Аниме от Белки

Торрент-трекер с аниме и больше ни с чем. Добро пожаловать


working

расширенный поиск, в том числе через Яндекс и Гугл

[ Новая тема ] [ Ответить ]

Сообщение
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО


Изображение Автор: Kotatsu Neko (orgg@ix.netcom.com)
Изображение Перевод: Толокин Сергей aka Siberian Troll (Siberian-Troll@yandex.ru)
Изображение Оригинальная тема: тема

Содержание:


Вступление
ГЛАВА ПЕРВАЯ
ГЛАВА ВТОРАЯ
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
ГЛАВА ПЯТАЯ
ГЛАВА ШЕСТАЯ
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Черный лимузин катился по автостраде, окруженный меньшими автомобилями, подобный волку в стаде овец. Пассажиры его, все — женского полу, тихо разговаривали друг с другом.

— Сядь прямо. Не ерзай.

— Х...хай.

— Так-то лучше. Может быть я и взяла тебя с собой, но я не позволю тебе опозорить ни меня, ни корпорацию. Тебе все ясно?

— Хай, мама-сан. Обещаю, я буду стараться.

— И лучше бы тебе так и сделать. Если это слияние пройдет как следует, оно станет наиболее прибыльным за всю нашу историю. И я не позволю ничему этому помешать.

Водитель лимузина прочистила глотку. — Госпожа, мы достигли пункта нашего назначения.

— Хорошо, — она одарила свою спутницу еще одним взглядом. — И помни. Что бы ни случилось, и должна вести себя как подобает. Ты меня поняла?

Девушка кивнула со всей серьезностью, в то время как лимузин плавно тормозил. — Хай.

* * *


— И действительно, отец, Это несколько неприятно.

Отец молодого человека не отвечал ничего — он продолжал сидеть на своем стуле, уставившись в пустоту.

Сын его продолжал, явно не дожидаясь, пока ему ответят. — Несмотря на то, что я вполне осознаю всю важность того, чтобы наше состояние было каким-либо образом пущено в дело, столь... непосредственное участие в разрешении данной проблемы заставляет меня ощущать себя на самым лучшим образом.

Мужчина на стуле заухмылялся, но не сказал ничего.

— Но, коль такова ваша воля, я исполню все о чем мы договорились, и встречу вашу может быть даже партнершу всем блеском своего очарования и неотразимой красоты, тем самым удостоверяясь в том, что сделка, какая бы она ни была, пройдет в нашу пользу. Отец мой, будьте уверены я не дозволю какому бы то ни было пятну упасть на честь нашей семьи... — рука его легла на рукоять меча, заткнутого за пояс, — ... чего бы это мне ни стоило.

Напряжение, разлитое в гостевом зале начало выкристаллизовываться на стенах, истекая от двух заключающих сделку сторон, и разя рикошетом двух представителей молодежи. Взгляды сцепились, два предводителя посвятили некоторое время изучению своих оппонентов, в по время как их протеже держались на почтительной дистанции от них со склоненными в поклоне головами. И наконец лидер принимающей стороны заговорил.

— Алоха! — он наклонился вперед, демонстрируя широкую, белозубую улыбку, и кричащую гавайскую рубашку. — Вэлком ту Нерима! Надеюсь, что ваше путешествие было не слишком утомительным?

Если женщина и была сбита с толку столь необычным приемом, то на ее внешнем облике и манере поведения это не отразилось. — Приемлемо. Я рада тому, что вы решили встретить меня лично, — по телефону многого обсудить нельзя.

Хозяин рассмеялся, довольно громко. — Ничего, ничего! Это даже неплохо, ненадолго оторваться от этой скул. — Он уставился за ее спину, — И кого это вы привезли нам с собою?

Полузаметный жест, и спутница женщины вышла вперед, — Это моя... племянница, Нацуме Ацко. — девушка, высокая, грациозная юная леди с довольно длинными розовыми волосами глубоко поклонилась. Темноволосая женщина позволила небольшому следу недовольства промелькнуть по лицу, — Хотя она откликается только на Нуку-Нуку.

— Ну-у, рад познакомится с вами обеими. Энд это... — взмах руки. — ...май сон, Татеваки Куно. — пауза. — Ну? Скажи алоха нашим гостям, сын мой.

Татеваки, чаще известный как просто Куно, и временами как Гром Небесный школы Фуринкан, не мог сказать ничего, полностью потеряв дар речи, стоило ему уставиться на Нуку-Нуку.

~ Воистину, ~ думал он. ~ это судьба, что веленьем своим жизнь мою вяжет с ее. Вижу я страсти огонь, что пылает в ней, как и мой огонь здесь тщится. Истинно быть ей моей суждено, как и мне быть ее! ~

Нуку-Нуку вежливо улыбалась Куно. ~ Интересно, а захочет ли он быть моим другом? ~


Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ПЕРВАЯ


Дырка. Дырка в окружающем пространстве. Дырка в форме Куно.

Ну-у, не буквально дырка, хотя, в принципе так оно и есть. Короче, народ, это было образное выражение, и означало оно, что Куно не было на месте. Полностью и бесповоротно.

Ранма первым ее обнаружил. Опаздывая в школу (как обычно), молодой боец мчался по крышам, пытаясь успеть до того как раздастся звонок. Разумеется, на пути этом встречались препятствия, но за прошедшие несколько месяцев они стали уже настолько привычными, что он управлялся с ними машинально, даже и не задумываясь.

~ Та-ак, ~ отсчитывал он в уме, ~ Через три дома подряд... прыжок над зонтиком Рёги... ~ бешено вращающийся красный круг просвистел мимо него, ~ Через телефонный провод... еще пара домов... уклониться от Муссовых шипов смерти... ~ Три стальных иглы просвистели в воздухе, поразив то самое место, где только что был Ранма, ~ Пнуть Хаппосая... ~ — ААААЙЕЕЕУ!!!! — ~ Разминуться с этими деревьями... отскок с прыжком от головы Куно... и... ~

*ХРЯСЬ!!! *

Траектория полета Ранмы неожиданно была прервана кирпичной стеной. Некоторое время он провел впечатанным в кирпичи, с пальцами рук, сложенными в традиционном жесте "Ух, как мне больно", прежде чем гравитация превозмогла поверхностное натяжение и не отправила его вниз.

Он сел прямо, смущенно оглядываясь по сторонам. — Что... что произошло? — Ранма принялся прокручивать в уме последние несколько минут. Прыжок... отсутствие привычной посадочной площадки... боль.

Развернувшись, он принялся оглядывать крыши. Преисполненной драматизма фигуры в синем облачении и с мечом за поясом нигде не было видно. Его самозванный архивраг и супер-соперник не стоял над ним, самодовольно ухмыляясь и не нес рифмованную чушь. Ранма принялся чесать затылок. — Э? А где Куно?

* * *


Приняв мелодраматичную позу в проеме окна одной из самых верхних комнат усадьбы, Татеваки Куно окидывал взором город Токио. — С врожденной грацией... — цитировал он, — ...цветок нетронутый, столь чистый, столь невинный, подъятый ветром, был им унесен к блестящему безмолвию пруда. В движенье том, неведомо себе, он зрителей событья, своею прелестью пленял неизмеримо.

Краткий момент тишины, и затем тишину разорвали громовые аплодисменты небольшого отряда нанятых подхалимов, — Восхитительно, хозяин Куно! Браво! Бис, бис!

— ВЫ ЧТО ТАКОЕ ТВОРИТЕ?! — разъярился Куно. Подхалимы тупо уставились на него, в то время как он презрительно отвернулся, — Сколько раз говорить вам, громче надо меня восхвалять, громче!

— ЙЕЕЕЕЕ!!! КУ-НО, ДА-ВАЙ!! Здорово! ДА!

— Спасибо, спасибо. Не стоит благодарностей. Разумеется, я могу и еще. — Полузаметное движение в тенях привлекло его внимание, — Можете проваливать, кретины.

После того как с поклонами и восхвалениями подхалимы покинули комнату, Куно проследовал к окну, встав на его фоне. — Что ты можешь мне сообщить, мой верный Саске?

— Вот, мастер Куно, — Небольшой бумажный квадратик полетел в сторону Куно, и тот без каких-либо проблем поймал его, не оглядываясь. Глянув на него, он тут же отбросил все свои потуги на невозмутимость и величие, впившись в фотографию голодным взором.

— Восхитительная розововласая дева! — Это была довольно неплохая фотография Нуку-Нуку, снятая в мягком желто-красном закатном свете, и демонстрировавшей ее в полупрозрачной ночнушке, дремлющей под лучами солнышка. Руки Куно дрожали, пока он разглядывал столь очаровательное воплощение небесного очарования. — О... о, принцесса... нет, королева... Богиня! — довольно продолжительное время спустя, и с большим трудом, Куно взял себя в руки, — Что еще ты узнал о ней?

— Она живет в дешевом районе Токио с этими двумя — Еще одна фотография устремилась к Куно, за ней другая. Тот бесстрастно изучил их обе. — Мужчина — Кюсаку Нацуме, муж Акико-доно. Мальчик — Рюйноске, их сын. Я не очень уверен в том, какие родственные связи между Нуку-Нуку-сан и этими двумя, хотя она зовет Кюсаку папа-сан.

— Неважно. Что еще бы добыл?

— Ее "тетя". Акико Нацуме... — еще одна фотография пересекла комнату. — ... представляет собой, разумеется, президента весьма влиятельной корпорации Мишима Хэви Индастриз. Две ее личных прислужницы, — еще две фотографии отправились к Куно, — ...Ариса и Киёко, служат ее телохранительницами и, временами, рабынями, — Саске скривился ~ То ли дело я... ~ подумал он.

Куно без колебаний отбросил фотографии прочь, — Что-либо еще?

— Ну-у... не то, чтобы стоило это упоминать, мастер Куно... Она живет в этом доме... ходит в школу... ездит на велосипеде... общается с соседями... — воздух заполонили фото, с поразительной точностью направляемые к Куно. Вначале Куно ловил их, но вскоре был загружен ими по уши, просто утонув в них, — ... вот отличный снимок одного из зданий Мишима Хэви Индастриз, ...а это гора Фудзи... о, дивный снимок моей бабушки Мицуки, летом, на крылечке ее дома в...

— ДОСТАТОЧНО! — Куно сбросил преизрядный груз фотографий на пол, и крутанулся на пятках, — Не испытывай мое терпение! Расскажи мне о...?

В первый раз за все это время он заметил, что одежда ниндзя, находящегося в комнате, изорвана и растерзана, и перепачкана пеплом и сажей. Сам ниндзя щеголял шикарным набором бинтов и пластырей. — О, боже... Что случилось с тобою, мой верный Саске?

Саске засмеялся, но тут же скривился от боли, — Ну-у, понимаете, мастер Куно...

* * *


— КЮСАКУ!

Съежившись, Саске развернулся назад, все еще прячась в своем укрытии на балконе семьи Нацуме. За спиной его, в нескольких метрах от балкона висел большой, самолетоподобный аппарат с бешено молотящими воздух вертолетными винтами. На борту его красовалась надпись "POISON SEVEN". Саске изумленно попятился, вжимаясь спиной в стену. Нет, он слышал шум его двигателей и до этого, правда-правда... просто он никак не думал, что эта... штука направится прямо к этой квартире.

Окно, через которое он подслушивал происходившее внутри резко распахнулось. Кюсаку, с сигаретой в зубах выглянул наружу, погрозив кулаком самолету. — Когда вы наконец прекратите все это?! Люди тут, вообще-то, завтракают, если вы не в курсе!

Динамики самолета испустили порцию маниакального смеха. — А нам плевать, Нацуме! Отдай нам Рюйноске, чтобы мы могли вернуть его нашей госпоже, а не то...

Мужчина нырнул внутрь, провалив тест на обнаружение Саске в его продвинутом изощренном наряде балконного ниндзя-проникновенца. — Ну когда им наконец надоест, а? Нуку-Нуку!

— Хай!

— Отведи Рюйноске в школу. — Смачный металлический щелчок. — Не могу дождаться, когда опробую на них мою крошку...

— А что это такое, тоо-чан? — поинтересовался звучащий довольно молодо голос.

— Благодаря своей гениальности, я создал замечательный инерционный усилитель. Вкратце, их оружие обернется против них же самих!

— Сугой! Папа-сан такой умный!

— Точно!

— КЮСАКУ!! — пилот самолета явно теряла последние крохи терпения. — Отдавай мальчишку, или мы открываем огонь!

Ход событий явно выходил из под контроля. Саске уже призадумался, не пора ли ему смываться отсюда поскорее, из соображений общей безопасности, как вдруг Кюсаку вновь вынырнул из окна, с супер-навороченным, хай-тек-ружьем в руках. Нацелено оно было прямо на "POISON SEVEN".

Хохот стал еще громче. — Ты угрожаешь нам этой пукалкой? Не смеши нас! Ракета, пуск! — маленький цилиндрический объект сорвался с направляющей, и волоча за собой хвост дыма, просвистел в сторону Кюсаку, разорвавшись в ближайшей стене. Когда за ней следом сорвалась и вторая ракета, мужчина нажал на курок своего изобретения, то ударило по самолету, увеличив отдачу, порожденную запуском несказанно, и те самым отбросив "POISON SEVEN" далеко в сторону.

Впрочем, для Саске это особо утешающим фактором не стало. Вторая ракета воткнулась в него.

* * *


— ... но доктор сказал, что я скоро буду здоров.

— Превосходно. А, чуть не забыл, счет от доктора, разумеется, оплатишь ты из собственных средств.

— Но, хозяин, вы же мне не платите...

Куно грозно развернулся к нему, — Ты что-то там сказал?

Саске некоторое время смотрел на своего хозяина, но затем опустил голову. — Нет, хозяин.

— Замечательно. А теперь, оставь меня, — должен продумать я должный мне способ повторного представленья деве розововласой ...

— Э-э, хозяин? Я также узнал, что она и Акико-сан завтра прибудут поездом, чтобы вновь встретиться с вашим отцом. Может быть вам...

— Молчать, презренный! Я размышляю. Хммм... о! На станции встретить мне должно ее! О, воистину я гений планирования! Пойдем, мой верный Саске — мы должны подготовиться. О, да, ибо завтра воссоединюсь я со своей истинной любовью!

Саске не выглядел так уж в этом убежденным. Он выглядел скорее тяжелораненым. — Чисто из любопытства, хозяин... значит ли это, что вы решили оставить Аканэ-сан и девушку-с-косичкой?

Куно лишь хихикнул. — О, мой невинный Саске. Воистину, из всех известных людей, уж ты-то должен был бы знать меня получше...

Ниндзя вздохнул, — Да, хозяин, думаю, вы правы...


Конец первой главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ВТОРАЯ


Часы на башне школы Фуринкан тихо отзвенели, обозначив, тем самым, окончание последнего на сегодня урока. Почти сразу же, как сигнал прекратился, пара человек выпрыгнула из окна — третьего этажа, кстати, и, надо заметить, — обмениваясь на ходу ударами. Остальные школьники, привычные к подобному зрелищу, проследовали на выход, не обращая на них никакого внимания.

Ранма выдал комплект ударов по груди и животу Рёги. — Че, устраиваешь мне засады прям на выходе из класса, да? Это, блин, уже чересчур, даже для тебя, Пи-чан!

— НЕ ЗОВИ МЕНЯ ТАК!!! — разъяренный, клыкастый боец крутнул очередную из своих бандан и метнул ее в Ранму, который с легкостью уклонился от нее.

— Блииин, Рёга, ты так рьяно возражаешь, что можно подумать, ты скрываешь что-то. — Парень с косичкой перепрыгнул своего противника и приземлился к нему лицом к лицу. — Ну, ты, хотя бы нужный класс нашел, вот уж что правда, то правда. Итак, что не по тебе в этот раз?

Выпрямившись, Рёга гордо и уверенно скривил лицо в улыбке. — Нечего тут невинность разыгрывать. Ты отлично знаешь, что сделал, и клянусь, ты за это заплатишь.

— Э-э... извини, боюсь не знаю. Можно подсказку из зала?

— Заткнись! — Рёга воздел руку вверх, сжимая кулак. — Я так и знал, что ты не захочешь признавать свою вину!

— Какую еще вину?

— Ты знаешь, про что я!

Привлекательная, мускулистая девушка с короткими антрацитово-черными волосами проломилась сквозь толпу школьников. — Ранма! Ты опять пристаешь к Рёге!

Тот уставился на нее. — Я? Чего именно я всегда во всем виноват? Это он напал на меня! У меня и свидетели есть!

— Ага, щас. Уже поверила.

— Это правда, Аканэ, — Рёга ткнул пальцем в Ранму. — Он должен быть покаран за то, что пару дней назад сделал!

— Пару дней назад... — Ранма уставился куда-то в пустоту, и затем щелкнул пальцами! — О, теперь вспомнил! Так ты о том случае, когда ты спросил меня, где находится душевая...

Рёга неожиданно принялся жалеть о том, что вообще поднял эту тему.

— ... и вместо этого ты забрел в женскую раздевалку...

— Ну-у, э-э... да...

— ... и затем, когда ты вошел внутрь, и полез в их душевую, вместо...

— Точно! — быстро-быстро прервал его Рёга, — А теперь готовься к...

— .. и они забросали тебя тазиками и всякими своими...

— Заткнись!!!

— ... и один из этих тазиков был полон замечательной, прохладной воды, и...

Рёга быстренько устремил свой зонт в сторону Ранмы, что без проблем поймал его свободной рукой. — Это ты во всем виноват, Ранма! Это ты сказал мне, куда идти!

— Блииин, так я еще, оказывается и виноват в том, что ты право от лево не отличаешь. — Ранма отпихнул зонтик от себя. — Ну-ну, давай, давай. Разберемся, наконец, раз и навсегда.

— Ты ж не собираешься и вправду драться с ним из-за подобной мелочи, ведь так?

— Э-э, Аканэ, отвали, я сам с ним разберусь.

Она гневно уставилась на него, ярость пылала в ее глазах. Наиболее нервные школьники уже очистили двор. Наконец она отвернулась. — Отлично! Я знаю и лучшие способы времяпровождения, чем разнимать двух тупых дошколят! Я пошла домой! — Она умаршировала прочь, шипя что-то под нос.

— Аканэ... — Рёга потянулся к ней, желая ее остановить, но та уже ушла. Рука его безвольно обвисла.

— Ну, давай! Так ты собираешься драться, или нет?

— Ранма, черт бы тебя побрал... — Рёга принялся закипать, — Почему ты ВСЕГДА злишь ее, а? Ну все, это была последняя капля... — Он прыгнул на своего оппонента, — Ранма, я тебя ненавижу!

* * *


На своем сиденье первого класса в пригородной электричке, Нацуме Акико вдумчиво изучала последние сводки доходов Мишима Хэви Индастриз. Слияние с Куно, если оно пройдет успешно, откроет пред нею ряд абсолютно новых возможностей, и она желала воспользоваться ими на всю катушку.

