягко сказал Йошо.

— Я знаю только часть истории, — сказала Укё, изумленная ничуть не меньше остальных — Но если ты действительно Йошо, то тебе должно быть не меньше семи сотен лет! Так гласит легенда!

Йошо покачал головой, — Пусть легенды остаются легендами, а я предпочитаю тихую жизнь простого священника, — и сказав это, он принялся стареть прямо у них на глазах. Темные волосы поседели, морщинки усеяли его лицо, и гордая осанка ушла, превращая его в почтенного мужчину, которого они все хорошо знали, — А теперь-то ты мне веришь, Атика-чан?

— Я... я... я... — она запиналась, оглушенно уставившись на него. Всю свою жизнь она верила в то, что в историях о храме есть своя доля правды, но поверить в то, что они абсолютно правдивы... Никогда, даже в самых своих диких фантазиях она не могла представить такого...

— Атика, я твой отец, — спокойно сказал Кацухито.

Она моргнула, вновь услышав знакомый голос. Взглянув вверх, она увидала на его лице знакомую добрую улыбку и, наконец, осознала правду. — Папа, это действительно ты... — Атика заплакала, крепко обняв его. — Но почему ты никогда раньше не говорил мне об этом... — всхлипнув, спросила она, дикая смесь эмоций переполняла ее.

— Я просто пытался найти время, чтобы рассказать тебе. Полагаю, что прямо сейчас и есть то самое время.

— Ну, что я могу сказать, мое внимание ты уже привлек. — сухо заметил Ранма.

— То же самое, Ранма, милок. То же самое, — вторила ему Укё

— Ну, папа? — спросила Атика.

Кашлянув, Кацухито вздохнул и начал — Давным-давно, в одной далекой-далекой галактике...(9)

И у всех троих вытянулись лица.

Настоящее:

Две девушки мчались по коридорам дома с горячими источниками. Следом за ним, повиснув у них на пятках, следовал призрачный монстр, ростом под потолок и чуточку выше. Он мчался следом, выворачивая из стен и потолка доски и разнося все, что ему на пути попадалось.

— Сделай же что-нибудь! — завопила Аека пиратке, бежавшей рядом с нею. Она мчалась из всех ног, с трудом удерживая свое полотенце.

— Глупая я, глупая. Совсем забыла о том, что могу контролировать их лишь с камнем на правой руке. Давай сама! — отозвалась Рёко. Она ощутила, как порыв ветра коснулся ее, в тот самый момент, как когти монстра едва в нее не вонзились. — Быстрее!

Аека пропыхтела что-то в знак согласия. Развернувшись в коридоре, обе нырнули в первую же попавшуюся дверь на пути, надеясь, что монстр их потеряет. Захлопнув за собой бамбуковую дверь, они подперли ее собой.

— Д-девочки? — объявил изумленный голос. С изумлением они уставились на задохнувшуюся Атику, спешно обматывающую себя полотенцем, в то время как Ранма нырнул в воду поглубже, пытаясь нащупать свое полотенце и завязать узлом на поясе.

— Мы ничем таким вовсе не занимались! — смущенно объявил Ранма, но густо покрасневшие щеки его жены подтвердили обратное.

— А-атика-сама! — выпалила Аека.

— Де нет, ничего. Не берите в голову, — заметила Рёко, жизнерадостно помахав рукой, с интересом разглядывая скудно одетого мужчину с косичкой. И следом за этим стена прогнулась пузырем прогнулась внутрь, отправив обеих девушек в полет. Аека с всплеском погрузилась в воду, но вскоре всплыла, лишь для того, чтобы уйти под воду вновь, как только Рёко плюхнулась на нее сверху.

— Прочь с меня! — пробулькала Аека, молотя обеими руками девушку, — Это ты во всем виновата!

— Ну, вообще-то если ты не ты, то Тэнчи и я занимались бы тем, чем следовало. Но ты просто взяла и приперлась, все испортив! — отозвалась Рёко, возвращая полученные удары с лихвой.

Атика задохнулась, увидав, как призрак проломился сквозь проход, сделанный им в стене. Своими когтями он рвал стену, как будто она была из картона, глаза его горели багряным пламенем. — Это еще что за штука?

— Это все она виновата! — хором заявили Рёко и Аека, обвиняюще ткнув пальцами друг в друга.

— "Я", виновата?!? Да как ты смеешь? Это ты вызвала монстра!