Постепенно она начала осознавать, что кто-то на нее смотрит, и повернувшись, увидела свою спутницу. Нуку-Нуку, сидевшая рядом с нею, уставилась на нее, с улыбкой от уха до уха и хихикала при этом. — И чего это ты ухмыляешься?

Нуку-Нуку хихикнула вновь. — Просто я рада. Мама-сан такая добрая! Она взяла Нуку-Нуку снова в гости!

— Ну, если ты собираешься в будущем защищать Рюйноске, тебе стоит будет изучить корпоративный этикет. В конце концов, однажды он станет главой Мишима Хэви Индастриз, и мы должны научить тебя как себя вести, как управляться в деликатных деловых ситуациях. И лучший способ изучить все это, познать на собственном опыте. — Акико выключила свой лэптоп, испустив полузаметную улыбку. — Ты помнишь того молодого человека с прошлого раза?

— А?

— Молодого человека с катаной.

— О, теперь вспомнила!

Акаико искоса глянула на нее. — Он тебе понравился?

Нуку-Нуку закивала, не очень-то понимая, чего от нее хотят, — Он был милый. Правда он очень странно на меня смотрел.

— А хотелось бы тебе увидеться с ним снова?

— Ну-у, наверно да, но... Мама-сан, я не знаю...

— Ничего, ничего, дорогая. Не обращай на это внимания... — Акико тихо вздохнула, уставившись в окно. Так оно и есть, решила она, ее "племянница" еще была не готова к подобному. Хотя она так надеялась, что...

Еще один смешок прервал ее раздумья, и она развернулась к Нуку-Нуку, перегнувшейся через спинку кресла. Акико вздохнула вновь. — Нуку-Нуку, в последний раз говорю, — прекрати дразнить канарейку этой старушки.

— Нууууу....

* * *


— СТОЯТЬ, Ранма! Вернись немедленно, и сдохни, как подобает!

— Эй, не моя вина, что ты такой тормоз!

Удар за ударом, пинок за пинком, двоица дралась на всем протяжении своего пути через город, оставляя за собой хаос и разрушения. В принципе, по силам они были равны, в основном, и никто из них не мог нанести решающего удара, могущего завершить бой. — В этот раз ты от меня не сбежишь!

— Ха, это вообще-то не я с поединков сбегаю! — Схватив кусок стены, отвалившийся по ходу дела, Ранма метнул его в ухмылявшегося Рёгу.

— Ха, мог бы придумать что и получше, Баксай ТЕНКЕЦ!! — ткнув пальцем в кирпич, Рёга превратил его в пыль и крошку... и когда пыль рассеялась, Ранмы нигде не было уже видно. — Что за... Ранма!!! Ты сказал, что не станешь сбегать!

* ШМЯК *

Ранма, шедший по параболе, наконец достиг заданной точки посадки, сев обеими ногами на голову Рёге. — Точно, и слово я свое сдержал. — Сойдя с дымящейся кучки, некогда бывшей Рёгой, он пошел прочь. — Ба-ака! Когда он наконец... э?

Завернув за угол, он столкнулся лицом к лицу с некоей личностью в синиххакама. — о, Куно-семпай. Где это ты шляешься. Не то, чтобы мне было это интересно...

— Воистину знал я, что встречу тебя, Саотоме. — мрачно заметил Куно, сжимая катану обеими руками. — Вестимо, мерзкий такой чародей как ты, несомненно пойдет сквозь огонь, лишь бы меня удержать, счастья не дав ни крупицы. И разумеется, вот он и ты, в паре кварталов от станции, ныне искомой. Воистину, зловредье твое пределов не знает.

— О чем это ты? — Ранма ткнул в сторону знакомой таблички. — Мы, вообще-то стоим прямо у додзе Тендо. Ясно дело я тут, я ж здесь живу!

— Молчать, мерзавец! — завопил Куно. — Знаком я с силами твоими, что невинных дев порабощают. Воистину не успокоишься ты, пока все прелестные юные дамы не подпадут под мерзкую власть твою, о презреннейший, мерзкий развратник!

Скрипнув зубами, Ранма несколько раздраженно глянул на него. — Ага, точно, Куно. Да ты просто ревнуешь к тому, что мне на девчонок всегда везет, а они все даже дела с тобой иметь не хотят.

— Мнится мне, тщетны протесты твои! Признай, Саотоме, всю нечестивость стремлений твоих, и покорно склонись пред клинком, что воздену я над твоей шеей!

— Куно, вбей в свою тупую башку раз и навсегда, — не моя вина в том, что эти тупые идиотки вешаются на меня все время, лезут обниматься, дарят мне все время свои чертовы подарки, и... и

Ранма резко замолк, обнаружив что его аудитория существенно увеличилась, поскольку все население дома Тендо собралось у входных ворот, смотря на него взглядами, в которых недовольство его словами варьировались в весьма широких пределах.

— О, боже...

— Ранма, как ты мог сказать такое о моей маленькой девочке, хлюп ...

— Ты позорище нашего рода, парень...

— Таак, Ранма, есть кое что еще, о чем мы еще здесь не осведомлены? Может, еще одна невеста?

Аканэ не сказала ничего, и это было плохо. Очень.

Ранма быстко вскинул руки, ладонями к ним, пытаясь смягчить последствия. — Эй, секундочку... я имел в совсем другое, когда...

Куно принялся ухмыляться, — Так ты признаешь, что обладаешь черными чарами?

Невзирая на ту опасность, к которой ныне пребывал Ранма, он заглотил наживку вместе с крочком. — Нет! Если бы эти дуры не ошивались вокруг меня со своими щенячьими нежностями, вечно пялясь на меня большими глазами, и ... ой-ой...

— РАНМА, СДОХНИ!!!

Апперкот Аканэ послал его ввысь, и Ранма прорезал воздух, с хвостом дыма, волочащимся следом. Она так и стояла, озверевшая, с сжатыми кулаками, пока Соун и Генма перебрасывались репликами, смотря ввысь, прикрываясь от солнца ладонями.

— Как ты думаешь, Тендо-кун, куда он свалится?

— Судя по высоте дуги, я бы предположил на железнодорожную станцию.

— Хммм.... А пригородная электричка...?

— Прибудет с минуты на минуту, я полагаю.

Молчание, еще чуть-чуть молчания, и начался забег до станции, в ходе которого был непоправимо затоптан Куно.

* * *


— Наши сумки с тобой?

— Хай, мама-сан.

Несколько раздраженно Акико оглядывалась по сторонам. — Ненавижу опоздания. Молодой Куно был обязан встретить нас. Что же, не можем же мы тут стоять вечно. Здесь поблизости обязан быть приличный отель — пойдем найдем его.

— Уху-ум!

Не успели они сделать и дюжины шагов, как вопль, донесшийся сверху, привлек их внимание. Несколько человек уже тыкали пальцами вверх, уставившись туда же. Что-то падало на них сверху.

Было ясно, что приземлится это что-то прямо на рельсы... а пригородная электричка уже была видна, мчась на всех парах.

Акико резко развернулась, — Нуку-Нуку! — Уже поздно — багаж был брошен оземь, и девочка-кошка мчалась к падающей личности, наращивая скорость. Прыжок...

Ранма пришел в себя как раз вовремя, чтобы осознать, где он, и куда направляется. Потратив чуточку времени на то, чтобы обдумать это, он в панике завопил. Даже легендарная живучесть Саотоме не помогла бы ему выжить в столкновении с поездом на ста километрах в час. Он машинально закрыл лицо руками, как будто это могло ему помочь...

Нежданный удар, пришедший несколько ранее, чем было должно, выбил воздух из его легких, и он почувствовал как возносится ввысь. Открыв глаза, он ошеломленно уставился на копну розовых волос, загораживавших ему обзор. ~ Ч-Что... что за... ~

Секундой позже они уже неслись вниз, и затем рухнули на бетон, посреди станции. Различные проезжие пялились на все это, широко распахнув глаза, в то время как обитатели Неримы, бросив в ту сторону скучающий взор, тут же отворачивались, продолжая заниматься своими делами. Ничего нового, они видали и не такое.

Ранма очень тихо и осторожно сел прямо, и тут услышал сверху мягкий девичий голос, обращавшийся к нему. —Дайдзёбу? — Развернувшись, он обнаружил себя уставившимся в наибольшие и наизеленейшие глаза из всех, когда-либо виденных им. Глаза находились на необычайно очаровательном лице, в свою очередь обрамленном розовыми волосами. Странно, но ему не приходилось смотреть на ее лицо сверху вниз, — они были одного роста.

Лицо девушки несло на себе печать беспокойства, и он неожиданно обнаружил себя запинающимся и мямлящим что-то, — Э-э... а, да, ну... да, я... в порядке.

Та счастливо улыбнулась. — Здорово.

— Нуку-Нуку!

Развернувшись, Нуку-Нуку увидала Акико, подзывающую ее к себе, и группу странно выглядящих людей, неподалеку от госпожи президента. Девочка-кошка помахала в ответ. — Хай! — Хихикнув, она помчалась назад к Акико, в то время как до сих пор так и не пришедший в себя Ранма побрел следом.

Нуку-Нуку резко встала, добравшись до группы, демонстрировавших на своих лицах довольно широкий спектр разного рода эмоций. Акико — умеренное одобрение. Касуми, — обеспокоенность, двое мужчин — изумление и ошарашенность. Аканэ же разрывалась между гневом и беспокойством. Набики, что было довольно странно, не отводила глаз от Акико.

Стоило Ранме присоединиться к ним, Аканэ наконец решила позволить победить беспокойству. — Ранма? Ты как, в порядке?

— Ну-у, думаю да, — он потер голову в том месте, куда пришелся удар Нуку-Нуку, но потом решил не поднимать данный вопрос. Он вновь уставился на свою спасительницу, — Э-э, спасибо.

Нуку-Нуку ухмыльнулась. — Тебе стоит быть поосторожнее, — поезда очень опасная штука.

Не удержавшись, Ранма хихикнул. — Тут ты права.

Выступив вперед, Генма поклонился Нуку-Нуку. — Вы спасли жизнь моему сыну, и теперь я у вас в неоплатном долгу. Если мы можем вам чем-либо помочь, хоть чем-нибудь, не стесняйтесь, просите.

Девочка-кошка отреагировала на его заявление большой каплей на затылке, —Ано-о... ну нам и вправду ничего...

— Ну, раз уж вы так говорите..., — вмешалась Акико, оторвавшись, наконец, от беспрестанного разглядывания Ранмы, — Так уж получилось, что две бедные, потерявшиеся женщины, которым некуда идти, ищут в данный момент место, где они могли бы остановиться на выходные...

Нуку-Нуку смущенно уставилась на нее, — А?

— Ну, я полагаю, у нас найдется комната, которую мы могли бы вам предложить.

— О, мне так не хочется вас стеснять, — Акико наклонилась к Нуку-Нуку. — Сумки, быстро.

Генма солидно захохотал, — О, ничего, ничего. Мой дом, — ваш дом!

— Э-э... Саотоме-кун... вообще-то это мой дом...

— Ну, раз уж вы так настаиваете... — она поклонилась, — Меня зовут Акико, а это моя племянница, Ацко.

Девочка-кошка тоже поклонилась, — Хадзимемасите, Меня все зовут Нуку-Нуку.

После того как взаимопредстваление закончилось, и багаж Нацуме был собран, они направились к додзе Тендо. Ранма возглавлял шествие, запанибратски болтая с их новыми гостьями, в то время как Аканэ топала позади их, медленно закипая. Остальные обитатели дома Тендо двигались сзади.

— Еще два человека будут ужинать! — счастливо заявила Касуми.

— Саотоме-кун, ты же знаешь, наши финансы и без того не в самом лучшем состоянии. Как ты мог, приглашать абсолютно посторонних людей остановиться у нас?

— Да ладно тебе, Тендо-кун... Это ж только на выходные, как по твоему, сколько они вдвоем съедят? Кроме того, разве ты можешь повернуться спиной к долгу чести?

— Нет. Полагаю... нет.

— Да не волнуйся ты так, папочка. Если мы разыграем все как по нотам, то нам не придется волноваться о деньгах долгое, долгое время.

Развернувшись, Соун Тендо уставился на свою среднюю дочь — Что ты имеешь в виду, Набики?

Та кивнула на Акико, — Данная леди никто иная как Нацуме Акико, президент корпорации Мишима Хэви Индастриз, и одна из богатейших женщин Японии.

Соун уставился на нее, — Вот как...

— А она сущая красавица, Тендо-кун, ведь правда?... Кроме того, ты ж не собираешься оставаться вдовцом до гроба?

— Саотоме-кун, как ты можешь?! Я все еще горюю от утраты, и еще слишком рано...

— Хммм. Ну и ладно. Забудь.

Недолгая пауза.

— Но... если только ради блага додзе... из богатейших, говоришь?

— До жути. Я читала о ней в "Файнэншл Таймс"

— И... не замужем?

— Была, но теперь в разводе. Похоже, что они с мужем не особо и ладили.

— Хммм...

* * *


Стоило им приблизиться к додзе, как некая личность в синем одеянии, с отпечатками ног по всему телу, с большим трудом отлепилась от земли. — Месть... небес... рулет... и с кетчупом, пжалста...

Акико нахмурилась, — Татеваки-кун!

Этого хватило, чтобы привести Куно в себя, (и вывести тоже) — НИКТО не смел звать его просто по имени! Выпрямившись, он воздел вверх боккен. — Кто посмел...?! О... а, э-э... Акико-доно...

Та окинула его неодобрительным взглядом, — Не ожидала, что наследник рода Куно осмелится предстать пред нами в столь прискорбном виде.

— Но...

— Можешь сказать своему отцу, что моя племянница и я, остановимся на выходные здесь. Пошли, Нуку-Нуку.

— Но...

— Пока-пока! Буду рада увидеться с вами вновь!

— Но...

— Блин, Куно, выглядишь ты просто жутко! Иди, умойся.

— Но...

— Я бы пригласила бы вас войти, но у нас уже гости, и... о, боже...

— Но...

— Еще увидимся, Куно-чан.

— Но...

Улица опустела, а ошарашенный Куно так и остался стоять посреди нее, и ветерок развевал его волосы.

— Но... что случилось?


Конец второй главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Проснулась Нуку-Нуку, когда кто-то принялся громко вопить.

Лениво потянувшись, она заморгала под лучами восходящего солнышка, пытаясь припомнить события прошлого вечера. Сперва Нуку-Нуку пришла домой к этой милой семье, потом ей показали их комнату. По какой-то причине парень, которого она спасла, был не рад этому, — кажется, это была его комната, — но его отец принялся колотить его и колотил до тех пор, пока тот не замолчал. А потом они ужинали, и она разговаривала с Ранмой долго-долго, и это было так здорово! Хотя Аканэ, кажется, это не понравилось. И отец Аканэ говорил с мамой-сан долго-долго и корчил такие странные смешные рожи. Нуку-Нуку интересно, может он больной чем-нибудь?

А потом появилась маленькая свинка с платком на голове. Нуку-Нуку хотела ее подогонять, в конце концов, Ранме же за ней гоняться было можно, но Акико ей не позволила. Кроме того, оказалось что эта свинка принадлежит Аканэ, и это наверное было бы неправильно, гоняться за ней без ее разрешения. Потом, Ранма и свинка убежали в ванную, и потом почему-то Ранма выбежал из ванной дерясь с другим парнем. Новый парень кричал на Ранму. Говорил, что Ранма обманывает свою невесту, этого Нуку-Нуку вообще не поняла. Ранма вроде бы вообще ничего ей не говорил, а та не разговаривала с ним. В любом случае бой кончился довольно быстро, когда новый парень упал лицом на Нуку-Нуку, прямо ей на..., в общем он тут же отпрянул, побледнел, у него из носа забила кровь и он упал в обморок.

Чуть позже они отправились в постель, и ночь прошла на удивления тихо. Прежде чем солнышко успело встать, Нуку-Нуку уже поднялась, поизучала немножко окрестности, а затем снова легла спать на крыше постройки рядом с домом. И теперь, похоже, что-то внутри этой постройки происходило. Прокравшись к краю крыши, она свесила голову вниз, и ее волосы водопадом рухнули вниз, почти достигнув земли.

Заглянув внутрь, она увидела там Аканэ, в белом ги, молотящую руками и ногами иллюзорного оппонента. Нуку-Нуку никогда не занималась подобными вещами, ее стиль ведения боя был, в основном, инстинктивным, и она с восхищением смотрела на ее действия.

* * *


Аканэ продолжала тренировку, не имея ни малейшего понятия о том, что девушка-кошка наблюдает за нею. Что, в принципе, было и к лучшему, ибо она сейчас представляла, что измолачивает Ранму в кровь и труху, за то, что он уделял чересчур много внимания этой... этой... Оооооо!

Она наконец встала, тяжело дыша ~ Так, Аканэ... Не кипятись, Полегче. Это ненадолго. Еще пара дней, и она исчезнет. До тех пор, пока она не пытается лезть к нему и стать его очередной невестой... ~ платком она утерла пот со лба, ~ Глаз с нее не спущу... ~

Она принялась за следующую часть своей повседневной тренировки, принявшись вытаскивать цементные блоки из кладовки. Поставив один из них на два других, она встала перед ними в стойке, сводя воедино свое тело и разум, успокаивая себя, вгоняя себя в фокус... и затем ладонь ее, с боевым кличем устремилась вниз. Блок разлетелся в пыль.

-Вай! — вопль восхищения застал Аканэ врасплох, и развернувшись, она увидала хихикающую Нуку-Нуку, стоящую в дверном проеме. — Это так здорово, Аканэ — ты такая сильная!

Невзирая на ее первоначальное намерение презрительно проигнорировать непрошеную гостью, Аканэ обнаружила себя улыбающейся. Никто прежде не восхищался ей так — ее отец считал это заурядной частью ее тренинга, ее сестры давно уже привыкли к ее выходкам, а Ранма лишь презрительно морщил нос, уверенный, что ее превосходит. Кто-то, кто и вправду восхищенный ее умениями — для Аканэ это было что-то новенькое. Может быть, у нее о Нуку-Нуку сложилось все же неверное впечатление...?

— Ум, спасибо, — отозвалась она, — Ты тоже интересуешься боевыми искусствами?

— Нуку-Нуку немножко сражается, но чаще это просто игра.

— Ум, ну я не знаю... — застенчиво отозвалась та.

— Да ладно тебе. Слушай, я вообще начинала с дерева — это несложно.

— О, — отозвалась Аканэ, отодвигая обломки в сторону, — Хочешь попробовать?

— Ну-у... — заколебалась Нуку-Нуку, но затем припомнила, что мама-сан сказала ей быть вежливой. — Ладно! — и она направилась к Аканэ, размещавшей пятисантиметровую сосновую доску поверх бетонных блоков.

— Давай, только поосторожнее, — предупредила ее Аканэ. — Не бей по ней со всей силы, ты можешь так пострадать. Просто сконцентрируйся и попытайся сосредоточиться.

Конец третьей главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


Прогулка до торгового центра оказалась, по крайней мере для Ранмы, весьма изматывающим занятием. Он никак не мог по дороге не оглядывать встревоженным взглядом крыши и темные закоулки, отчаянно ища знакомые лица. ~ Блин... если кто-нибудь из них щас меня увидит, мне хана... ~

— Что-то не так, Ранма-кун?

— Аааааа! Ой, нет. То есть, я хотел сказать, ничего такого. Правда-правда.

Нуку-Нуку пошла дальше, бок о бок с Ранмой. Она, может быть, и не очень хорошо разбиралась в причинах, что заставляют людей действовать так, а не иначе, но она неплохо улавливала эмоции, и знала, что говоря это, парень с косичкой жутко нервничал.

Ранма продолжал страдать от серьезного приступа паранойи и далее, но затем, после некоторого промежутка времени (довольно долгого кстати), он все же ухитрился заставить себя успокоиться.

~ О'кей. Тихо. Ладно тебе, не сходи так с ума. Подумаешь, большое дело, смотаться до торгового центра, прихватить что сказано, и тут же вернуться. Час, ну полтора, максимум. Вряд ли кто из них умудрится выловить меня за столь короткий... ~

— САОТОМЕЕЕЕЕ!!!

Темно-синяя фигура вылетела из теней и прыгнула к Ранме, размахивая мечом. Прежде чем Нуку-Нуку успела среагировать, оба парня уже исчезли, пропав в переулке.

— Ранма-кун? — девочка-кошка попыталась последовать за ними следом, но внезапно ее окружил вихрь... вихрь...

Поймав одну из его составляющих, она принюхалась к нему. — Лепесток черной розы?

Громкий, протяжный взрыв безумного хохота прорезал воздух, и Нуку-Нуку тут же оживленно завертела головой. Это напоминало ей маму-сан! Или Арису. Или...

-Смотри выше, глупая девчонка!

Молодая девушка в зеленом гимнастическом наряде, с длинными иссиня-черными волосами, перекинутыми через плечо, стояла на ближайшей крыше. Над головой она раскручивала ленту на палочке, она же, почему-то, являлась и источником лепестков.

Девушка захохотала вновь. — Я так и знала, что мой умственно неполноценный брат приведет меня к тебе, наглая девчонка. Чувствую я, что должна ты услышать последнее предупреждение, прежде чем пасть. Руки прочь от моего милого, славного Ранмы-доно, или падешь ты от неотвратимой мести восходящей звезды школьной боевой гимнастики, Черной Розы, Кодачи Куно!

Нуку-Нуку помахала ей рукой. — Конничи-ва! Вы тоже с нами до магазинов, да?

Кодачи уставилась на нее и большая вытянутая капля повисла у нее на виске. — Возможно ты не поняла, какой смертельной опасности ты подвергаешься? — Она яро закрутила лентой. — Я не потерплю соперниц! Дражайший Ранма мой, слышала ты меня? Мой! Мой! Мой!

Девочка-кошка выслушала еще один взрыв маниакального хохота. — Ано-о... Простите, мне надо помочь Ранме-куну. Бай-бай!

Кодачи потребовалось как минимум несколько секунд на то, чтобы осознать, что ее соперница только что ушла, и чуть больше секунд чтобы наконец прекратить хохот. — О, я так не думаю, девочка. Боюсь, у тебя лишь два варианта — либо держаться от Ранмы подальше... — она спрыгнула с крыши, ринувшись к Нуку-Нуку. — ...или УМЕРЕТЬ!

Если бы кто-нибудь следил за ними издали, то он наверняка с восторгом воспринял бы столь изысканный образчик синхронного полета. И Куно и Кодачи прыгнули в унисон, оставив землю в один и тот же миг, и полетели сходящимися курсами через всю улицу, в итоге влепившись в друг друга. Дальнейший полет их прервало большое дерево, и больше мы он них ничего не услышим, по крайней мере на протяжении как минимум еще нескольких глав.

* * *


Ранма вернулся вновь к тому месту, где на него напал Куно, рассеяно потирая челюсть — Куно чуток повезло, и он сумел нанести один удачный удар, прежде чем Ранма пригвоздил его. ~ Надеюсь, с Нуку-Нуку все в порядке,~ подумал он, ~ И вообще, что такое блин, в последнее время с Куно? ~

К счастью, с Нуку-Нуку, вроде бы, ничего не случилось, — он боялся и думать, что с нею произойдет, если девушки на нее наткнутся (он уже позабыл напрочь, как именно та спасла его).

Та с беспокойством глянула на него. — Ранма-кун? Дайдзёбу?

— А, мелочи. Со мной постоянно такое творится.

— О-окай.

Они вновь принялись идти.

— Кстати, кажется, он тебя знает.

— Ну-у... На прошлой неделе мама-сан возила меня на встречу с его семьей.

Ранма лишь фыркнул. — Психи. Вся семейка — психи, если тебе интересно мое мнение. — Нуку-Нуку, счёвшая их довольно нормальными, по сравнению с ее семьей, воздержалась от комментариев. А что это твоя тетя обсуждала с ними, кстати?

— Какое-то "деловое слияние". Мама-сан всегда пытается заработать на всем деньги.

— Хмм... Точь-в-точь Набики. Ага. — он глянул на нее. — Что то я сомневаюсь, чтобы мультимиллионерша захотелось поселиться у нас в додзе лишь ради ночлега и еды на халяву.

Нуку-Нуку опустила голову, продолжая идти. — Гомен не...

— Чего?

— Мама-сан такое делает, иногда. Но на самом деле она не хочет вам ничего плохого...

— Эй, эй, ничего. Без проблем. С учетом всего того народа, что заваливается к нам постоянно, еще двое — это сущие мелочи. — он чуточку подумал, — Ну-у, это не то, что я хотел этим сказать...

Подняв глаза на него, она некоторое время рассматривала его лицо, и затем захихикала. Не удержавшись, он вскоре присоединился к ней.

Так, в смехе, прошло пять секунд,

— Очень рад, что тебе так смешно, Ранма. — раздался голос сзади. Нуку-Нуку обернулась и увидела кого-то, выходящего из-за фонарного столба. Присмотревшись, она его узнала. Тот парень из ванной Тендо.

— Только опять не начинай, а? — прорычал Ранма. — Я ж тебе говорил, ты все не так понял.

— Заткнись, Ранма! Я устал молча смотреть на то, как ты разбиваешь сердце Аканэ! Или исполни то, что подобает, или оставь ее в покое!

Ранма лишь стиснул кулаки. — Вот уж кто у нас специалист по женщинам выискался! Обойдусь и без твоих советов!

Ухмыльнувшись, Рёга вытащил из-за спины бадейку. — Интересно, как твоя новая подружка поведет себя, стоит ей узнать...

— Ты не посмеешь!

— Может нет, а может и да. Давай двигай дальше, и мы увидим. И кому из нас повезет сегодня? — отрывисто рассмеявшись, Рёга запрыгнул на крышу здания неподалеку и исчез и виду.

Ранма принялся ругаться. ~ Только пусти этого кретина с ведром воды шастать... ~ он развернулся к Нуку-Нуку. — Постой пока здесь — скоро вернусь.

— О-окай, Ранма-кун.

И стоило Ранме прыгнуть вдогонку за Рёгой, как еще одна скрытая тенями фигура появилась в ближайшем дверном проеме. ~ Так-так-так. Похоже клыкастик был прав. Пожалуй мне стоит обо всем позаботиться, пока все это не зашло чересчур далеко. И лучше всего это сделать, пока Ранма —милок отсутствует. Как сейчас... ~

Сев на скамейку, Нуку-нуку принялась ждать. Ей хотелось отправиться следом за Ранмой, если он и вправду отправился вновь поиграть с тем парнем, но он сказал ей ждать. Она вздохнула. Здесь было так тихо, по сравнению с ее домом. Ни тебе машин, ни тебе толп людей, и даже поиграть не с кем. Хотя быть рядом с Ранмой и остальными было весело, она уже начинала скучать по дому. Ну, все же с Кодачи было весело, хотя и не долго. Интересно...

Металлический отблеск привлек ее внимание, и она инстинктивно подалась в сторону. Поток бритвенно-острых лопаточек утыкал скамью. Грациозно приземлившись на ноги (ясно дело), она принялась искать взглядом источник лопаточек, пока наконец не обнуружила девушку, стоящую в дверях с вывеской "у У-чан".

— Ано-о... не могли бы вы быть более осторожными с ними, в следующий раз? — предложила Нуку-Нуку. — Они, похоже, острые.

Укё ухмыльнулась, — Что, не нравится, да? Что же, дай-ка я тебе сообщу кое-что, ты побродяжка, — если ты сама, по доброй воле не перестанешь видеться с Ранмой-милком, получишь их еще больше!

Нуку-Нуку моргнула. В то время как она и вправду, до того как попала у Кюсаку, жила на улице, — эта девушка знать этого наверняка никак не могла. — Но... я все равно буду видеться с ним. В конце концов, я же сплю в его комнате...

— ЧТО-О?!

— Ну-у, его отец настаивал, и...

Кулаки Укё побелели, — Этот мерзкий, презренный дву... нет, ПЯТИрушник! Все, я его изуродую! — затем она ткнула рукой в сторону девушки-кошки. — Но сперва я разберусь с тобой! Чтоб неповадно было лезть на мою территорию! — Вытащив из-за спины свою гигантскую лопату, Укё помчалась на Нуку-Нуку, рыча от злости.

Девочка-кошка уклонилась, приземлившись на верх спинки скамейки, в то время как большая лопата, пролетев мимо, перерубила фонарный столб. — Стой смирно, черт бы тебя побрал! Встань и дерись!

— Вам надо прекратить это. Нуку-Нуку не хочет, чтобы вы пострадали.

Данное замечание заставило Укё озвереть еще больше, и ринувшись к своей оппонентке, она принялась размахивать лопатой как безумная. — Пожалуйста, перестаньте... — Нуку-Нуку обнаружила себя пятящейся назад, в то время как лопата пролетала все ближе, и ближе, и ближе. — Мне не хочется... — Ее последняя фраза оборвалась на середине, когда она запнулась, и спиной вперед влетела в окономиячную Укё. Посетители в шоке уставились на очаровательную рыжеволосую девочку, влетевшую к ним, а затем рванули во все стороны как тараканы, стоило на пороге появиться разъяренной Укё.

— Вон из моего заведения, ты шлюшка! — прорычала она, и тон ее голоса заставлял посетителей лезть вверх по стенам к относительной безопасности потолка.

Нуку-Нуку огляделась по сторонам и отметила скудность предоставляемых мест выхода. — Но... вы же стоите в двери. Вы оставите Нуку-Нуку в покое, если она уйдет?

Укё лишь ухмыльнулась. Неужели и вправду можно быть столь наивной? — Конечно оставлю. Давай, выходи.

— Окай! — Нуку-Нуку, счетшая разногласия улаженными, радостно направилась к двери... лишь для того, чтобы встретиться вплотную с лопатой Укё. Она упала на пол, временно отрубишись.

— Ой! Рука соскользнула! — Лопата со свистом крутнулась в ее ладони, и затем, направленная умелой рукой, поддела бесчувственную девочку-кошку. — А теперь — coup de gras! — Напрягшись, Укё повела лопату по дугообразной траектории, что ложна была закончиться на одной из раскаленных плит.

Лопата резко встала.

— А? — Не прекращая давить на рукоять, Укё уставилась на лопасть. Нуку-Нуку подняла свои руки над, или, точнее, с учетом данной ситуации, под голову, и скривившись, пыталась не дать себя расплющить.

Укё заухмылялась. Мило, но вряд ли надолго. Плита была просто замечательной, и раскаленной, и вряд ли... вряд ли...

Руки Нуку-Нуку и не думали обжигаться. Даже волосы ее подумав, решили не тлеть.

Девушка с лопатой уставилась на ее округлившимися глазами. ~ Что? Быть не может! Да кто она вообще? Должна же она чувствовать хоть что-то? Похоже, она покрепче, чем я думала.... ~

Увы, время на размышления у нее стремительно подходило к концу, поскольку Нуку-Нуку обхватила ногами ручку лопаты.

~ Нет. Быть не может. Не может же она... ~

— ХА! — с резким вскриком, девочка-кошка сложилась, крутнув лопату в воздухе и над собой. Захваченная врасплох Укё, так и не отцепившаяся от ручки, не сумела предотвратить свой запуск в воздух и вопя, усвистела в кладовку. Нуку-Нуку спрыгнула с плиты, уставившись в дверной проем, — Ано-о... Соре ва, дайзёбу?

Слабый стон был ей ответом.

— Нуку-Нуку? Ты где?

Развернувшись, она радостно заулыбалась, — Ранма-кун! — Пулей вылетев из двери, она напрочь позабыла о только что состоявшемся бое.

Стоя снаружи, Ранма бичевал себя за допущенную глупость. ~ Да как я мог быть таким кретином, чтобы оставить ее одну? А что если... ~

— Ранма-кун!

Повернувшись, он увидал рыжеволосую девочку, выбежавшую... из окономиячной "у У-чан"?!!

— Ано-о, Ранма-кун, вы и этот парень снова сражались? — вежливо спросила она. — Вы... а? — Это все, что она успела сказать до того как Ранма схватил ее за руку и помчался прочь, набирая как можно большую дистанцию между окономиячной и ими.

~ О, господи! Надеюсь, что Укё не было на месте! Я был так сильно занят Рёгой, что даже и не заметил, столь близко к ней мы находились. ~

Нуку-Нуку флагом развевалась за его спиной, сам Ранма бежал, а присутствующие на улицах обитатели Неримы наблюдали еще один образчик действий окончательно обнаглевшего плейбоя Саотоме, неодобрительно качая головами.

* * *


— Но СяньПуууу! Почему ты не хочешь пойти на свиданье со мной?

Шампу игнорировала Мусса напрочь, шествуя по тротуару, с большой деревянной коробкой в руках. Штатный фокусник Неримы шествовал за ней, видом напоминая нашкодившего щенка, отшлепанного газетой.

— СаньПу, неужто ты и вправду ненавидишь меня столь сильно?

— Вправду, — отвечала она, не оглядываясь. — Ты — глупый! СяньПу только Ранму любить!

Мусс вздохнул. — Что мне сделать, чтобы заставить тебя передумать? Я сделаю что угодно! Я приготовлю тебе еду, я выкрашу твой дом, я...

Шампу выкинула из головы его хныканья, обратив свое внимание на кое-что другое. Ее возлюбленный ай'лен только что промчался прямо перед ней по переходу, волоча за собой какую-то девчонку с длинными, розовыми волосами. ~ Что? Ранма-ай'лен с новой девчонкой? Похоже, слухи, что СяньПу слышать, были верны! Ранма-ай'лен завести новую невесту пытаться! СяньПу ему уйти с нею не позволит — СяньПу позаботится — он никогда ее вновь не увидать. ~ она едва заметно улыбнулась. ~ Она — препятствие! Препятствия — убивать! ~

Остановившись, она аккуратно поставила свой деревянный ящик с лапшой на тротуар. Монолог Мусса резко прекратился, стоило ей к нему развернуться. — СяньПу устать слушать тебя. СяньПу идти на свидание с Ранмой прямо сейчас.

— Чт... но ты не можешь, прямо сейчас!

— Ты меня не остановить. Но может быть если ты Ранму побить, СяньПу о тебе вместо него подумать.

Мусс резко выпрямился, и очки его героически заблистали в лучах солнца. — если это приведет к свиданью с тобой, я порву его на части!

— СяньПу думать, он все равно тебя побьет, — заявила она, наклонившись к нему, и Мусс нервно сглотнул. — Но на всякий случай... — Ее рука размылась в воздухе и снесла напрочь его очки с толстенными линзами.

— Э...эй! СяньПуууууу! Это нечестно!

Расхохотавшись, она подхватила коробку, — Все честно в любви и на войне! Ты Ранму побить, мы поговорить снова! — Прыгнув вверх, она исчезла среди крыш.

— Любви? Так ты и вправду меня любишь? О, СяньПу! — кулаки его сжались, — Отлично! Я докажу делом свою любовь к тебе, даже и без очков!

* * *


В нескольких кварталах от них Ранма привалился к стене, тяжело дыша, в то время как Нуку-Нуку обеспокоено на него смотрела. — Ничего... ничего... думаю, мы теперь в безопасности.

Смущенно заморгав, она огляделась по сторонам, — Мы уже дошли до магазинов?

Не веря ушам своим, Ранма уставился на нее, ~ Да она, похоже, даже и не осознает, в какой опасности только что находилась. Похоже, она вообще ничего не поняла. ~ — Э-э... да, почти пришли.

Немного помолчав, она заметила, не отрывая глаз от облаков, — Не бойся, Ранма-кун.

— Чего?

— Что бы ни было, я защищу тебя. У меня это хорошо получается.

С большим трудом он подавил в себе гневный вопль, зародившийся при одной мысли о том, что его будет защищать девчонка. — Ну-у, э-э... знаешь, не то, чтобы я чего-то там боялся...

Повернувшись, она широко улыбнулась ему. — Дайдзёбу! Я никому не позволю сделать тебе больно. Нуку-Нуку нравится защищать друзей! — и она радостно захихикала.

Ранма моргнул, ~ А с ней приятно быть вместе, хотя странная она какая-то... И почему, будучи с нею, я испытываю какое-то странное чувство... ~

И без какого-либо предупреждения, стальная цепь рухнула на него, стискивая его в столь же стальных объятьях. — Что за... — его речь не была закончена. С дикой силой его повлекло наверх.

— Ранма-кун! — Нуку-Нуку уже собиралась прыгнуть следом, но яростный боевой клич, раздавшийся позади, заставил ее развернуться.

(Доносясь сверху пара голосов начала жаркий спор: — Ранма! Как смел ты встречаться с СяньПу за моей спиной!)

Что-то размытое в воздухе, фиолетово-розовое, кинулось на девочку-кошку с ближайшего дерева, и пара дубин с шарами на концах, торчала из этого размытого пятна.

( — О чем это ты?!! Да я эту твою Шампу даже и видеть-то не хочу!)

Шампу прыгнула на свою соперницу, что, похоже, убегать и не собиралась. Ранма наверняка от нее без ума, ему нравятся сильные девушки. Она кинулась убивать...

(— Не лги мне, Ранма! ты стоял прямо рядом с ней! )

Нуку-Нуку моргнула, и приподняла руку в том, что выглядело жалкой попыткой защититься.

(— Это была не Шампу, ты придурок слепошарый! Даже и без очков ты должен бы был уловить разницу!)

Дубины стремительно опускались на Нуку-Нуку, которая шевельнула руками, чтобы поймать их...

(— Ага, так и поверил! Саотоме, сдоо-охни!!!)