— Да заткнись ты, Аека, прямо сейчас и без того куча проблем, чтобы еще и заниматься твоими бесконечными визгами!

— Визгами? Это кто тут визжит?!? — Аека, за неимением лучшего слова, визжала. Каждый раз на октаву выше, умело дирижируемая Рёко, на которую, в первую очередь, весь этот визг и обрушался.

— Разбираться позже будете! — объявил Ранма, которого это уже порядком начало утомлять. Все подались назад, когда монстр двинулся к ним. — Все встали за мной.

— Не глупи! Против него ты ничего не сможешь, — сказала Рёко.

— Где Тэнчи и Сасами? — обеспокоено спросила Атика.

— Не волнуйтесь, Атика-сама. Тэнчи скоро появится вместе с мечом. Он и моя сестра смогли убежать, пока Рёко и я отвлекали монстра. Он скоро появится и победит его.

— Он сделает ЧТО? — резко спросила Атика.

— Мама! — завопил Тэнчи, выбегая вместе с Сасами из-за угла. В его руках был древний меч Джурая. Он мчался к монстру, с рукоятью в руках, пытаясь усилием воли заставить клинок появиться.

— Тэнчи, поосторожнее, — сказала сзади Сасами

— Ранма, сделай же что-нибудь! — крикнула Атика.

— А ты не хочешь, чтобы твой отец исполнил экзорцизм? — сухо поинтересовался Ранма.

— Я серьезно!

— Тэнчи и сам справится.

— Он же просто мальчик! — дрожь коснулась ей сердца, когда она следила за тем, как ее сын стоял лицом к лицу с жутким монстром, надвигающемуся на него подобно урагану.

~ Все на меня рассчитывают! Я их не подведу! Я не проиграю! ~ сжав зубы, Тэнчи выставил меч пред собой, желая, чтобы клинок света появился. Монстр придвинулся ближе, ощущая надвигающуюся угрозу. ~ Сейчас или никогда ~ взмокнув, он ринулся вперед.

Демон летел к нему навстречу, во всей его злобе и ярости, неся с собой гнев мира призраков на своих клыках. Тэнчи столкнулся с когтями и клыками, парируя каждый удар, отражая удары и отбивая их в сторону. Его тело свободно двигалось, экономными, но точными движениями выстраивая вокруг себя защиту. Еще один кулак понесся к нему, и Тэнчи повернулся вместе с клинком, позволяя удару безвредно пройти мимо себя, вместо того, чтобы превозмогать его. Он ожидал подходящего момента, ждал, когда монстр откроется, и в нужный момент не колебался. Рубанув сияющим клинком, он отрубил правую руку монстра напрочь, заставив ее с хлюпом рухнуть на пол.

— Тэнчи сделал это! — Сасами в восхищении запрыгала вверх и вниз.

— Тэнчи-сама!— выдохнула Аека с сияющими глазами.

Но Рёко отнюдь не радовалась. Вместо этого на лице ее появилась маска ужаса, поскольку она единственная знала, кто им противостоит. — Тэнчи, сзади! — завопила она.

Глаза его округлились. В шоке он уставился на эктоплазменного монстра, отрастившего вновь утраченную конечность, став таким же как и прежде, когда Рёко только вызвала его. Застав его врасплох, новый коготь пересек его грудь наискось, ловя его руку и выбивая из нее меч, отбрасывая назад. Поднырнув под удар, Тэнчи использовал его силу для того, чтобы выбросить себя в воздух, перекувыркнуться назад, и наконец приземлиться в бассейне, невдалеке от остальных.

— О, нет! Меч! — задохнулся Тэнчи, увидев, как упавший меч под ноги монстру меч моргнул, и выключился. Особо времени на сожаления у него, впрочем, не было, поскольку монстр, обнаружив его безоружным, ринулся на него.

— Я спасу тебя, Тэнчи! — Рёко устремилась в атаку, разрезая воду в полете. Выставив свою левую руку вперед, она выпустила вперед два разряда. Полностью захваченная врасплох ее атакой, тень заглотила оба разряда, и гулко рыгнула. Заряды немного посияли внутри, и затем монстр вырос вдвое. Рёко зависла в воздухе, желая понаблюдать за результатами ее атаки, затем уставилась на камень, что был на ее левом запястье. Тот самый камень, что она использовал для вызова монстра. — Ой. Опять не тот камень, — смущенно сказала она.

Лица всех присутствующих вытянулись.