Две девушки застыли, подобно статуям, стоило дубинам достичь цели, неотрывно глядя в глаза друг другу.

Шампу пыталась не показывать этого, то она отбила себе обе ладони, ударив Нуку-Нуку, без труда поймавшей ее оружие. Ей показалось, будто бонбори влепились в бетонную стену, — хотя нет, даже бетон раскрошился бы, под силой ее удара. Руки розововласой практически не двинулись с места, лишь полузаметно дрогнув, поглощая ее удар. Шампу гневно уставилась на свою противницу, и капельки пота одна за другой покатились с ее висков, вызванные предельным напряжением мускулов тела.

Нуку-Нуку некоторое время разглядывала ее, а затем широко улыбнулась, — Конничи-ва!

Шампу выдрала, наконец, свое оружие из рук девочки-кошки, и попятилась назад, готовясь вновь кинуться на нее. — Что ты с Ранмой делать?

Нуку-Нуку заморгала. — Мы идем в магазин. Вы хотите с нами, да?

— Нет, СяньПу с вами не хотеть! СяньПу отвратную девку ненавидит, что ай'лен пытаться воровать.

Нуку-Нуку, так и не понявшая, что та имела в виду, решила проигнорировать ее слова, вместо этого вновь глянув вверх, на крыши. — Надеюсь, Ранма-кун в порядке...

— Ха! Тебе надо за себя волноваться, не за ай'лен. Ранма легко МуСу побьет.

— А? — девушка-кошка тут же развернулась к ней, и глаза ее заблестели, — Мауси?

Шампу хмуро посмотрела на нее. — Уши надо мыть! Не мауси — МуСу!

Реакция Нуку-Нуку, скажем так, была неожиданной, если не сказать большего. Улыбка расцвела на ее лице, и она запрыгала от едва сдерживаемого возбуждения, — Мауси! Незуми! — Крутнувшись на пятках, она прыгнула вверх, на крышу, чтобы поиграть с большой мышью, утащившей Ранму-куна.

Амазонка в шоке уставилась на нее. — Стой назад! СяньПу с тобой еще не закончить! — Оружие ее полетело к Нуку-Нуку, влепившись в стену перед нею, заставив ее сорваться. Вскрикнув, та принялась падать, но каким-то образом ухитрившись приземлиться на все четыре конечности.

— Зачем вы это сделали?

— СяньПу не позволит тебе лезть к Ранме-ай'лен снова! — Она кинулась на нее — Я — убивать!

Нуку-Нуку изумленно уставилась на нее, и затем отпрыгнула вправо, избегая удара. Шампу продолжала атаку, метая удар за ударом, руками, ногами, ее оружием на бедную девочку-кошку, что, каким-то образом ухитрялась уворачиваться, уходя от всех ее ударов.

— Стой прямо! — Шампу вытянулась в двойном ударе, от которого Нуку-Нуку ушла отскоком от стены, — СяньПу быстро тебя надо убить, чтобы быть Ранме-ай'лен урок!

— Что?! Вы хотите что-то сделать Ранме-куну?

Удар ногой наконец достиг своей цели, послав Нуку-Нуку отлететь к близрастущему дереву. — Он слишком много девушек завести! Время настать — СяньПу ему напомнить, кого он больше всех любить. Я вбить это в него!

Выражение лица девочки-кошки резко изменилось. Так вот от кого Ранма-кун убегал!

Шампу двинулась вперед, собираясь покончить со своей противницей... и застыла, видя как та выворотила дерево, у которого она стояла, вместе с корнями. — Нуку-Нуку... не позволит... тебе... — скривившись с натуги, она метнула бедное дерево в амазонку — ... ДЕЛАТЬ РАНМЕ БОЛЬНО! — Шампу застыла столбом, слишком ошарашенная, чтобы уклоняться, и была быстро погребена под грудой веток и листьев.

Жизнерадостно пошлепав ладонью об ладонь, отряхивая пыль, она напряглась, припомнив кое-что. Она же хотела помочь Ранме-куну с мауси! Радостно захихикав, она прыгнула вверх и отскочив от стены, следующим прыжком оказалась уже на крыше, оставив за собой нагромождение веток, прутьев, листьев и некоей амазонки, на которой это все и лежало.

Забравшись наверх, она обнаружила там Ранму, стоявшим над незнакомым парнем в белом халате с мешковатыми рукавами. Кажется, от был без сознания. Мауси не было, вообще, и Нуку-Нуку почувствовала себя жутко разочарованной.

Ранма, потирающий плечо, претерпевшее некоторый ущерб в недавнем бою, развернулся на пятках, услышав голос, позвавший его. — Э? О, Нуку-Нуку! А как это ты сюда попала? — та лишь моргнула, — А, неважно. Подумаешь, проблема. Давай, пошли, — надо добраться до торгового центра, пока еще что-нибудь не стряслось.

Заулыбавшись, та закивала. — Мм-м!


Конец четвертой главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ПЯТАЯ


Изображение


Путешествие от торгового центра до додзе прошло на изумление тихо, в основном из-за того, что большая часть тех, кто мог бы не допустить этого, в данный момент валялась в бессознательном состоянии. Им выдалась редкая (для обоих сторон) возможность неспешно погулять, жизнерадостно общаясь и веселясь всю дорогу.

Ну, рано или поздно всему приходит конец, и Ранма все же достиг входной двери. — Тадаима. — объявил он, входя. Он направил Нуку-Нуку в сторону кухни, продолжая прерванный монолог, — Ага, ну так вот, в первый раз, когда мы встретились, Куно решил вызвать меня на поединок. Блиин, до чего же он любит болтать без передыху...

— А мне он показался очень тихим. Он только смотрел на меня, и издавал какие-то странные звуки, будто его душили.

— Хе. Куно вовсе не так уж ловок, как он считает, когда дело доходит до девушек. Обычно он...

Речь Ранмы резко оборвалась при видел обычнейшей вещи в доме Тендо — Генма и Соун сидели в большой комнате, поглощенные игрой в сёги. Проблема была лишь в том, что это был не Генма, это была...

Стартовав вперед подобно ракете, Ранма схватил в пригоршню бело-черную шкуру. — Ты что, спятил? — прошипел он. — Ты чем таким занимаешься, в таком-то виде? Быстро меняйся назад!

Панда подняла вверх табличку. — Слишком холодно. Я зябну. Да, ты мне сладких рисовых шариков принес?

— Кретин. — Ранма пнул панду, и развернулся к их гостье. — Э-э, не обращайте особенного внимания на... а?

Нуку-Нуку не было на том месте, где он ее оставил, Ранма повернулся назад и остолбенел, — девочка стояла на коленях у его отца, обнимая его.

Девочка-кошка счастливо хихикала — Мишка-панда такой теплый и пушистый!

— Э-ээээ... Нуку-Нуку, не надо подходить так близко к нему. — Он гневно поглядел на Генму. — Никогда не знаешь, что взбредет в голову дикому зверю.

Еще одна поднятая табличка гласила, — Не порти мне все удовольствие.

— О-окай, Ранма-кун. — Встав, она помахала рукой, — Бай-бай, панда-сан — Подхватив сумки с полу, Нуку-Нуку проследовала за Ранмой на кухню. Генма посмотрел им вслед, и затем развернулся к Соуну, жестом предложив ему ходить. Когда ответа не последовало, она наклонился вперед, уставившись на своего друга, — взгляд Соуна был остекленевшим, кажется он впал в ступор. Генма-панда посмотрел на него некоторое время, и затем быстренько поменял расположение плашек на доске.
— И тебе не показалось это... странным?

— Что?

— Ну-у... то, что в большой комнате сидит гигантская панда?

Нуку-Нуку пожала плечами. — Ну не знаю.... Раньше я никогда не была в настоящем додзе. Я думала, может, панды в них всегда сидят?

— Не всегда, — они вошли в кухню, и Ранма помахал рукой девушке в переднике, — Привет, Касуми! Что... ААААА! А...Аканэ?!!! — потрясенно вымолвил он.

Та лишь скрестила руки на груди, — Да ладно тебе, Ранма. Я просто помогаю Касуми по кухне. Слушая тебя, можно подумать, что тебе не нравится, есть то, что я готовлю.

— Ну-у, не то, чтобы я был так привычен к пищевым отравлениям... — заметил он, помогая Нуку-Нуку выгрузить покупки на стол.

Аканэ гневно фыркнула и развернулась к их гостье. — Ну как провела время?

— Мммм! Это было так здорово! Мы б и раньше вернулись, если бы не все те люди, что хотели с Ранмой поиграть.

Ранма скривился.

— Да, и вправду? — Она пригвоздила своего жениха тяжелым взором, припомнив, что там утром рассказывала Нуку-Нуку о своих "играх".

— Эй, нечего так на меня смотреть! Будто я в этом виноват!

— А будто ты не виноват! Ты втравил ее в свои драки, и ты — не виноват?!

— Не виноват! Я ей говорил постоять в сторонке, пока я с ним разбирался!

Нуку-Нуку придвинулась ближе, слушая их перебранку, переводя взгляд туда сюда.

— Да, и бросал ее одну одинешеньку в незнакомом городе? Да как ты мог!

— Да отстань ты, блин, а? Блииин, ты такая немиленькаяяяя!

— КАК ты меня НАЗВАЛ?!!!

— ТЫ меня слышала! Немиленькая! Немиленькая!

— А ты... ты... БАКА!

— Сама бака!

— Да, и вправду? Ну, я, по крайней мере, — не извращенка-трансвестит!

— С чего это? В любом платье ты вылитый парень!

— Оооооо... как ты меня достал!

— Тупая томбойка!

— А ты — петух самовлюбленный!

— Ага, от томбойки, что из еды отраву делает, слышу!

— Лезешь к любой девке!

— А ты со свиньей спишь!

— Да ты...

— Сложена как...

Аканэ и Ранма замолкли, когда обычный их поток оскорблений прервал странный звук. Развернувшись, они уставились на Нуку-нуку, что стояла рядом с ними, облокотившись на стол и счастливо ухмыляясь, слушала их. — Это таак весело! — хихикая, провозгласила она.

Парочка развернулась друг к другу и их взгляды встретились. Внезапно они осознали, насколько глупо со стороны выглядели. Обоюдное молчание продлилось несколько секунд, а затем и Аканэ принялась хихикать. Вскоре к ним присоединился и Ранма, и несколькими секундами позже все трое уже катались по полу, умирая со смеху.

В конце концов девочка-кошка села прямо, — Нуку-Нуку устала, и хочет спать. — Прыгнув на ноги, она исчезла в дверном проеме, прикрытым занавеской.

Ранма оперся спиной о стену, продолжая хихикать, — Думаю, теперь я понял, о чем ты говорила утром...

— Ага. Просто есть в ней что-то, что заставляет ее выглядеть... безвредной.

Ранма встал. — И нечего было к ней ревновать, кстати.

~ Ревновать?! ~ Она тут же прыгнула на ноги, — Это с чего это я должны была ревновать?!!

— Да ладно тебе. Ты ж по мне сохнешь, ясно дело, и сама знаешь это!

— Ах ты, наглая, эгоистичная...

И вечная их склока пошла по второму кругу.
Звонок, прикрепленный над дверью "Некохантен", звякнул, оповещая о прибытия нового клиента. Колон, древняя амазонка и хозяйка заведения выпрыгнула на своей клюке из кухни, — Добро пожаловать! Что мы можем... СяньПу!! Что случилось с тобой?!

Покрытая запекшейся кровью, вся в царапинах, синяках и рубцах Шампу повисла на ручке двери, — Хиба-чан... Ран... Ранма... — она качнулась вперед, но успела поймать стул, прежде чем рухнуть.

— Ранма?! Никак не думала, что мой никудышный зять зайдет ТАК далеко!

Шампу слабо покачала головой. — Не он. У Ранмы новая подружка. Она сильная... сильнее СяньПу. — следы катились из ее глаз. — СяньПу не хочет терять ай'лен!

— Ну, ну, — Колон пропрыгала к стулу, что стоял рядом с ней. — Мы не позволим такому случится, обещаю тебе. А теперь, расскажи мне все.

* * *


К тому времени как Шампу закончила свой рассказ, солнце уже село, и Колон уже успела перебинтовать все ее раны, и использовать изрядное количество трав в качестве компрессов. Все было не так плохо, как вначале казалось, у утру амазонка уже вернется в бой.

— ...и потом она ударила меня деревом.

— Понятно. — Колон вспрыгнула на свою клюку, и принялась скакать туда-сюда, размышляя. — Хммм... забавно. Если она настолько мощна, как ты говоришь, я должна бы как минимум ощущать следы ее боевой ауры. Все выглядит как будто...

Звякнул звонок и обе амазонки уставились на фигуру, стоявшую в дверном проеме, — Эй, Шампу! Бинты еще есть? Мои кончились. Девушка встала, увидав свежие ее повязки, в то время как сама Шампу, округлившимися глазами разглядывала синяки и царапины новоприбывшей.

Ткнув пальцами друг в друга, он в унисон завопили, — И ты тоже?!!!

Колон улыбнулась. — Ну и ну, неужто Укё? Рада, что ты к нам заглянула, — не придется добираться к тебе самой.

— Чего?

— О чем это ты, хиба-чан?

Древняя амазонка уставилась на Укё, — Полагаю, ты повстречалась с новой подружкой Ранмы, не так ли?

— Точно. Крепкая девочка.

— Слушайте меня, вы двое. — Колон подпрыгала к ним поближе. — Судя по всему, ни одна из вас просто не сумеет в одиночку разобраться с ней. Похоже, Ранма заполучил себе новую невесту.

— Ни за что! — Укё впечатала свой кулак в столешницу, и затем скривилась. — Я не собираюсь отдавать Ранчана этой...

— СяньПу не думать, что ты что-то сможешь сделать. Ты не так сильна, чтобы побить ее.

— Что правда? А твои царапинки откуда? Новая мочалка грубовата?

— Моих сил на тебя хватит, девка-с-лопатой!

— Думаю временное перемирие требуется вам обеим гораздо больше, — сухо заметила Колон. — Насколько я помню, в прошлом бывали случаи, когда вы обе спасались Ранмой, — не самый мудрый ход с его стороны. И если вы сумеете победить эту новую девчонку вместе, то может...

— Я? — Укё гневно уставилась на Шампу, — Работать с ней заодно?

Шампу презрительно отвернулась от нее. — СяньПу не хотеть.

— А я уж — тем более.

— Восхитительно. — Колон попрыгала к двери. — Можете отправляться по постелям. Как следует выспаться, вам не помешает.

— Куда это ты?

— Я? На небольшую рекогносцировку.

Осев на стул, Укё принялась бинтовать свои раны. — Ну, желаю удачи. И поосторожнее, она гораздо сильнее, чем кажется.

-Хиба-чан не испугается. Она любого побить.

— Да, возможно, но я предпочитаю узнавать заранее, с кем приходится иметь дело. Встретимся утром, к тому времени я уже выработаю подходящий к данной ситуации план. — И сказав это, Колон исчезла за дверью, попрыгав к додзе Тендо.
— Ш... шах и мат? Но как? Я же выигрывал!

— Кончай стенать и расплачивайся, Тендо-кун.

* * *


— Говорю тебе, что-то тут не то. Куно, Рёга, Мусс... все они вынырнули из ниоткуда и полезли в драку.

Набики призадумалась, — И каждый раз тебе приходилось отставлять Нуку-Нуку саму по себе, чтобы управиться с ними, так?

— Ну-у... да.

— Подозрительно напоминает умышленные действия. — Она улыбнулась Ранме, сидевшему за столом напротив нее. — Тебя отвлекали. И ты, Ранма, попался.

Тот принялся чесать в затылке. — Ну-у... да, но зачем? Я имею в виду, каждый раз, когда я возвращался к ней, с ней все было в порядке. Каждый раз.

Касуми поставила поднос с едой на стол. — Может вам просто спросить ее саму, не видела ни она чего?

— Неплохая идея. — Набики огляделась по сторонам. — Кстати, а сама-то она где?

— Легла прикорнуть, — отозвалась Аканэ, вставая на ноги, — Пойду приведу ее.

Стоило ей подойти к двери, как та открылась, и Акико вошла внутрь. —Тадаима!. Резко встав, она моргнула, — Ранма-кун, зачем ты льешь кипяток на голову своему отцу?

— Он говорил, что зябнет. — пробурчал Ранма, не отрываясь от дела.

— Поняятно.

Касуми радостно улыбнулась ей. — Я так рада, что вы пришли — ужин почти готов.

Акико поклонилась, — Сумимасен! Извините, что причиняю столько неудобств вашей семье...

— Ничего-ничего, никаких проблем. Никаких.

— О, знаю! — Акико просияла, — Почему бы мне не отплатить вам завтра, пригласив на пикник, в качестве возмещения за вашу щедрость? Это будет так здорово, прямо как большая семья!

— Семья? — тут же с подозрением осведомилась Набики.

— О, я понимаю, что мы не совсем семья, но за это время я вас всех так близко узнала, что вы все для меня прямо как родственники! И кроме того, это сделает наши семьи еще ближе. Разве вы не согласны, Тендо-сама?

Соун моргнул, — Э-э...ну-у, кхм, да... Ну да, конечно! Согласен! Абсолютно!

Акико захлопала в ладоши, — Ну, тогда решено! И вам не стоит ни о чем беспокоиться — я все беру на себя.

Ранма резко оживился. — Ух ты! Еда! На халяву! Круто!

Поставив свой чемоданчик на пол Акико грациозно опустилась у стола. — Понравилось ли тебе гулять с Нуку-Нуку, Ранма-кун?

— Э-э... да, все было здорово. И ничего такого с нами не случалось, правда-правда!

Генма быстро метнулся к нему, принявшись вколачивать его в пол, пока тот не сказал чего-нибудь не того. Акико, кстати, предпочла этого не заметить. — Ну, это очень мило. А где она, кстати?

— Наверху, прилегла поспать, — проинформировала ее Набики.

— Хм, и почему я ничуть не удивлена...

На лестнице появилась озадаченная Аканэ спускаясь вниз. — Странно — ее нет в комнате.

— Хммм... — Генма принялся потирать подбородок. — И где бы она могла быть?

— Скорей всего на крыше, насколько я ее знаю, — ровным голосом отозвалась Акико, прихлебывая из чашки чая, поданной ей Касуми. — Ей нравиться забираться повыше.

— На крыше? — уставился на нее Ранма.

Заметив побледневшее его лицо, Акико попыталась его успокоить, — О, не волнуйтесь, — она ничего не сломает. — подумав, она добавила, — Наверное.

Она неправильно поняла причину его беспокойства

— Что не так, парень?

Ранма молниеносно развернулся в своему отцу. — Батя! Разве кое-кто не собирался возвращаться именно сегодня из своего путешествия?

— Дай-ка подумаю... — Генма задумчиво уставился в потолок. — Нет, ничего не припоминается.