Рёко громко завопила, когда тень развернулась к ней, хотя возможно и к камню на ее запястье. — Помогите! Уберите от меня эту штуку! — она бежала, и месть гналась за нею следом, руша все на своем пути. Некогда прекрасный курорт стремительно превращался в кусок швейцарского сыра.

— В чем дело, Рёко? Откусила больше, чем можешь проглотить? — поддразнила ее Аека, смеясь над затруднительным положением, в каком оказалась ее соперница.

— Заткнись, Аека! — Рёко спикировала вниз, и со своей нечеловеческой силой своротила один из валунов, торчавших на берегу. Подкинув его вверх, она метнула его в монстра, который невозмутимо застыл, ожидая его. В конце концов он же был призраком, разве не так? Валун просто прошел сквозь него, и монстр позволил ему это сделать. К несчастью, или к счастью, правда это в зависимости от того, на чьей вы стороне, траектория валуна заканчивалась на том месте, где стояла некая ехидная принцесса. — Ой! — невинно заметила Рёко, и улетела прочь, нырнув в раскрытое окно здания, и монстр направился за нею следом.

— Ааааа! — Аека стояла столбом, уставившись на приближающийся к ней камень. Вода тормозила ее движения, а кроме того, бежать ей было просто некуда.

— Особый Прием Школы Боевых Искусств Непрерывной Адаптации! — объявил Ранма, моментально отреагировав на опасность, грозящую девушке.

— Особый Прием? — моргнул Тэнчи. Прежде, чем он успел произнести хоть слово протеста, его отец развернулся к нему, хватая его за рубашку.

— Особый Прием — Сын-метеор! — завопил Ранма, подкидывая Тэнчи вверх, и метая в сторону окаменевшей принцессы.

Челюсть Атики отвисла, а волосы на голове принялись шевелиться.

— Аааааааааааааа!!!! — вопил Тэнчи летя в воздухе. Столкнувшись с озадаченной принцессой, он сбил ее с ног за секунду до того, как это же самое готов был проделать летящий валун. Прижатые друг к другу, они были захлестнуты волнами, поднятыми упавшим валуном, и когда волны, наконец, успокоились, парочка обнаружила себя выброшенными волнами на берег, при этом Тэнчи лежал на весьма обнаженной Аеке, полотенце которой было унесено стихией.

— А-аека-с-сан, — забормотал он, округлив глаза.

— Тэнчи-сама, — отвечала она, с трудом дыша.

— Есть! — объявил Ранма, вскинув вверх кулак, как только Тэнчи "спас" принцессу Джурая.

— Это и был "Особый Прием"? — скептически поинтересовалась Атика.

— Ну да. Он же сработал, не так ли?

— Нам с тобой придется о МНОГОМ поговорить, Ранма, после того, как это все закончится.

— Д-да, дорогая, — отозвался он, немножко взмокнув.

Аека ощутила как все ее тело покраснело, внезапно ощутив вес парня, лежавшего на ней. — Тэнчи-сама... — Его крепкие руки держали ее, бережно и аккуратно, нежные и одновременно сильные. Он спас ее, подобно сказочному принцу из ее одиноких грез. Облик Йошо померк, заменяясь изображением Тэнчи, обеспокоено смотревшего на нее.

— Аека-сан, я не виноват... я вовсе не хотел... — он потерял дар речи, когда его глаза увидали довольно эротичную картину, открывшуюся ему. Капельки воды медленно и деликатно стекали по ее изящным обводам, и ее груди поднимались и опадали при каждом вздохе, — Ае-ка...Я... — Он ощутил как теряется в ее бездонных глазах. Неожиданно он почувствовал, как что-то длинное и твердое прижалось к его руке. Моргнув, он увидал, что его меч вернулся к нему.

— Держи, Тенчи! Я принесла твой меч! — Сасами была тут как тут, стоявшая невдалеке от юной парочки, и несказанно довольная. Она протягивала ему древний артефакт. — На! Теперь ты можешь драться с монстром!

— Спасибо, Сасами-чан, я попытаюсь, — ответил Тэнчи, забирая оружие, ощущая как знакомая рукоять удобно легла в его руки.

— Мы в вас верим, Тэнчи-сама, — сказала Аека, прикрывая себя насколько могла руками. — Тэнчи, я должна сказать вам кое-что прежде, чем вы вновь встанете лицом и лицу с этим монстром. Тэнчи-сама, я... я... я лю...

Ее прервал дождь из обломков пластика и щепок, заодно с Рёко, вылетевшей из здания через новый пролом, проделанный ее кулаком. — Тэнчи, спаси меня! — завопила она, в буквальном смысле слова летя ему в руки, и в процессе выполнения данной задачи запинывая Аеку назад в воду, где она с громким плюхом и оказалась. Стена, сквозь которую она пролетела, выпала наружу, предъявляя на всеобщее обозрение монстра, явно выглядевшего еще больше, чем прежде.

— Я защищу тебя, Рёко! Клянусь! — на лице Тэнчи вновь читалась решимость. Без каких-либо колебаний он устремился вперед, не давая призраку возможности настигнуть ее. Клинок света возродился в его руках, и Тэнчи бросил в бой все, что у него было, — КАТЮ ТЕНСИН АМАГУРИКЕН, (переработанный)!!! Воздух зашипел, когда энергетический клинок принялся шинковать монстра, ударив его бессчетное число раз менее чем за секунду. Секундой позже бой окончился, и Тэнчи устало запыхтел, в то время как призрак превратился в лужицу пюре, растекшуюся на земле.

— Я... я сделал это! — сказал он, уставившись на жидкую лепешку нечто, оставшуюся от монстра. Его лицо скривилось в ухмылке.

— О, Тэнчи! Ты меня спас! — проворковала Рёко. Она кинулась в его объятья, но пара рук чьих-то внезапно появилась позади нее, и схватив за волосы, потащила в теплую воду, где Аека и принялась методично топить ее.

Атика стояла в теплой воде, полностью невменяема. Источники были разнесены напрочь. Бамбуковые щепки усеивали воду. Те стены, что еще стояли, по большей части были покрыты дырами в виде симпатичных силуэтов монстра и Рёко. Вывороченные валуны усеивали землю, закрытые дорожки, ведшие к источникам, превратились в наборы щепок и обломков — Р-разрушено... Все разрушено... — забормотала она трогательно слабым голоском. Она огляделась по сторонам, готовая упасть в обморок в любой момент.

Ранма стоял рядом с нею, предоставляя своей обезумевшей жене крепкое мужское плечо, на которое она могла опереться. — Атика, все не так уж и плохо. Небольшой ремонтик, и все будет как новенькое, прямо как и прежде, — Ранма застыл, заслышав дикий скрип, донесшийся от зверски изуродованного здания. И затем прямо на глазах у всех, целое крыло Хината Соу рухнуло, превращая себя в груду обломков. Ранма скривился, в то время как Атика с круглыми глазами в шоке застыла на месте, смотря на обломки.

— Аека, Рёко, прекратите драку, — взмолился Тэнчи, смотря на этих двоих, все еще молотящих друг друга в покрытом паром бассейне. Достаточно неожиданно он был схвачен этими двумя, причем каждая из них схватила его за свою сторону, вцепившись в него как медвежий капкан. Меч вылетел из его рук, прогрохотав по полу, а он сам очутился с головой в воде.

— Тэнчи, скажи Аеке раз и навсегда, чтобы она оставила нас в покое! Может быть тогда она наконец вобьет в свою тупую голову, что ты знать ее не хочешь! — объявила Рёко, таща к себе беспомощного парня.

— Ха! Если Тэнчи-сама что и скажет, так это то, что это тебе надо отстать от него! Люди подобные ему, обладающие честью и характером, никогда не согласятся быть рядом с такой как ты! — выплюнула Аека, таща к себе другую половину Тэнчи.

— Э-э, Аека... Рёко? — сказала Сасами, через плечо, наблюдая как лужица слизи постепенно начинает приобретать подозрительно знакомую форму монстра. — Тэнчи-нии-чан? — К несчастью девушки были слишком заняты, а Тэнчи, зажатый между двумя парами подпрыгивающих женских прелестей, вряд ли был в состоянии ответить.

— Оставь Тэнчи в покое, Рёко!

— Нет! Это ты оставь его в покое!

Их маленький спор неожиданно прервался, когда призрак заревел, возвращаясь к жизни и устремляясь к ним, неся с собой адское возмездие, — ААААААААААААА!!!!!

— ДОВОЛЬНО!!! — скомандовал голос, подчеркивая свои слова мощной вспышкой синего света.