— Маразматик старый! Вспоминай давай... кое-кто, кто обожает скакать по крышам ночи напролет? Кое-кто, кто НУ ОЧЕНЬ "заинтересуется" нашей гостьей?

Неожиданно Генма задохнулся, и глаза его стали размером с чайные блюдечки, Соун безупречно повторил за ним представление и в унисон они завопили — МАСТЕР!

* * *


Какой улов! Хаппосай понятия не имел, с чего это розововласая девушка с длинными ногами и впечатляющими обводами свернулась клубком на крыше додзе, он не позволил каким-то там загадкам портить ему все веселье. Определенно, это дар небес, и он будет полным кретином, если не воспользуется столь удачно подвернувшейся возможностью!

Бесшумно он прокрался по плашкам крыши к столь очаровательному образчику безмятежности. Должно быть это опять Ранма постарался, решил он. Мало того, что и сам он, девушкой, привлекателен до невыносимости, но, помимо того, он еще притягивает к себе, как аромат пчел на цветок, очаровательнейших женщин, стоит ему стать парнем. Ну хоть раз в жизни ленивый и бесполезный Генма произвел хоть что-то хорошее...

Спящая девушка пошевелилась, и Хаппосай замер и стоял так, пока она не затихла вновь. Лишь затем он двинулся дальше. Стоило ему подобраться достаточно близко, как он прыгнул...

... и был едва не сшиблен с крыши, когда девушка припечатала его с размаху локтем с разворота.

Девушка полусонно забормотала, — Еще минуточку... хр-сссс...

Неимоверными усилиями Хаппосай удержался на краю, цепляясь за доски ногтями, и затем вскарабкался назад. Что же, он тоже умеет играть в подобные игры...

Он встал над ней, скрестив руки, — эй, спящая красавица! Давай, вставай!

— М-ммммм? — приподняв голову, она огляделась по сторонам сонными глазами, пока, наконец не уперлась взглядом в низенькую фигуру. Нуку-Нуку моргнула.

— Позволь мне представиться. Меня зовут Хаппосай, такая очаровашка как ты может звать меня Хаппи! А теперь, раз уж они не просветили тебя насчет бытующих здесь правил, знай, любая женщина, желающая спать здесь, сперва должна обговорить данный вопрос со мной. Я прощу тебе первый раз, по незнанию. Все, что тебе нужно будет для меня сделать за это, попозировать в очаровательном шелковом белье для... твоего... дяди... Хаппи?

Он принялся заикаться и сбиваясь с мысли. Что-то не то было с ее взглядом, направленным не него, что-то не так. Взгляд ее был каким-то таким... хищным?

К несчастью для Хаппосая, его маленький рост, прищуренные раскосые глаза— бусинки, и коренастая фигура делали его для Нуку-Нуку чрезвычайно похожим на...

— Мяу!

... мышку.

В мановение ока она уже скакнула вверх и приземлилась на все четыре конечности. Вот она, вот та большая мауси, о которой говорила та девушка! Хаппосай в шоке уставился на девушку, надвигающуюся на него... до тех пор, пока его нервы окончательно не сдали. Заорав от ужаса, он кинулся в противоположную сторону, Нуку-Нуку следовала за ним, гоняя его по всей крыше. — Стой,незуми-кууууун!
Все вылетели наружу, уставившись на невероятное действо, разворачивавшееся пред ними. Привлекательная юная девушка гоняла извращенца Хаппосая, который в панике вереща от нее улепетывал. Нахмурившись, Акико уже открывала рот, собираясь одернуть ее, но Генма жестом заставил ее умолкнуть. Он следил за тем как парочка носилась по крыше, и на лице его царила безмятежность.

Позади его что-то щелкнуло и зашуршало, и он уже знал что это и кто это. — Сколько?

— Десять тысяч йен за кассету, — отозвалась Набики, лицо которой был скрыто ее видеокамерой.

— Ну что ты за жестокая и бессердечная женщина, Набики Тендо.

Молчание. Шелест пленки.

— Так сколько их мне для тебя сделать? Две?

— Лучше три.


Конец пятой главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ШЕСТАЯ


Ночь опустилась на додзе Тендо, и, поскольку Хаппосай уже сбежал, в панике, внутри белых стен воцарилась непривычная тишина. Никаких визитов заполночь, никакой лапши-сюрприза или срочной окономиячной доставки... мир и тишина, почти. Если вы не принимаете в учет традиционный бой за еду, проводимый Ранмой и Генмой.

— Да, Нацуме-сан, — вежливо продолжала Касуми, — Так как прошла ваша встреча с семьей Куно?

Акико проглотила порцию риса, прежде чем отвечать, игнорируя яростную битву палочек на другом конце стола. — Могло бы пройти и получше. Старший Куно несколько... эксцентричен. Довольно сложно обсуждать сверхпроводники с человеком, помешанном на ананасах.

Ранма презрительно фыркнул. — Точно. У всех обитателей этого дома, не все дома, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Я понимаю этот так, что вы... хорошо с ними знакомы?

— Даже чересчур, — отозвался он. — Куно пытается убить меня как минимум раз в неделю, а Кодачи окончательно шизнулась, возомнив себя с чего-то моей невестой.

Акико выглядела изумленной — Невестой?

Ранма пожал плечами, одновременно ухватив еще одну чашку риса. — Все это лишь в ее воспаленном мозгу. Как будто я соглашусь иметь дело с такой чокнутой как она

— Вообще-то она лишь одна из уймы тех девушек, что считают себя невестами Ранмы. — прокомментировала Набики, не отрываясь от газеты с биржевыми сводками. — Правда, Аканэ?

— Что-то не помню, чтобы твоего мнения кто-либо спрашивал, — отпечатала ее сестра.

Набики глянула на нее, и поколебавшись, отложила газету в сторону. — По правде говоря... — протянула она, — ...не думаю, что Ранма вообще собирается жениться на какой-либо из них. Если его послушать, то все они ничуть не женственные томбойки, злобные и склонные к насилию. — Аканэ в данный момент успешно оправдывала свое имя, покрывшись весьма миленьким багровым оттенком, бросая в сестру взгляды, которыми можно было подбивать танки.

— Что Ранме и вправду необходимо, — радостно продолжала Набики, — так это милая, добрая девушка, что смогла бы перевоспитать его. Я хочу сказать, вы только гляньте на него, — и она ткнула пальцем, — Ранма, далекий от обсуждения, в это время вел со своим отцом дуэль на палочках для еды, во имя последнего кусочка маринада. — Да уж. Только представьте, каково придется бедной девушке, когда она возьмется прививать ему подобающие манеры поведения за столом.

Касуми и Акико захихикали, Ранма уставился на них, и конец маринованной морковки еще торчал из его рта, — Чего?

* * *


Чуть позже, поздним вечером, когда их гостьи принимали ванну, Ранма со своим отцом вели очередной тренировочный поединок над прудом с карпами.

— Итак, парень, ты уже спрашивал Нуку-Нуку, не случалось ли чего во время твоих стычек? — Генма прыгнул на своего сына, и столкнувшись в воздухе они оба разразились бешенной серией ударов.

Ранма отпрыгнул в сторону, и они оба приземлились, встав на одной ноге по разные стороны пруда. — Спросить, и тем самым дать знать Акико--сан, что я бросил ее племянницу одну посреди города? Нет, спасибо!

— Что же, тогда, полагаю, тебе стоит быть настороже. — Прыжок, столкновение, посадка. — Три разных стычки в один и тот же день это уже чересчур. Помни: один раз — случайность, два — совпадение, три — происки врага!

— Да ну? — прыжок, столкновение, посадка. — Тогда почему с ней ничего не произошло?

— Ты так и не понял, парень, да? — Прыжок, столкновение, всплеск. Генма вновь утопил своего сына. — Неважно почему — если кто-то попытается добраться до Нуку-Нуку, честь требует, чтобы ты защитил ее, даже ценой своей жизни.

Промокшая насквозь Ранма, точнее Ранма-чан, вылезла из пруда. — Другими словами, ты и сам не имеешь ни малейшего понятия, в чем тут дело, так?

Поправив очки, Генма хохотнул, — Ни малейшего.

Поток воды их пруда окатил его с ног до головы.

— Бака-оядзи. — проворчала Ранма-чан, отбрасывая ведро. — Ну, хоть в одном ты прав, мне и вправду стоит разобраться в чем тут дело, рази того чтобы не допустить, чтобы с ней что-либо произошло.

— Да правда?

Ранма-чан посмотрела вверх, и обнаружила Аканэ, стоящую в дверном проеме. — Что-то, кажется мне, ты стал чересчур к ней заботливым...

Насупившись, та пошла прочь, обойдя на приличном расстоянии толстую панду, разлегшуюся посреди двора. — Ну, а ты от меня чего хотела? Чтоб я позволил избить ее, или еще что похлеще? Очень рад, что ты обо мне столь высокого мнения. Кстати, а что это стало с твоим "я не ревную"?

— А я и нет! — Аканэ злобно метнула чайник с горячей водой в Ранму--чан, поймавшую его на лету и вылившую его содержимое себе на голову. — Но не думай, что я не вижу, как ты опять за старое взялся!

— За что это старое? — озадаченно спросил он.

— За заведение себе очередной невесты! — отвернувшись, она провела рукавом по лицу, — Ты не считаешь, что четырех уже и так более чем достаточно?

Ранма долгое время лишь смотрел на нее. — Блииин... даже если я не делаю ничего вообще, я все равно влезаю во что-то еще. — Двинувшись к ней, но положил свою руку ей на плечо. — Аканэ...

— Отстань! Оставь меня, наконец, в покое!

— Эй, не знаю, с чего ты так волнуешься. Да, я понял, что ты имела в виду, но в этот-то раз все иначе! Подумай сама. Шампу, Укё, Кодачи. У всех троих есть кое-что общее все они сперва пытались меня убить, прежде чем захотеть за меня замуж. Помнишь?

Аканэ чуточку успокоилась. Да. Так и было. Это правда. Шампу сперва дала "Поцелуй смерти" рыжеволосой девушке, победившей ее в бою. Укё поклялась отомстить и убила всю свою жизнь на то, чтобы убить парня, бросившего ее столько лет назад. А Кодачи просто возненавидела Ранму в женском виде, исходя из каких-то своих безумных вывертов. Одна мысль о том, чтобы доброй, жизнерадостной Нуку-Нуку невесть с чего восхотелось убить Ранму, неважно, парнем или девушкой, была смехотворной. — Думаю, ты прав, — признала Аканэ и развернувшись, улыбнулась ему. — А как насчет меня? Ведь я тебя убить никогда не пыталась?

— Ты что, шутишь? Да все те разы, что ты молотила меня... любой другой послабже меня давно б уже копыта откинул! — Аканэ хихикнула. — Кроме того, это ж просто ненормально, иметь невесту, что не бьет тебя все время.

— Та-ак... значит ты считаешь, что мы все чересчур вспыльчивые?

— Вспыльчивые? Не то слово!

— Может быть маньячки больше подойдет?

— Э-э... — он попытался сдать назад.

— И ты, должно быть, думаешь, что я ничуть не женственная томбойка, так? — Она вновь схватила обеденный стол. Прочие члены семьи уже держали свои тарелки в руках, сказалась отточенная временем практика. — Все! Ранма, сдохни!

* * *


Отсутствие нормальной кровати в бывшей комнате Саотоме было довольно неудобным... по крайней мере для Акико, что не привыкла использовать для сна футон. Нуку-Нуку, разумеется, могла спать где угодно и на чем угодно, и с радостью уступила свой футон Акико. В данный момент девочка-кошка с отсутствующим видом сидела перед небольшим зеркалом, любезно одолженным им Касуми, и неторопливо причесывалась.

— Мама-сан?

— Да, дорогая, — отозвалась Акико, не отрываясь от финансовых отчетов.

— Что такое невеста?

— Ну, если кто-то собирается выйти замуж за кого-то, говорится, что она невеста.

— О. Так значит, вы тоже были невестой папы-санa?

— Так и есть. — Взяв очередной доклад, она поднесла его поближе к свету и принялась изучать его критическим взором. — Представить не могу, о чем я только думала. — Подняв глаза, она глянула поверх его на Нуку-Нуку — А почему ты спрашиваешь?

Та дернула плечом. — Просто так. Я просто услышала это недавно, и мне было интересно, что это значит.

Акико незаметно улыбнулась, — Конечно, дорогая. — Она окинула свою "племянницу" хитрым взглядом. — И понравилось ли тебе гулять с Ранмой-куном?

Нуку-Нуку хихикнула, — Это было так весело! Мы много разговаривали, ходили вместе по рынку, и я встретила кучу его подруг, и они все хотели поиграть со мной!

— Вот как? — глаза Акико сузились. Должно быть невесты Ранмы. Ну, хотя бы ей не придется об этом беспокоиться...

Девочка-кошка закивала, — Но я была осторожной, они все скоро поправятся.

— Это хорошо. — Некоторое время она продолжала изучать Нуку-Нуку, в то время как та продолжала расчесывать свои волосы. ~ Согласно информации, полученной от Набики, остальные больших проблем не доставят... но вот заставить ее вести себя как подобает приличной девушке будет той еще работенкой. Ну, ничего, нет ничего такого, что нельзя исправить уместным нарядом. ~

Пребывая в задумчивости, она принялась теребить мочку уха, одновременно рассматривая девочку-кошку. — Тебе нужна новая одежда, — наконец сказала она. — Ничего такого причудливого, простой, незамысловатый стиль. Ммм... надо подумать... Полагаю, платье, с длинным подолом. Ничего такого стягивающего, поскольку тебе в нем еще и двигаться... с разрезами по бокам? Нет... слишком вызывающе. Чуть короче твоей школьной формы. Решено. — Нуку-Нуку слушала ее вполуха, саму ее собственная одежда особенно не волновала, но она придерживалась традиционного кошачьего взгляда на вещи — "чем больше, тем лучше".

— И подходящие туфли к нему, конечно... а что касается цвета, то, думаю, светло-синий пойдет. — Выпустив свое ухо, она сложила руки домиком, угнездив на них подбородок. — Ты со мной согласна, дорогая?

Нуку-Нуку продолжала расчесывать волосы. — Да, мама--сан, как скажете.

— Разве ты не хочешь выглядеть привлекательной для Ранмы-куна?

— Ну-у... наверное да. — Она резко развернулась к ней с широкой улыбкой на лице. — А вы знаете на кого, по моему, он похож?

Акико моргнула. — Дай, подумаю. — Она знала не так уж и много людей, знакомых девочке-кошке. — На Арису? На одного из парней из школы? Уж точно не на Рюйноске.

Нуку-Нуку улыбалась, мотая головой.

— Тогда на кого?

— На папу-сана!

— Н... Нани?

— А Аканэ напоминает мне маму-сан!

Акико изумлено уставилась на нее. ~ Может из-за того, что они все время ругаются?~ предположила она. — С чего ты так решила?

Отвернувшись, Нуку-нуку принялась расчесывать последние из прядей. — Потому что они похожи.

— Ну что за глупости ты говоришь. Ладно, иди сюда и причеши и мне волосы.

— Хай!

* * *


Снаружи, за окном бывшей комнаты Ранмы Колон висела на карнизе, прислоняясь ухом к стене. Ей не удалось разузнать так уж много чего с крыши соседей, и в конце концов она сочла, что непосредственное подслушивание пронесет ей гораздо больший успех. Хотя пока ничего такого уж ценного она не услышала, — обычные разговоры. Нахмурившись, она принялась вслушиваться внимательнее, и продолжала этим заниматься... до тех пор, пока не обнаружила рядом с собой еще кое-кого. Повернувшись, она вперила в него гневный взгляд. — А ты что тут делаешь?

— Могу поинтересоваться у тебя тем же самым, — огрызнулся в ответ Хаппосай. — Это мое место! Я первый здесь появился!

— Да ну? Правда? А ты не боишься, приближаться к ней так близко? Не думай, кстати, что я не видала твое сегодняшнего представления.

— Я... был просто немножко застенчив. Что, я не могу хоть раз проявить хоть чуточку скромности?

— И ты ждешь, что я в это поверю?

Он гневно уставился на нее. — Итак, какого черта тебе здесь понадобилось? Что-то я не упомню за тобой привычки подсматривать за очаровательными юными девушками...

— Она может оказаться соперницей СяньПу. Я не позволю ей похитить МОЕГО зятя.

— Что?! Ты хочешь избавиться от столь восхитительного существа? — кулаки Хаппосая стиснулись. — Я тебе не позволю! Я пойду на все, чтобы этого не произошло!

— Да ну? Ну-ну, попробуй...

— Не могли бы вы двое заткнуться? Тут кое-кто работать пытается.

Развернувшись, они уставились на еще одного шпиона, несмотря на малый его рост, существенно превосходящего в этом их обоих. — А ТЫ что здесь делаешь? — в унисон вопросили они.

Саске кашлянул. — Не то, чтобы это было вашим делом, но я скажу. Я был послан мастером Куно и госпожой Кодачи с целью сбора большего количества информации о Нуку-Нуку-сан... но по различным причинам, разумеется. (Воспоминания замелькали в его голове, когда он в очередной раз воскресил в памяти формулировки отданный ему приказов. "Саске, я должен узнать больше об восхитительной розововласой деве. Пойди в додзе Тендо и все разузнав, доложи мне. Я должен защитить ее от мерзких посягательств Саотоме". "Саске, я должна узнать больше об этой мерзкой противной девчонке. Пойди в додзе Тендо и все разузнав, доложи мне. Я не позволю ей запускать когти в моего драгоценного Ранму") — В любом случае, довольно сложно узнать что там внутри творится, пока вы двое тут свары устраиваете.

Пристыженные Хаппосай и Колон заняли свои места на карнизе. На протяжении некоторого количества времени ничего не было слышно, помимо щетки, скользящей по довольно коротким волосам, и довольного хихиканья.

— Ну так как тебе все это?

— Мне нравится. Я рада, что мама-сан передумала убивать меня.

— Это все... не ради тебя. Просто... мне стало казаться, что столько насилия творящегося у него на глазах, не пойдет Рюйноске на пользу. — другой голос продолжал хихикать. — Нуку-Нуку, дорогая? А тебе никогда не хотелось однажды выйти замуж?

— А зачем надо этого хотеть?

Долгая пауза. — Ну-у, если ты кого-нибудь полюбишь и захочешь провести свою жизнь с ним...

— А! Ладно! Тогда я выйду замуж на Рюйноске!

— Нет! Нет, я имела в виду не это.

— Но Нуку-Нуку любит Рюйноске! И Папу-сана, и маму-сан и Йошими-чан, и Арису, и Киёко, и...

— Да, я знаю, но... я имела в виду не такую любовь.

— А бывает и другая любовь?

Усталый вздох, — Не важно, дорогая. Не обращай внимания. В конце концов ты найдешь свою... ай! Осторожней, ты кошка бестолковая!

Второй голос хихикнул вновь. — Гомен не, мама-сан.