Время застыло, все присутствующие уставились на Атику, стоявшую в центре водоворота синей энергии, исходившей от нее. Вода шла рябью, концентрические круги на воде тоже шли от нее. Ее полотенце, обмотанное вокруг ее, исчезло, сменившись ниспадающими пастельными одеждами. Ее темные волосы сменились, став серебристо-серыми.

Стоя рядом с нею, Ранма оказался лицом к лицу с устрашающим фактом того, что кто-то сумел наконец разъярить его жену. Он знал, что ему надлежит сделать хоть что-то. ~ Финальный прием Школы Непрерывной Адаптации... бегство ~ Он исполнил его с мастерством истинного мастера, впитавшего данный прием с колыбели, сделав медленный шаг назад, а затем медленно затонув, постепенно исчезнув из виду. Монстры это одно, но вот озверевшая Атика, это совсем, совсем другое дело.

— Только посмей тронуть моего сына! — грозно сказала Атика и ее голос эхом отозвался кругом. Ее глаза сузились, сделав ее облик чрезвычайно устрашающим, когда она развернулась к монстру. Она посмотрела на меч, лежавший на земле, и по мановению ее руки тот сам прыгнул ей в руку. Синий клинок вернулся к жизни, вырастя как минимум вдвое, превратившись в элегантную катану. Она стояла непоколебимо, встречая лицом острые когти, которые, впрочем, были остановлены стеной, переливающейся радугой.

— Крыло Ястреба Света... — задохнулась Аека. Ее глаза округлились, увидав насколько гигантское количество силы она бросила в бой. Лишь члены королевской семьи Джурая могли использовать подобную мощь, и лишь сильнейшие из них могли вызывать Крылья Ястреба Света подобным образом.

— Хааааа! — одним взмахом Атика рассекла монстра пополам, и затем незначительным наклоном головы ее щит пошел вперед, обратившись в разряд чистой энергии. Вспышка света, и все, что осталось от монстра — дымящийся кратер в земле. Точнее говоря новый бассейн горячих источников.

Аека так и стояла, отвесив челюсть, растерянно булькая. Ее тренировали с самого рождения уважать и поддерживать естественный порядок, королевскую командную цепочку. И теперь, прямо здесь, стояла женщина, вне всякого сомнения превосходившая ее как по силе, так и по благородству облика. Больше не было никаких сомнений в истинности и чистоте линии Тэнчи, поскольку его мать стояла здесь во всем своем великолепии — истинная дочь Королевской семьи Джурая. Это было пугающе до жути. Даже Рёко была перепугана насмерть. Стоявшая перед ними женщина больше не напоминала тихую школьную учительницу, какой она казалась с самого начала. Даже при использовании Аеки в качестве эталона, ТАКАЯ сила, продемонстрированная только что, инстинктивно требовала уважения.

— Сугой!!! — захлопала в ладоши Сасами.

— М-мам? — явственный испуг читался на лице Тэнчи.

— Тэнчи, пожалуйста возьми с собой Сасами-чан, и позаботься, чтобы она вымылась. Аека, Рёко и я пока немножко... побеседуем, — она явно вымеряла каждое слово, сдерживая себя.

Тэнчи довольно редко видел свою мать настолько разъяренной. К счастью, он пережил все эти случаи. И он точно не желал испытывать свою судьбу сегодня. Любые вопросы вполне могли подождать, — Пошли, Сасами-чан! — сказал он, буквально волоча за собой все еще хлопающую в ладоши девочку.

Аека и Рёко одновременно испустили гигантские капли, повисшие у них на головах, оказавшись наедине с ныне жуткой женщиной. Горячие источники в данный момент показались им чрезвычайно холодными и вызывающим дрожь.

— Ну что же, — начала Атика, — Я знаю, что вы двое с большим трудом уживаетесь друг с другом, но, полагаю, что настало время для того, чтобы снять часть ваших разногласий. Вы со мной согласны, девушки? — спокойно осведомилась она, хотя в голосе ее явственно читались весьма опасные нотки.

И Аека, и Рёко яростно закивали, продолжая коситься на сияющий полутораметровый клинок в руках у женщины.

Прошлое:

— ВЫ ТОЛЬКО ГЛЯНЬТЕ НА ЭТО!!! ИДЕАЛЬНО!!! — объявила Укё, включая неоновую вывеску в окне, тем самым официально открывая "Окономияки Уччан". Стойка блистала. На плите не было ни единого пятнышка. Новые деревянные панели украшали стены, а свежая краска придала зданию новый облик. Удаление одной из стен существенно освежило интерьер, давая тем самым любому посетителю возможность насладиться без помех теплой, дружелюбной атмосферой заведения. — Именно так, как мне всегда и хотелось, — сказала она, вытирая уголки своих глаз краем передника.