Глаза Колон сузились. Так вот оно в чем дело... Теперь она знает ее секрет.


Конец шестой главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Чуть позже ночью махонькая прямоугольная посылочка продрейфовала по воздуху к додзе, поддерживаемая небольшим парашютом. Медленно и плавно она плыла к земле, пока какая-то тень не выскользнула из дому, подобрала ее и скрылась прежде, чем кто-либо успел ее заметить.

* * *


Восходящее солнце осветило дверь "Некохантен", как, впрочем и большую табличку "ЗАКРЫТО" висевшую в окне. В обычных условиях заведение давно бы уже было открыто... но в обычных условиях его не используют для планирования боевых действий.

Три женщины сидели за столом, прихлебывая настой, что должен был укрепить их силы. Наконец одна из них заговорила.

- Ты смочь что-нибудь узнать, хиба-чан?

Колон поставила чашку на стол. - СяньПу, ты меня разочаровала. Уж кто-кто, а ты, полагаю, из всех людей первой должна была догадаться, в чем тут дело.

Моргнув, Шампу повернулась к Укё, что лишь пожала плечами в ответ. - Что ты хочешь этим сказать, Колон?

- Подумай еще, праправнучка, - разве стиль боя твоей противницы не показался тебе знакомым?

Амазонка послушно принялась думать. - СяньПу не думать так... непохоже ни на один стиль боевого искусства, что СяньПу знать.

Колон стукнула ее по голове своим посохом. - Я не говорила про боевые искусства! Я говорила - стиль боя!

- Оууу... - Шампу принялась потирать свою новую шишку. - СяньПу не понять.

- Ее стиль ведения боя - то, как она сражается, то как она двигается, ее сильные стороны, ее слабые... то самое, что составляет саму ее суть, то, что и определяет ее. Думай! Просмотри в памяти весь свой бой с нею, если потребуется.

- Ну-у... СяньПу пытаться одним ударом сломать ее, но она поймать оружие... потом я уронить ее, но она приземлиться на ноги.... И она уклониться почти от всех ударов СяньПу, пока она не .взбеситься

- То же самое, - добавила Укё, когда Колон уставилась на нее требовательным взором. - По крайней мере насчет уклонений. Девчонка невероятно ловкая, и необычайно быстрая. Я сумела нанести лишь один удар, и то, когда та расслабилась. По манере ее двигаться можно было подумать, что она... - застыв, она уставилась на Шампу, - ...кошка.

Кулак Шампу впечатался в открытую ладонь. - Точно! СяньПу теперь осознать - она даже вести себя как кошка! Но тогда это значить...

Колон кивнула. - Она продукт Джусенько, - суля по всему она кошка, упавшая в Источник Утонувшей Девушки, как и Ранма.

Укё криво ухмыльнулась. - Есть! Теперь она у нас получит, все что нам будет нужно - окатить ее горячей водой и вновь превратить ее в кошку. Стоит Ранме только глянуть на нее, как он сбежит быстрее молнии!

- СяньПу не понимать, с чего ты так радоваться. Все знать как трудно облить кого-то, кто не хотеть быть мокрым.

- Э-э... да. Тут ты права.

- Если вы о розоволосой демонице ведете речь, то можете возложить все свои надежды на восходящую звезду боевой гимнастики Черную Розу Кодачи Куно! Победа будет за мной!

Укё лишь простонала. - О, нет...

- Чокнутая Девка опять, - выдала свою ремарку Шампу.

Так и есть, дверь ресторана была небрежно отброшена в сторону, и на пороге, в вихре лепестков черных роз появилась Кодачи. Надменный взгляд опустился на Колон. - Верный Саске проинформировал меня о том, что ты, старуха, собираешься действовать против этой нечестивой зверушки, и я появилась здесь, чтобы великодушно предложить вам руку помощи.

- И поподсдлушивать наши разговоры, без сомнения, - Укё смерила ее подозрительным взглядом. - И как много тебе удалось услышать?

Кодачи лишь расхохоталась, - Я слышала все, мон шери, и я знаю, что вы отчаянно нуждаетесь в моих умениях, чтобы окатить это жалкое существо одним из волшебных зелий старухи, тем самым вызволив моего бедного Ранму из ее грязных лап! - Укё могла лишь закатить глаза. Нечего было и беспокоиться, полная неспособность семейки Куно складывать воедино два и два стала уже легендарной.

- Ну-у... я даже и не знаю...

СяньПу наклонилась к Колон, - СяньПу не хотеть работать с Чокнутой Девкой. - громким шепотом сообщила она. - Кошка-девка не настолько сильная. Ее не надо.

Колон лишь ткнула ее в одну из тех повязок, что еще был на ней, и та скривилась. - Достаточно крепкая, чтобы обеспечить тебя этим, как минимум. И, помимо всего прочего, мы может использовать ее для отвлечения внимания.

- Думаю, так и стоит сделать, - Укё подняла глаза к ней, - О'кей, Кодачи, ты идешь с нами.

- Ну разумеется! Можете мне поверить, это чудовище со страхом еще будет вспоминать тот день, когда она осмелилась встать на пути восходящей звезды...

- Да, да, мы уже слышали. - Надувшись, Кодачи раздраженно окинула из не самым из приятных взоров, недовольная тем, что ее прервали. Укё продолжала - Ну, сперва, как мы все это проделаем, Колон?

- Я подслушала, завтра утром они все отправляются на пикник. Это должно представить нам наилучшие шансы на победу.

Кивнув, девушки принялись обсуждать тактику противостояния, в то время как Колон ушла на задний план, наблюдая за ними. ~ Это все хорошо, но сперва... ~ решила она ~ ...мне нужно будет кое с кем повидаться... ~

* * *


Рано поутру, едва рассвело, Акико невозмутимо шествовала к торговому центру, собираясь закупиться кое-чем необходимым для пикника. На лице ее без труда можно было разглядеть самодовольную улыбку, ибо в данный момент она вне всякого сомнения была довольна собой. Новый облик Нуку-Нуку был ошеломляющ, и выражение лица Ранмы, появившееся в тот момент, когда та сошла вниз, стоило всех усилий. Нуку-Нуку, конечно, потребуется еще учить и учить, но если ей повезет, она без затруднений завладеет сердцем Ранмы раз и навсегда. Она, конечно, предполагала, после той встречи со старшим Куно, что выходные увенчаются полным успехом, но чтобы так...

Шаг ее замедлился, стоило ей обнаружить перед собою донельзя странную личность. Внешне это была пожилая, античного вида сморщенная старушенция, можно даже сказать, женская версия старика, за которым Нуку-Нуку гонялась прошлым вечером. Она, если это была она, разумеется, была в зеленом платье, и длинные белые ее волосы наверняка волочились бы по земле, если бы та не балансировала на клюке, встав посреди тротуара. Старушка смотрела на Акико странным, абсолютно нечитабельным и донельзя смущающим взглядом.

Не дрогнув, Акико смерила ее зеркальной версией ее собственного "взора", и затем, обогнув ее, последовала дальше. Но прежде чем она смогла сделать хоть десяток шагов, старушка вновь встала у нее на пути. Акико нахмурилась, старушка на посохе продолжала бесстрастно смотреть на нее.

- Если у вас ко мне какое-то дело, - начала Акико, - прошу побыстрее. Мое время - деньги.

Молчание старухи длилось еще несколько секунд, начиная попахивать оскорблением, и лишь затем на заговорила и голос ее был на удивление мягок, поскольку Акико ожидала услышать дрожащее карканье. - Покинь Нериму. Немедленно. - Акико была сбита с толку ее словами и изумленно уставилась на нее. - Если останешься - за жизнь твою никто не поручится.

Не сразу, но все же Акико восстановила свою маску невозмутимости, ответив, - Я опасностей не боюсь. - Она вновь пошла по тротуару. - И я не собираюсь покидать этого места, пока все мои дела, что держат меня здесь, не будут урегулированы.

- Я знаю, что ты не тетя розововласой девочки, - сообщила старуха и Акико встала. - И не ее мать тоже, хотя она и зовет тебя "Мама-сан"

Развернувшись, она уставилась на нее, - Нани?

Старуха неприятно ухмыльнулась, - Понимаешь, я раскрыла ее секрет.

Изумление было явно видимо на лице Акико, ~ Масака... как она могла узнать... ~

Старуха приблизилась к ней, прыгая на своей клюке. - Забавно... у девочки явно нет ни малейшего интереса к Ранме, помимо чисто дружеского, по очевидным причинам... и тем не менее, ты все равно продолжаешь сводить их вместе. С чего бы это?

Бизнесвумен скрестила руки - Это не ваше дело. С чего это вы так заинтересованы в Ранме? - Она ухмыльнулась, - Сомневаюсь, что вы в его вкусе.

- Моя правнучка - его невеста. Его единственная и настоящая невеста. Я не делаю, чтобы девочка мешалась у нее под ногами, и если для этого потребуется тебя устранить... - Колон вытянула руку и коснулась расположенной рядом стены; та взорвалась, забросав тротуар обломками и кирпичной крошкой, - ... я на это пойду.

Акико невозмутимо смотрела на нее, и взгляд ее был безмятежен. Ссохшаяся амазонка была изумлена проявленной ей стойкостью и волей. (Да уж. Наличие орбитального лазера, повисшего над головой здорово помогает закалить характер.) - Насколько я понимаю, это угроза?

- Если потребуется.

В глазах Акико появился опасный блеск. - Я никогда не склонялась пред угрозами... и не собираюсь начинать. - Рука ее, размывшись в воздухе, дернулась к серьге у ухе и нажала небольшой переключатель. - Киёко! Ариса!

Ничего не произошло... сразу, но затем раздался слабый стрекот, становившийся все громче и громче. Пыль и мелкие камушки взметнулись в воздух, остатки бывшей стены смело напрочь, и тень затмила солнце. Уставившись вверх, Колон увидела странного вида аэроплан, с винтами в кольцах и ощетинившийся ракетами, спускающийся к ним.

Акико продолжала стоять, где стояла, волосы ее и одежду трепал ветер, порождаемый винтами аппарата. - Узри "Пойзон Севен", кульминационный продукт долгих лет исследований в области продвинутых военных технологий. Он один может одолеть армию, старуха - ты для него проблем не составишь.

Колон прыгнула вверх, устремившись к аппарату, - Я не пугаюсь всяких там игрушек! - Посох ее устремился вперед, к какой-то невидимой точке на борту аэроплана, той, что для натренированного глаза Колон была его уязвимой точкой.

Клюка ударила в цель и время, казалось, застыло.

Старуха рухнула вниз, и затем развернулась к Акико, - Видала? Меня сложно впечатлить... - Долгая пауза, и затем она осознала кое-что - женщина продолжала улыбаться. Крутнувшись, она подняла вверх голову и задохнулась.

"POISON SEVEN" продолжал висеть в воздухе. Целым и невредимым.

- Не... невозможно!

Акико расхохоталась. - Это тебе не какой-то там первобытный хлам, глупая бабка. - и стоило ей заговорить, как тончайшая чешуйка брони упала на тротуар, отслоенная ударом Колон. - Все наше оружие создано на основе новейших технологий, и испытано в суровейших и наиболее безжалостных условиях!

Колон уставилась на нее - Ты... не хочешь же ты сказать

Бизнесвумен злорадно кивнула, - Испытано в реальных боевых ситуациях... против Нуку-Нуку. На протяжении последних двух лет я обрушила на чертову кошку все оружие, что могла создать корпорация Мишима, и я была бы полной дурой, если бы не извлекла из этого пользу, не? - легкий жест, и аэроплан взмыл в воздух.

- Он не сможет защищать тебя все время.

- Возможно и нет. - признала Акико, - Однако, думаю ты заметила двух женщин, что пилотировали его? Киёко и Ариса, две мои старые подруги. Ариса имеет склонность несколько... перебарщивать, когда дело доходит до взрывов. Если со мной что-либо произойдет вам придется иметь дело не только с несколько разозленной Нуку-Нуку, но и с "Пойзон Севен" также. Мне страшно даже думать, что будет, если они примутся за дело одновременно. - Она пошла прочь от Колон, не оглядываясь. - А теперь простите, мне нужно купить тайяки.

Сморщенная амазонка следила за тем, как она уходит, и глаза ее были суженными.

* * *


- Итадакимас!

Пикник перерос с обычного обеда на траве в полноценное пиршество. Когда члены семьи Тендо/Саотоме добрались до парка, их приветствовала гора еды эпических пропорций, ждавшая их на высоком холме, невдалеке от озера. Блюда и угощения, ждавшие их, были столь соблазнительны, что и Ранма и его отец принялись истекать слюнями. Две женщины в розовых, напоминающих униформу нарядах, стояли рядом со столом; Акико представила их как Арису и Киёко.

После того как все расселись, принялись заявляться и нежданные гости. Первым был Рёга ("Должен же кто-то присматривать за Ранмой", объявил он с набитым ртом), за ним Мусс, ("То же самое, и передайте мне во-он того кальмара..."). Битва за еду, разразившаяся между ними, Ранмой, Генмой и той половиной стола, в эскалации своей начала напоминать третью мировую. Акико стоило больших усилий удержать на месте Нуку-нуку, до жути хотевшую к ним присоединиться.

Однако неподалеку от них готовилась другая битва...

- Ну, долго нам еще твои чайники ждать? - прошипела Укё

Шампу, склонившаяся над небольшим костерком, тут же отозвалась, - Почти. Скоро вскипеть.

- Это хорошо. - Она бросила взгляд сквозь кусты. - Где, черт возьми, носит эту Кодачи? Знала я, не стоит ей...

- Не стоит так волноваться, мон шери! Я, Кода...

- Шшшш... - И Шампу и Укё ринулись к ней, затыкая ей рот и утягивая ее вниз. Нуку-нуку глянула в их сторону, но затем, пожав плечами, вновь вернулась к своему разговору с Аканэ.

- Ты что, хотеть чтоб девка-кошка увидать нас? - Шампу гневно уставилась на Кодачи.

- Прекрасно, я осознаю разумность ваших доводов. Если это требуется сложившейся ситуацией, я "могу" быть и скрытной.

- Да, да, мы верим. - Укё бросила взгляд сквозь ветви, кажется, пронесло. - Принесла?

Кодачи подняла вверх мешок, - Должна заметить, это было... - она скривилась, - неприятной задачей.

- Все окупится, можешь мне поверить. Шампу?

- Вода... э-э... - та покосилась на Кодачи, - СяньПу хотеть сказать, особое зелье готово.

- Отлично. Еще минутка и мы...

* * *


- Это несправедливо! - возопила Ариса. - После всех тех заверений, насколько мы ей верны, после того как мы нашли платье для этой девки-кошки, после того как мы накрыли стол и все приготовили, нам даже и кусочка не дали!

Помощниц Акико, после того как их представление было окончено, ласково, но непреклонно выдворили куда подальше. Ныне они сидели под деревом невдалеке от стола. Точнее одна сидела, вторая злобно металась туда-сюда.

Вздохнув, Киёко перелистнула страницу журнала. - Она - наша Госпожа. Радуйся еще, что нам, может быть, не урежут зарплату, за то, что мы тут сидим и ничего не делаем.

- Но... но она сама нам приказала!

Ее напарница кинула на нее взгляд, из знакомой серии "ну и что?"

Ариса гневно глянула в сторону пирующих и стиснула кулаки. - А эта отвратная девка-кошка сидит там рядом с Госпожой! Нет, я не могу стерпеть подобного! Не могу!

- Отлично. Иди, заяви Акико-сама, что ты протестуешь. Она, должно быть, до сих пор не простила нам тот миллиард йен, что мы остались ей должны за разрушение ее ресторана, помнишь еще? Ну, хотя бы с нас не стали высчитывать стоимость того шаттла...

Скривившись при этом упоминании о столь неприятных моментах их жизней, Ариса села рядом с Киёко, обхватив колени руками. Приметив безрадостное выражение ее лица, напарница решила ее подбодрить. - Да ладно тебе, не дуйся. Госпожа приказала же нам приглядывать, чтоб ничего испортило пикника, не? - она ткнула пальцем в ящик стоявший рядом с ними, - Если нам повезет, мы может даже еще попрактикуемся в стрельбе по бегущей кошке.

Ариса просияла. Определенно не все еще потеряно. Надежда еще есть...

* * *


- Ну ладно, еще чуть-чуть...

- Секунду, - а что с теми двумя, у дерева?

- СяньПу их уже осмотреть, безвредные похоже.

- Но все равно, приглядывайте за ними. Готовы?

- СяньПу готова!

- И я, разумеется.

- Отлично. Вперед - секретное оружие к бою!

Кодачи сдернула завязку с мешка и вывернула его содержимое на траву. Маленький сморщенный старикан выпал из мешка, и принялся биться, пытаясь освободиться из связывавших его веревок.

И на нем был надет костюм мыши.

Встав на колено, Укё перерезала веревки одной из своих метательных лопаточек и незамедлительно Хаппосай вспрыгнул на ноги. - Эй, что за дела? И что это за идея натянуть на меня это, а? - Он принялся стягивать костюм.

СяньПу отпустила очаааровательнейшую улыбку. - Но Хаппосай такой милый в этом костюме!

Расширившись, глаза его заблестели, - Правда? Ты и вправду так думаешь?

- Точно, - согласилась с ней Укё, - и вообще-то мы знаем одну очаровательную девушку, что будет от тебя без ума, стоит ей увидать тебя в таком костюме.

- Правда? - Хаппосай запрыгал от нетерпения, - Где она? Где?

- А ты уверен, что хочешь с нею увидеться? Она может оказаться не в твоем вкусе...

- Все очаровательные девушки в моем вкусе! Я требую, чтобы меня представили ей!

- Ну, как хочешь, но помни...

Секундой позже Хаппосай был запущен в полет строенным пинком в зад. И пока он летел сквозь кусты, три женских голоса завопили в унисон, ...ТЫ САМ ПОПРОСИЛ ОБ ЭТОМ!

Не обративший на это никакого внимания Хаппосай летел на крыльях любви и руки его были широко раскрыты, - О, приди ко мне, моя... АААААААААА!!!

- Мяу!

Хаппосай, активно загребая руками и ногами, попытался улететь назад, и каким-то образом даже ухитрился избегнуть рук Нуку-Нуку. Приземлившись ей на голову, он отскочил мячиком в сторону и в панике помчался прочь, спасая свою шкуру. Нуку-Нуку мчалась за ним по пятам.

Генма наклонился вперед. - Давай, Нуку-Нуку! Вперед! Лови его!

Соун присоединился к своему другу, - Преподай мастеру урок!

Набики печально отхлебнула колу, - А я не взяла свою камеру...

* * *


Петляя и мчась, не разбирая дороги, Хаппосай ухитрился притащить на хвосте Нуку-Нуку снова к столу. - Нуку-Нуку, стой! - завопила Акико. - Вернись на место и сядь! - Девочка-кошка, увы, не обращала на нее никакого внимания, с блестящими глазами мчась за мелким престарелым бойцом. Акико могла лишь скрежетать зубами, ~ Столько усилий, чтобы сделать из нее приличную девушку, и... ~

Нуку-Нуку загнана свою добычу в некие подозрительно знакомые нам кусты... из которых на нее выскочили три столь же подозрительно знакомые фигуры. Девочка-кошка прыгнула в сторону, позабыв о погоне. - Опять вы!

- Точно! - объявила Шампу, - Теперь мы работать вместе!

Укё воздела свою гигантскую лопату. - Да, и мы теперь знаем твое слабое место!

Хохоча, Кодачи принялась вертеть чайник с кипятком на кончике указательного пальца. - Готовься сгинуть, о ты, мерзкое существо!

- Э?

Драка пошла и три бывших соперницы, действующие нынче в (скажем так, не совсем) гармонии, объединили свои усилия в изничтожении невинной девушки-кошки. В то время как Нуку-Нуку ухитрилась уклониться от большинства их атак, некоторые из ударов попали в нее, молотя по ней раз за разом.

* * *


- Так вот в чем все дело, - с изумлением сказала Аканэ.

- Я должен был догадаться, - прорычал Ранма. - Но какого черта они размахивают этими чайниками? Нуку-Нуку не проклята в Джусенько! - остановившись, он глянул ан Акико, ...ведь так? - Та озадаченно уставилась на него, сбитая с толку. - Ну, неважно, все равно я не позволю им причинить Нуку-Нуку вред! - и он прыгнул на ноги, лишь для того, чтобы быть остановленным Рёгой.

- О, нет, этого ты делать не будешь, - прорычал он, захватив лодыжку Ранмы стальной хваткой. - А будешь ты сидеть прямо здесь, с Аканэ и жрать свою чертову еду! Разве это не... - его локоть впечатался его сопернику в живот. - ...ЗДОРОВО?!

Игнорируя его удар, Ранма подтащил его к себе. - Ты что спятил, придурок?

- Если тебе так уж хочется ухлестывать за другими девушками, сперва расстанься с Аканэ! Поступи, наконец, как полагается!

- Ни кем я не ухлестываю!

- Не надо говорить с набитым ртом! - и Рёга насильно запихнул пригоршню дим сунг ему в рот.

* * *


У Нуку-Нуку были проблемы. Она не имела никакого опыта в массовых рукопашных свалках, до этого в основном имея дело либо с огнестрельным оружием, либо с драками один на один. Она могла отбить одну атаку и уклониться от второй, но у третьей были все шансы на то, чтобы пройти сквозь ее защиту и в то время как она все же была покрепче, чем обычная девочка, ее противницы и сами были девушками не слабенькими. Нуку-Нуку обнаружила себя пятящейся под их совокупной мощью.

Резким взмахом руки Акико привлекла внимание своих помощниц, - Ариса! Киёко!

Те тут же явились на зов. - Да, госпожа!

- Разберитесь с посторонними! - Приметив заблестевшие глаза Арисы, она тут же добавила. - Лишь нелетальные заряды. Исключительно.

- Ну-у...

* * *


Нуку-Нуку отпрыгнула в сторону, спасаясь от лопаты Укё, но лишь для того, чтобы одну из ее ног скрутило лентой Кодачи. Ударившись оземь с изумленным вскриком, она, болезненно сморщилась - Зачем вы это делаете? Нуку-Нуку никогда не делала вам ничего плохого!

Захохотав, Кодачи лишь дернула на себя ленту. - Надо было меня слушать, побродяжка. Я тебе говорила, что станет с тобой, если ты посмеешь встать между мной и моим дражайшим Ранмой. - Хохот раздался вновь, ее фирменный, безостановочный маниакальный хохот.

Резкое клацанье послышалось неподалеку и что-то просвистело мимо них. Изумленно развернувшись, она увидала несколько небольших металлических цилиндров, летящих к ней, волоча за собой тонкую, но прочную сеть. Она успела стряхнуть ее с себя до того, как по ней пробежал мощный разряд тока. Кодачи рухнула оземь, ее гимнастическое трико дымилось, обугленное.

- Отличный выстрел! - поздравила ее Киёко.

- Не совсем, - прорычала Ариса, впечатывая еще один заряд в свое странного вида ружье. - Я целилась в чертову кошку.

Киёко прильнула к прицелу своего гранатомета. - В любом случае, это сейчас позаботится о ней, так или иначе.

- Это же не мята, так?

- Не стоит меня недооценивать. - Искоса глянув на свою напарницу, она вновь вернулась к прицелу. - Я никогда не повторяю тех же ошибок... ЕЕЕЕЕЕЕ!!!

- Приветик, дамочки! - для Киёко это выглядело как большая иссохшая крыса, усевшаяся на ствол ракетомета, нагло пялясь на нее. - Может вы и не молоды, но мне нравятся и зрелые женщины. Как насчет небольшого свидания и пары рюмочек часов в семь?

Киёко отшатнулась от него, и палец ее инстинктивно нажал на спусковой крючок. Поскольку Хаппосай закрывал собой дуло ракетомета, ракета взорвалась незамедлительно, залив окрестности удушливым газом.

Развернувшись на взрыв, Акико увидала, как ее подчиненные вывалились из облака дыма, отчаянно кашляя. Сморщившись, она глянула в сторону, и обнаружила, что бой продолжался, переместившись чуть дальше в парк. - Я должна посмотреть как там Нуку-Нуку, - объявила она, вставая.

- Я с вами, - отозвался Ранма, быстро выпрыгивая из зоны досягаемости Рёги, тут же пропав за холмом.

- Рранма!!! - Рёга помчался за ним, - Вернись немедленно, и съешь еще немного одена, пока я тебе все ноги не переломал!

Мусс следовал за ними, - Руку прочь от Шампу, Ранма! - Застыв, он тут же примчался назад и поклонился, - Э-э... спасибо за еду! - Он вновь помчался за ними - Я убью тебя, Ранма!

* * *


В это время Нуку-Нуку кое-как сумела чуточку восстановиться, и ныне стояла на берегу озера, стоя лицом к лицу с Шампу и... и...

А где же вторая?

Она крутнулась на пятках, но увы, уже поздно - Укё уже спрыгнула с дерева не нее. Девушка-повар схватила Нуку-Нуку за локти сзади, и приподняла вверх, увы, рычаг приложения сил был слишком небольшим, и Нуку-Нуку просто не могла вывернуться из ее хватки, как бы не силилась.

Шампу пакостно ухмыльнулась и подняла чайник. - Теперь я все закончить! - Она быстро кинулась к ней и вылила воду на беззащитную девочку-кошку. Чайник опустел и Шампу триумфально уставилась на девочку-кошку, превратившуюся... превратившуюся...

... в промокшую насквозь девочку-кошку.

Укё уставилась на ее и не последние несколько капель воды из ее чайника, упавшие на ту. Да, вода была горячей, она чувствовала это, - но тогда, почему она не сработала?

Амазонка была ошарашена ничуть не меньше ее, но быстро оправилась. - Неважно, если не сработать! СяньПу все равно убивать! Ты не смочь...

Шампу застыла, заметив абсолютно новое выражение лица Нуку-Нуку, впрочем, уже знакомое ей. - Вы его испортили. - Она выпрямила руки и Укё неожиданно обнаружила, что удерживать ее стало довольно трудно. Напрягая все свои силы, она еще удерживала ее, но ее положение стремительно ухудшалась. - Вы испортили платье, что мама-сан купила для меня! Нуку-Нуку больше играть не станет! - Шампу попятилась назад, припомнив чем закончилось ее знакомство с разъяренной девочкой-кошкой.

- Я не могу ее больше удерживать!

- Выкинь ее! Она разозленная слишком сильная!

- Ну, и как я ЭТО сделаю? - огрызнулась та.

Шампу поморгала глазами, судорожно ища ответ, и затем схватила большую лопату Укё, - Бросай в воздух!

- Есть! - Напрягши все силы, девушка-повар подбросила Нуку-Нуку на пару метров вверх, и затем быстренько убралась в сторону. Вскоре девочка-кошка достигла пика своей траектории и уже начала спускаться, как... Шампу махнула лопатой как бейсбольной битой, и послала опешившую Нуку-Нуку в полет к озеру. С размаху, с громким всплеском впечатавшись в воду, она моментально ушла под воду.

Укё выпрямилась, - Ну, и что это было?

- СяньПу не знать. Надо спросить у хиба-чан...

- И что вы двое с нею сделали?! - Развернувшись, они обнаружили у себя за спинами кипящего от злости Ранму, уставившегося на них не предвещающим им ничего хорошего. - Если вы причинили ей хоть какой-нибудь вред...

- О, не стоит так кипятиться, Ранма-милок. Мы отправили ее прямиком в озеро - с ней все будет в порядке. Ну, промокнет чуток.

- Да что за фигня с вами, а? Мне что, уже и друзей завлодить нельзя?

- Друзей - можно заводить. - Шампу с вызовом уставилась на него. - Невест - нельзя.

- Она вовсе не моя...

- Нуку-Нуку?!! - на сцене появилась Акико, чуточку запыхавшаяся. Рёга и Мусс прибыли следом. - Где? Где она?!!!

- Эти двое... - прорычал Ранма, и не смог удержаться, заканчивая свою фразу, - Они бросили ее в озеро. - Он вновь развернулся к ним, - Слушайте вы! Я не желаю, чтобы ни одна из вас больше...

- НЕЕЕТ! - задохнувшись, Акико помчалась к воде. - Нуку-Нуку!

- Эй, стойте! - поймав ее, Рёга потащил Акико назад. - Берег слишком обрывистый, вы можете упасть в воду.

Нахмурившись, Ранма повернулся к ней, Укё и Шампу, воспользовавшись ситуацией, быстренько смылись. - Эй, что не так?

Акико уставилась на него в явной панике - это был первый раз, когда Ранма видел на ее лице хоть какие-либо эмоции. - Нуку-Нуку не умеет плавать! Она утонет!

Все задохнулись, а Акико вывернулась из объятий Рёги. - Пожалуйста, кто-нибудь, спасите ее! - В отчаянии она бросала взгляды на Рёгу и Мусса, а те, стиснув зубы, боялись встретиться нею взглядами. Увидав, что помощи от них ждать не приходится, она вновь повернулась к глади озера. Акико сомневалась, что у нее хватит сил она то, чтобы вытащить Нуку-Нуку, но другого выхода нет. Ей придется...

- Я это сделаю.

Все повернулись, и увидели Ранму, скидывающего тапочки. - Ты уверен? - спросил Мусс, - А что насчет...?

- Кого это волнует?! - рявкнул Ранма, - Ни один секрет не стоит чьей-то жизни! - и с этим, он бросился с обрыва в озеро, также исчезнув из виду.

Выпрямившись, Акико смерила остальных ледяным, безжалостным, не прощающим взглядом. - Вот! Вот, наконец... - объявила она страстно, - ...здесь нашелся хоть один НАСТОЯЩИЙ мужчина!

Рёга скривился, и опустил взор, не выдержав его взгляда, - Да вы и половины всего не знаете.

* * *


Нуку-Нуку принялась оценивать положение, в которым она находилась. Сила удара об воду вышибла воздух из ее легких, она все еще не пришла в себя, дезориентированная ударом, ил, сковавший ее ноги, был слишком густ, не давая ей прыгнуть к поверхности. Несмотря на то, что тело ее было механическим, мозгу ее по прежнему требовался кислород, ей оставалось не так уж много и времени до тех пор, пока... пока...

Она билась, отчаянно пытаясь освободиться, но силы ее были подорваны боем. Вода окружала ее, и все становилось темнее, и темнее, и темнее...

И затем что-то крупное пробило водную поверхность, прошла сквозь воду, и схватило ее запястье. Она знала эту личность, знала, но все же что-то было здесь не то...

Личность дернула ее за руку, помедлила, явно изумленная весом Нуку-Нуку, и затем, удвоив свои усилия, выдернула ее из придонной грязи. Ее спаситель быстро вознесся вверх, таща за собой девочку-кошку.

Всплеск привлек внимание Акико, и она принялась сканировать поверхность озера до тех пор, пока не заметила две головы, торчащие из воды. Они уже находились у небольшого причала, и в данный момент взбирались на него. Она помчалась к ним, Рёга и Мусс мчались следом. - Ранма-кун! Ятта!У тебя получилось! Ты... ты... - Она замолчала на полуслове, уставившись на незнакомую личность, сидевшую перед ней рядом с все еще хватающую ртом воздух Нуку-Нуку. Личность была в той же одежде что и Ранма перед прыжком в озеро, но была ниже, меньше, рыжеволосее... и, вне всякого сомнения, женского пола. - Кто... Кто ты такая?

Вздохнув, девушка опустила взгляд, и лицо ее обрело виноватое выражение, - Я... я...

- Ранма-кун! - Нуку-Нуку обвила шею девушки руками и принялась безостановочно всхлипывать.

Ошеломленная Акико прикрыла открывшийся рот ладонью, - Ранма?

Ранма-чан смущенно хихикнула, - Э-э... извините.

* * *


- Поверить в это не могу! Просто не могу в это поверить! - Укё металась от стены к стене "Некохантен", яростно жестикулируя. - Ты ж сказала, что она кошка, ты, старая мумия!

Колон нахмурилась, продолжая сидеть над чашкой чая. - Все свидетельства были в пользу данного заключения. И в девочке явно кроется какой-то секрет, - я в этом уверена.

- Ну, благодаря тебе ей досталось все, что можно из такой ситуации. Я оставалась там достаточно долго, чтобы заметить маленький акт героизма, продемонстрированный Ранмой - теперь ее точно от него хрен оттащишь, будь уверена.

- Не так возмущайся, девка с лопатой, - прощебетала Шампу, сидя на стойке. - Мы почти побить ее, даже без чокнутой девки. - И она махнула рукой в сторону обугленной кучки тряпья и человеческой плоти, все еще бывшей Кодачи. - В следующий раз мы ее одолеть!

Укё замотала головой. - Ранма в следующий раз будет умнее. Если мы попробуем что-либо сделать - он нас остановит. И Аканэ тоже, какая-то она с ней чересчур дружелюбная. Нам всем как минимум потребуется для этого дополнительное и весомое преимущество.

И как бы в ответ на это дверь ресторана распахнулась, и яркий солнечный свет ворвался внутрь. На пороге появилась невысокая девочка, сумрачный свет "Некохантен" не позволял как следует разглядеть ее черты. Подняв на нее взгляд, Шампу замахала рукой - Извините, мы закрыты! Вы приходить завтра, ладно?

Проигнорировав ее, девочка принялась рассматривать интерьер. - Кстати, видела я, как вы дрались с этой девкой-кошкой, - заметила она.

Укё переглянулась с Шампу и Колон. - Ты знакома с Нуку-Нуку?

- Ну-у... можно и так сказать, - Она двинулась вперед, и теперь они могли разглядеть маленькую, щуплую фигурку, светлые волосы и большие коричнево-красные глаза. - Думаю, нам с вами надо поговорить...

- О чем это?

- Ну конечно же о полном и абсолютном изничтожении этой паршивой девки-кошки, о чем же еще? - и тут же девочка принялась хохотать. Дикий ее хохот заставил задрожать ставни "Некохантен", если бы Кодачи могла слышать его, она бы удавилась своей собственной лентой от зависти.

Конец седьмой главы



Изображение


   
 
  
КОШАЧЬЕ СОПЕРНИЧЕСТВО
ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Акико продолжала оставаться ошеломленной, даже после того, как из-за всех этих возникших обстоятельств, пикник перенесли в додзе. Несмотря на то, что Нуку-Нуку вообще не волновало изменение Ранмы, сама бизнесвумен потеряла дар речи, и ее пришлось вести до дому. Все остальные участники пикника отправились вместе с ними, хотя Рёга где-то на полу пути потерялся.

И вновь покатилось по наезженной колее объяснение проклятья Ранмы. Акико не могла побороть своего скептицизма, хотя все свидетельства были пред ее глазами. — То есть вы хотите сказать, что если Ранму окатить горячей или холодной водой, его пол тут же меняется?

— Точно, — Генма поправил свои очки, — Такова сила Джусенько.

— Понятно. — Это... меняло многое.

Нуку-Нуку, к этому времени, уже полностью оправилась от моральной травмы, (меньше чем за три минуты, долгие периоды депрессии были не в ее натуре) и уже слушала рассказываемую ей историю с восхищенно округлившимися глазами. Большую часть связанных с проклятьем проблем она не уловила, но общий принцип уяснила быстро — В настоящем додзе люди могут еще и меняться, стоит их облить.

И когда она неслышно скользнула к озеру, Акико продолжала смерять Ранму критическим взором. — Хммм... забавный момент, неужели и вправду, все эти девушки, даже зная об этом, продолжают за тебя драться?

— Эй! — возмутилась Ранма, — Нечего делать из меня какого-то циркового урода, или еще что! — Она влепила затрещину своему отцу, — Это была его кретинская идея, устроить там тренировку!

Акико покачала головой. — Я не это имела в виду. Такие... осложнения, все всякого сомнения должны были бы породить множество проблем в личных взаимоотношениях. — Аканэ была странно притихшей, когда та завела речь.

Генма развернулся к ней, — Вы должны понять. Дар источников Джусенько в той же степени благословение, как и проклятье. Имея доступ к женской стороне своей натуры, Ранма может морр хуур хооо арррр!

Он замолк, осознав, что Акико с округлившимися глазами уставилась на него, за тем оглядел свои толстые покрытые черным мехом лапы. Повернув голову, он увидал Нуку-Нуку, держащую в руках пустое ведро, радостно ухмыляясь. Она захихикала. — Панда-сан! — обхватив его руками, она повисла на нем, вогнав Соуна в очередной кататонический ступор.

Ранма-чан покачала головой, — Я тут не единственный, кто проклят. Вы удивитесь, узнав сколько их.

— И все эти девушки против этого не возражают?

В то время как Ранма обдумывал ответ, Нуку-Нуку спрыгнула с Генмы и помчалась назад. Это было так весело!

— Ну-у, Кодачи просто не знает этого, точнее она слишком тупа, чтобы самой догадаться, хотя на ее месте уже последний кретин бы додумался. Укё думает, что это даже здорово, а Шампу и сама проклята, так что она не против.

Мусс вызверился на нее, — Ну, она хотя бы не сбегает в ужасе, вопя как оглашенная, стоит ей увидать тебя в проклятой форме.

— Заткнись, придурок слепошарый!

Акико моргнула — Нани?

Мусс принял драматическую позу, — Позвольте мне объяснить. Понимаете, ваш храбрый и могучий Ранма боится... КРЯАААК!

Нуку-Нуку захихикала и помчалась за следующим ведром воды.

Селезень вытряхнулся из халата, ставшего чересчур большим для него, и гневно уставился на Ранму подслеповатыми птичьими глазками, скрытыми толстенными круглыми очками на клюве. Ухмыляясь, Ранма-чан ткнула его вилкой, — В чем дело, утка по-пекински? Хочешь что-то сказать? — Озверевший селезень яростно закрякал и перекусил вилку надвое.