— А мы твои первые посетители! — ухмыльнулась Атика, вместе с Нобуюки и Ранмой садясь за стойку. Их усталые лица были покрыты пятнышками высохшей краски, шпаклевки и опилок, оставшиеся с последних лихорадочных доделок и доработок всего того, что мешало объявить состояние заведения идеальным.

— Ни в коем случае! Только не мои друзья! Три особых за счет заведения!! — Развернувшись к жаровне, она подготовила место под готовку. — Сама бы я никогда все это не закончила. Спасибо большое вам всем за помощь. И вообще, чтобы отплатить вам за все, что вы для меня сделали, отныне вы все можете есть здесь бесплатно!

— Еееееее! — завопил Ранма.

— Если ты действительно сделаешь это, то разоришься в момент, и по большей части благодаря бездонной дыре внутри Ранмы, которую он предпочитает называть желудком, — засмеялась Атика.

— Я вовсе не настолько уж плох, — увы, его желудок не согласился с данным высказыванием, громким урчанием подтвердив слова Атики. Та лишь закатила глаза, а остальные присутствующие рассмеялись. — Но получилось у нас действительно нечто. — Единый кивок стал подтверждением этих слов. Работа, которой они занимались, не щадя себя, не относилась к боевым искусствам, но гордость и удовлетворение испытываемые ими за дело своих рук была той же самой.

И как только Нобуюки доел остатки окономияки на своей тарелке, он ощутил легкий толчок в ребра, выданный ему Атикой, а Ранма одарил его довольно выразительным взглядом. Подслеповатый парень, нервно откашлялся. — Э-э... Укё, я просто хотел спросить... на выходных показывают новый фильм, и я ... э-э... я хотел спросить тебя... ты не откажешься сходить со мной?

Укё уронила следующий окономияки на середине очередного переворота, и упав на жаровню начинкой, он яростно зашипел. — Нобуюки, ты просишь меня о свидании?

— Э-э... ага. Если ты не против.

— Ну-у... Я... я не... могу...

— О... — сказал он, слегка поникнув.

— На выходных я всегда жутко занята. Но если не возражаешь, то в кино мы могли бы сходить и в пятницу вечером, — улыбаясь, сказала она.

— П-правда? Это же просто здорово! — его очки запотели, но лицо его сияло. — Ой, совсем забыл, — сказал Нобуюки, хлопнув себя по лбу. Они с любопытством уставились на парня, нырнувшего вниз, роясь в своей сумке. Поковырявшись там немного, он вытащил из нее небольшую камеру. — Мне нужен снимок с открытия, — ухмыльнувшись, заметил он.

— Ранма и его желудок, Нобуюки и его камеры. Могла бы и догадаться, — вздохнула Атика.

— Эй! — в один голос возмущенно заметил оба парня.

Укё рассмеялась, — Ну, лично я думаю, что это отличная идея! Нобуюки-кун, как насчет снимка со всеми нами вместе? Прямо под вывеской? — заметила она, ткнув в сторону сияющей в окне рекламы. Все вышли наружу, и Нобуюки установил камеру на шаткой треноге, взводя таймер.

— Скажите окономияки! — улыбнулась Атика.

— Окономияки!!! — грянул хор.

И вспышка света увековечила на будущее их большое открытие.

Настоящее:

Двое хмурых мужчин и чрезвычайно довольная девочка сидели на камнях прямо перед фасадом Хината Соу. Все они были чрезвычайно поглощены своими раздумьями, сосредоточенно разглядывая веера карт(10) в своих руках. — Оставляешь и удваиваешь, Сасами-чан? — поинтересовался Тэнчи.

— Не-а, обломись, — выдала свою реплику девочка, убирая свою руку. Прикусив губу, Тэнчи снял сверху карту, уставившись на нее прищуренными глазами. Это была вовсе не та карта, в которой он нуждался.

— Твоя очередь, Сасами-чан, — подтолкнул ее Ранма.

— Семерки есть? — спросила его Сасами. Нахмурившись, Ранма вытянул карту. Девочка радостно чирикнула, обставив мужчин семьи Масаки десятый раз подряд. Судя по всему Тэнчи унаследовал у своего отца фатальную невезучесть в картах.

— И что это вы тут делаете, снаружи? — поинтересовался Кацухито, как только почтенный священник Синто подшаркал к ним.

— В карты играем! Присоединишься? — спросила Сасами.

— Пожалуй, нет. Думаю, приличная теплая ванна на пару часиков поможет этому старому телу после столь долгой прогулки, — и пройдя мимо них, он направился ко входу.

— Чисто для справки. Атика внутри, и она немножко... рассержена. Сильно, сильно рассержена, — через плечо отпустил Ранма.

— Сасами-чан, сдавай! — объявил Кацухито, моментально развернувшись, и приземляясь на валун рядом с ними. — Так что же ты в этот раз натворил? — поинтересовался он у своего зятя.

— А с чего это ты каждый раз у МЕНЯ это спрашиваешь? — несколько раздраженно поинтересовался Ранма.

— Привычка, — пожал плечами Кацухито.

— В этот раз я тут ни причем. Это все Тэнчи и его проблемы с девушками.

— Каков отец, таков и сын.

Тэнчи моргнул, — Что, правда, пап? У тебя что, тоже были проблемы с лишними девушками?

— Сынок, ты еще легко отделался, — лицо Ранмы окаменело.

— Ты же шутишь пап, ведь так? Только не говори мне, что тебе тоже приходилось иметь дело с двумя девушками, как мне с Аекой и Рёко!

— Вообще-то их было больше, четыре-пять, если точно, — Ранма не стал упоминать о психах, гонявшихся за его женской формой, чтобы не осложнять ситуацию.

— И как ты от них избавился? — поинтересовался Тэнчи, отчаянно изыскивая способ решения своих собственных проблем.

— Я женился, — с ухмылкой отозвался Ранма, — Тройки есть?

Лицо Тэнчи вытянулось.

— Ни одной свободной минутки, опасность за каждым углом, милые юные девушки, с обожанием мчащиеся следом. Ах, молодость, молодость... — с ностальгической улыбкой вздохнул Кацухито.

— Ну, если тебе это так нравится, можешь забрать все себе, — заметил Ранма, — Слава ками, мне больше не приходится иметь с этим дела.

— Эй, а это что такое? — спросила Сасами, ткнув рукой в сторону пятнышка, показавшегося на небе. Черная точка становилась все больше и больше, и постепенно черная воронка зависла над группой. Поднявшийся вихрь сдул карты, засосав их внутрь воронки. Изнутри разрыва вылетело что-то и прежде, чем кто-либо успел среагировать, юная, темноволосая девушка буквально рухнула в объятья Ранме.

И как только портал закрылся, Ранма уставился на девушку в униформе, отвесив челюсть. Она слабо затрясла своей головой, явно измотанная столь нетрадиционным появлением. — Детектив... Кийоне... Галактическая Полиция... вы... арестованы... — она вырубилась вновь, но прежде чем сделать это, сковала наручниками их руки вместе.

Лицо Ранмы стремительно бледнело, приобретая довольно болезненный оттенок. Он ощутил как его желудок проваливается внутрь.

— Ух, а она симпатичная, — прокомментировал Кацухито. Сасами, стоявшая рядом с ним, согласно кивнула.

— Пап? — спросил Тэнчи, уставившись на сбитого с толку отца.

Ранма просто качал головой, он не мог поверить в происходящее, — Ну за что это мне?

~~ КОНЕЦ (пока) ~~



Спасибо за то, что не покидали меня и читали этот маленький проект.
Будет и дальше, заверяю вас!



Примечание переводчика:

Ур-ра!! Как долго я тянул эту главу! Хотя вся вторая половина выстрелилась за два дня...

(8): Яттай — тележкa с передвижной жаровней и всем остальным для приготовления пищи. Та самая тележка, которую увел Генма.
Вернуться к чтению »»

(9): Поскольку начиналось все в начале 70-х, то рассказ Кацухито чуточку опережает события. Эпизод IV "Звездных Войн" датируется 1977-ым.
Вернуться к чтению »»

(10): Я не очень-то силен в картах. Так что если сцена игры перед входом в "Хината Соу" вам не нравится, напишите мне, как именно ее исправить. Последний раз я играл в карты лет десять назад.
Вернуться к чтению »»


к сожалению это конец. продолжения я не видел...


   
 

[ Ответить ]  [ Сообщений: 7 ] 



Полная версия Мобильный вид
Яндекс.Метрика