— А во что превращается эта Шампу, Ранма-кун, э-э... то есть Ранма-чан?

— О, неважно. Правда-правда.

— Понятно. — позади него Мусс-утка пытался изобразить кошку, но блистательно провалился на драматическом поприще. — Ну, для столь молодого человека, Ранма-чан, ты ухитрилась собрать вокруг себя впечатляющий набор последователей.

— Я на это не напрашивался, — проворчала Ранма-чан, — мне и одна невеста нахрен не сдалась, не то, что четыре.

Акико нахмурилась, явно обдумывая что-то. За ее спиной Нуку-Нуку тихо кралась к Набики с ведром за спиной... и тут зазвонил звонок. Радостно просияв, она объявила, — Я подойду!

И пока девочка-кошка scurried к передней двери, Акико не отрываясь смотрела на рыжеволосую. — С Нуку-Нуку дрались лишь три девушки. Кто четвертая?

— Ну-у... э-э... — она глянула на Аканэ, которая в этот момент старательно глядела куда угодно, кроме как на нее. Акико повернула голову, отследила взгляд одной девушки на другую, и осознала, в чем тут дело. — Со ка... Теперь я понимаю.

В повисшей в комнате тишине, было слышно, как входная дверь открылась. За этим последовал всплеск, резко оборвавшийся вскрик, хихиканье, и звук приближающихся быстрых шагов. И вскоре перед ними появился черный поросенок, мокрехонький насквозь, и в желтой бандане на голове, ворвавшийся в комнату, выглядя до предела раздраженным.

Ранма-чан искоса глянула на нее. — А, свин явился.

— Пи-чан! — Аканэ протянула руки, и поросенок прыгнул на нее. Улыбаясь, она прижала его к себе, — Неужели Нуку-Нуку и тебя облила? Ну-ну, не переживай, она не со зла.

Акико улыбнулась, — Иногда ее немного заносит. Но все равно она чудесная девочка. Я не люблю признаваться в этом, но временами я просто гадаю, как бы я без нее жила.

* * *


Где-то в доме Нуку-Нуку кралась к своей очередной жертве... э-э, к объекту для игр. — Касуми -чан!

— О, привет, дорогая. У нас еще остался рыбный пирог. Хочешь попробовать?

— Хонто?! Аригато!

* * *


Акико встала и принялась отряхивать свой костюм. — Ну, думаю нам пора возвращаться.

— Так быстро? — Аканэ явно была расстроена подобной перспективой.

Бизнесвумен кивнула в тот момент как в комнату забрела Нуку-Нуку, с блаженной улыбкой на лице дожевывающая пирог. — Хай. Мы и так слишком долго злоупотребляли вашм гостеприимством.

— О, вы ничуть на с не стесняете! Верно, пап? — она помахала рукой у него перед лицом, — Пап?

Панда подняла вверх табличку. ~ "В ауте" ~

Нуку-Нуку некоторое время поразглядывала его, затем полила его остатками воды. Не видя никакой трансформации, она решала, что воды было мало и умчалась за новой во двор.

— Ну, фиг с ним, — отозвалась Ранма -чан, — В любом случае, нам всем будет очень жаль, если вы уедете.

— Точнее, тебе будет жаль, что исчезнет такая возможность пожрать на халяву. — перевела речь Ранмы Набики.

Аканэ хихикнула. — Мы всегда буде рады вас видеть здесь, так что заезжайте почаще, Нацуме -сан

Акико вернула ей улыбку, — Я посмотрю, что смогу сделать с учетом моего расписания. А пожалуйста, зовите меня просто Акико.

Нуку-Нуку вернулась в комнату и вывернула полное ведро воды на Соуна. Он опять не изменился. Картина была ясная, случай был чрезмерно запущенный, и без какого-либо труда подхватив его, она помчалась с ним к пруду.

Ранма -чан следила за тем, как она утопила Соуна в воде по самую шею. — Знаете, есть одна вещь, которую я так понять и не могу. Как получилось, что Нуку-Нуку так здорово дерется? Она жутко быстрая и сильная, но она, похоже, не имеет никакого понятия о боевых искусствах.

Аканэ закивала, — Да, я тоже это заметила.

— Ну-у, думаю это будет честно, вам тоже стоит об этом узнать — Акико выглянула наружу — Нуку-Нуку!

— Хай! — она ворвалась внутрь, — Да, мама -сан?

— Сядь здесь, дорогая. — Нуку-Нуку подчинилась, сев за стол, в то время как Ранма и остальные смущенно смотрели на них. Акико встала за ней и стукнула ее легонько пальцем по темени. — Уши вверх.

— Мяу, — с шипением пневматики две стальных пластины с желтыми ободками выскочили из волос Нуку-Нуку и со щелчком встали на место, разойдясь в стороны.

Все уставились на нее, а глаза Ранмы-чан принялись округляться.

* * *


— Она — АНДРОИД?!!

— Хай. — новенькая осторожно отхлебнула из своей чашки, в то время как Укё и Шампу обменялись неверящими взглядами.

— Послушай, ты... как ты там сказала, тебя зовут?

— Йошикава Эйми.

— Точно. Слушай, Эйми... ты и вправду считаешь, что мы в это поверим?

Та пожала плечами. — Меня не волнует, верите вы мне или нет. Если вы умеете пользоваться мозгами, значит должны уметь и слушать других.

— Ну-у, мы тут все многое повидали, но вот андроидов мы еще в жизнь не видали.

Ейми отхлебнула еще глоток. — Теперь видали. Я тоже андроид.

Сузив глаза, Колон внимательно оглядела ее. — По мне так ты больше похожа на человека. Как мы можем узнать, говоришь ты правду или нет?

— Точно! Ты нам доказать, или СяньПу тебе не поверить!

Девочка окинула их всех нехорошим взглядом, затем поставила свою чашку на столик. — Есть два способа, посредством которых я смогу доказать, что я андроид. Первый... — она насупилась. — я не собираюсь вам показывать. А второй включает в себя уйму боли.

Укё пренебрежительно фыркнула. — Да, да, точно. Боишься какой-то там боли, да, деточка?

— Я не говорила, что больно будет мне.

— О. — она глянула на Шампу и они обе в унисон кивнули. Двигаясь как слаженная команда, она подняли Кодачи на ноги. Гимнастка уже очнулась, но сама встать пока еще не могла.

Они ткнули в сторону Эйми. — Гляди, — прошептала ей в ухо Укё, — Та рыжеволосая девчонка!

— Она пытаться отобрать у тебя Ранму! — добавила Шампу.

— Презренная... тварь! — Кодачи неуклюже качнулась к Эйми. — Я позабочусь, чтобы ты... — Стоило гимнастке войти в зону досягаемости, как Эйми потянулась и схватила ее запястье, разряды электричества забились вокруг их тел и секундой позже, уже второй раз за день Кодачи осыпалась вниз грудой дымящегося полуподжаренного тряпья и плоти.

— Ну как, — ухмыльнулась Эйми. — Теперь вы мне верите?

— Мммм... не совсем, — заметила Укё, — Но любая, кто может поджарить Кодачи, для меня подходит.

Шампу кивнула, — Ага, так как, ты говорить, ты нам помочь?

Эйми была несколько сбита с толку их равнодушием, с которым они приняли ее маленькое представление, но решила не обращать на это внимания. — Можете мне поверить, — у меня есть то, что даст вам неоспоримое преимущество над Нуку-Нуку. Вот, что мы сделаем...

* * *


Акико аккуратно упаковывала свой чемоданчик, собираясь возвращаться домой. Эти выходные вовсе не были такой уж напрасной тратой времени, решила она, — хотя ее альянс с деньгами Куно и провалился, она уяснила некоторые вещи о Нуку-Нуку, о которых она и понятия не имела бы, не проведи с нею столько времени. Возможно в следующий раз она...

— Впечатляющее представление вы тут устроили.

Развернувшись, она моргнула, — Набики -чан?

Средняя дочь Тендо стояла в дверях, прислонившись к косяку. — Вне всякого сомнения, вы сумели отвлечь их от сути дела, но можете мне поверить, для этого больших усилий не требуется. Они вам поверили, и они все даже и не поняли, чего именно вы добиваетесь.

Акико обдумала возможности, предоставляемые ей полным отрицанием всего вышесказанного, но тут же откинула эту идею. Легонько улыбнувшись, она скрестила руки. — И чего же именно я добиваюсь?

Набики пожала плечами, и уставилась в окно. Внизу, Ранма, уяснив для себя, что хотя мозг у Нуку-нуку и кошачий, но выглядит она все равно человеком, пришла к выводу, что можно ее и не бояться. В данный момент и Ранма и девочка-андроид вели поединок над блестящим под лучами прудом. Ранма, разумеется, все еще была в своей женской форме, и похоже управилась с этим открытием на удивление хорошо. А что касается Нуку-Нуку, то за свою жизнь она давно уже привыкла ко всяким странностям.

— Было довольно сложно разобраться в чем тут дело, — отметила Набики. — Я имею в виду, вряд ли женщина, заслуженно считающейся лучшей из лучших в мире бизнеса, чисто из скуки решит погостить в нашем "непритязательном жилище" не имея на то особых причин. Затем, вы принялись манипулировать Ранмой так, чтобы он начал проводить больше времени с Нуку-Нуку, и явно были ошеломлены, стоило выплыть наружу тому количеству невест, что так вокруг него и ошивается. Все остальное было элементарно, моя дорогая Нацуме, — вы пытались свести этих двоих вместе.

Акико также уставилась в окно. — Полагаю, настала моя очередь впечатлиться.

Единственно, чего я не понимаю — зачем это вам? Она выглядит довольно счастливой, жених же ей, похоже, вовсе не нужен.

— Нуку-Нуку — человек простой, с немудреными потребностями. — Акико улыбнулась вновь, наблюдая как девочка-кошка прыгнула вверх и обхватила Ранму за пояс. Покатившись по траве кубарем они впечатались в дерево. — Она мало что просит, и ей мало что надо. Я делаю это не ради нее, а ради своего сына.

Набики нахмурилась, — Сына?

— Как будущему наследнику "Мишима Хэви Индастриз" Рюйноске требуется сохранять соответствующий облик. Нуку-Нуку считает себя его телохранительницей, против чего я не возражаю. Но сейчас ему всего лишь десять. Однако она не стареет, а ему не всегда будет лишь десять.

— И то, что он вскоре станет подростком, вокруг которого будет постоянно виться красивая молодая женщина, может негативно отразиться на его репутации, — закончила за нее Набики

Акико кивнула. — Она слишком честна для того, чтобы долго притворяться. Нет, единственный способ избежать скандала — найти ей мужа, хочет она того или нет.

— Ясно, но почему здесь? Я имею в виду, я знаю парней, уверена, у нее нет недостатка в воздыхателях. Зачем было привозить ее именно в Нериму?

— Мне сообщили, что у рода Куно имеется сын-наследник подходящего возраста — человек с подобным общественным положением должен был стать неплохим кандидатом, — и я привезла ее для знакомства, посмотреть, не понравится ли он ей. Увы, обнаружилось, что он несколько... скажем так, неподходящ.

Набики понимающе ухмыльнулась, — Да, Куно-чан может похвастаться парой искупающих многое черт...

Акико приподняла бровь, — Тот факт, что деньги у него водятся?

— Не совсем... То, что денег у него водится МНОГО. В любом случае, что вы там говорили?

— Ну, по зрелому размышлению я решила предпринять еще одну попытку, и тут Нуку-Нуку спасла Ранму. Такие случаи зачастую формируют... скажем так, эмоциональную связь. Я понадеялась, что время проведенное ими друг с другом приведет к чему-нибудь большему, но... — она дернула плечом.

Перегнувшись через подоконник, Набики выглянула наружу. — Очень жаль, что ваше путешествие оказалось напрасным.

Улыбнувшись, Акико кивнула в ту сторону где Нуку-Нуку и Ранма швырялись друг в друга всякой всячиной — столами, ведрами, некоей гигантской пандой. — Она так не считает. Нуку-Нуку обожает заводить новых друзей.

— Я имела в виду — для вас.

— Да, полагаю, в это есть своя правда. Пожалуй, мне стоило догадаться и раньше, что Ранма также непригоден для этого.

— Ну, не то чтобы с самого начала было ясно, что он может превращаться в девушку...

Акико покачала головой. — Я не это имею в виду. Скажем так, специфичные особенности Ранмы могли быть и вполне... терпимыми, если бы сама Нуку-Нуку заинтересовалась бы им.

Набики выглядела озадаченной, — И что вас привело...

— Кое-что, что сказала мне сама Нуку-Нуку. Она сказала мне, что Аканэ и Ранма напоминают ей меня и моего мужа. В начале я не осознала, что именно она имела в виду, но догадалась, в чем дело, стоило мне услышать, что они помолвлены. — Внизу под ними сладкая парочка принялась ругаться вновь, в то время как девочка-кошка присоединилась к ним, собственным, особым способом. — Они же влюблены друг в друга, не так ли?

И Набики улыбнулась. — Ага. Ага, точно, так и есть. Потребуется уйма времени и сил, чтобы заставить их обоих признаться в этом, но да, так и есть.

— Стоило мне это осознать, как я поняла, что все бесполезно. Нуку-Нуку может временами казаться и беспечной и не имеющей ни о чем ни малейшего понятия, но в таких вопросах я верю ей безоговорочно. — Она почувствовала между ними любовь — и она не станет им мешать, что бы я ни делала.

Еще некоторое время после этого они оставались в молчании, и затем Акико вернулась к своему чемоданчику и захлопнула крышку. Набики также оторвалась от окна. — Что ж, приезжайте как-нибудь еще. Мы всегда будем вам рады.

— Спасибо. Обязательно, — она протянула ей руку и смущенная столь чужестранным обычаем Набики помешкала, но пожала ее. Обнаружив в руке визитку, она с любопытством глянула на нее.

— Позвони мне лет через пару. — заметила Акико, — Я найду применение человеку с такой деловой хваткой как у тебя.

Набики улыбнулась, глядя как Акико подхватила свой чемоданчик и направилась к выходу из комнаты. Не такая уж и плохая идея... хотя, деньги, что она выручит на фотографиях Нуку-Нуку довольно неплохо пополнят ее карман.

* * *


Ранма вылила горячую воду из чайника себе на голову и затем отбросил чайник в сторону. — Неплохая разминка, — заключил он.

— Мм-м! — Нуку-Нуку согласно закивала. — Это было весело!

— Так жаль, что эти трое испортили весь пикник, — хмуро заметила Аканэ. — Извини Нуку-Нуку, просто они вечно лезут куда их не просят.

— Дайдзёбу, Аканэ -чан. Это тоже было весело, пока они не начали жульничать. Но Нуку-Нуку все равно скучает по дому — здесь так тихо!

— Э-э... тихо?

— Хай. За все время лишь одна большая драка — все остальные были слишком короткими. Обычно я играю все дни напролет. Мама -сан сама больше не приходит, но Киёко и Ариса пытаются меня убить по три-четыре раза за неделю. — Ошеломленно молчание стало еще оглушительнее, Ранма и Аканэ, остолбенев, уставились на нее. — И еще моя лучшая подруга — Эйми -чан! Она пытается меня убить все время! Конечно у нее нету самолетов "Пойзон" как у Киёко с Арисой, но она всегда приходит ко мне с чем-нибудь новеньким. Давно кстати я ее не видала... Интересно, чем она сейчас занимается?

И затем, прерывая звенящую тишину, наружная стена взорвалась.

Щебень и куски кирпичей полетели во все стороны, заставляя Ранму и Нуку-Нуку принять боевые стойки. Ранма нахмурился ~ Это не Рёга... он с Аканэ. Старая мумия? Слишком мощный разряд для нее... ~

Пыль наконец осела и издавая металлическое клацанье и завывания, пара железных фигур вломилась сквозь пролом. Шлемы с торчавшими из них окулярами придавали ми неземной вид

— Что за...?!

Нуку-Нуку задохнулась, — Силовые костюмы!

Акико, наблюдавшая за происходящим из большой комнаты, вылетела наружу, — Киёко! Ариса! Я не давала вам разрешения на их использование!

Костюмы обменялись взглядами, и затем один из них захохотал, — Да? И вправду? А нам плевать, ты, старая сводница!

— Нани?!

— Мы есть не те, кто ты думать! — сказал второй костюм.

— Эти голоса... — Ранма стиснул кулаки, — Укё? Шампу! Что вы делаете в этих штуках?

Окуляры отъехали в сторону, открыв лица людей внутри костюмов. Да, так и есть, это и были две так называемые невесты Ранмы. Укё ухмылялась, — Отличный костюмчик, да, Ранма-милок? Мы недавно познакомились с одной подружкой, что была более чем рада одолжить нам эти штуки, чтобы мы могли избавиться от твоей искусственной подружки раз и навсегда!

— Да что вы мелете? Никакая она не...

— Не лгать! — Шампу встала в классической стойке на одной ноге, (что в силовом костюме выглядело должно быть довольно странно). — Мы много сильнее теперь, мы можем девку-кошку побить легко! И все за спасибо нашей новой подруге. — Она зыркнула на Нуку-Нуку, — Она и твоя подруга тоже.

— Подруга?

Пронзительный хохот раздался над додзе и в проходе показалась некая юная девушка. — Давно не виделись, NK-1124.

— Эйми -чан! — Акико окончательно озверела, — Да как ты посмела, использовать оборудование моей компании против меня же!?

— Урусай! Теперь, когда я нашла людей, что могут и вправду использовать его, я собираюсь... собираюсь... — Речь Эйми застопорилась, стоило ей глянуть на своих врагов. Конкретно — на Ранму.

Никогда прежде она не видела его так близко...

~ Каккойи!... ~ Она ощутила как искусственный румянец залил ее щеки, глаза ее заблестели. ~ Он такой симпатичный! И сильный! Что это за эмоция...?! Никогда не чувствовала такого прежде! ~ Прежде чем двое в скафандрах отреагировали, Эйми помчалась к нему с улыбкой от уха до уха и с распростертыми объятьями. Шампу и Укё глянули друг на друга и кивнули в унисон.

— Ранма-куууууАккккк! — Эйми неожиданно исчезла из виду, когда блистающая металлом ступня одной из ее бывших союзниц втоптала ее в землю.

— Глупая девка! Мы не позволить!

— Ты просто использовала нас, чтоб подобраться к Ранме, так?

В конце концов пыль осела окончательно и Укё побрела прочь, стаскивая с головы шлем. Вскоре он полетел в сторону. — А, черт с вами!

Шампу последовала следом, оставив за собой прилично расплющенную Эйми. Нуку-Нуку обеспокоено приблизилась к ней, и вскоре они уже отвешивали друг другу тумаки и пинки. При этом Нуку-Нуку ухмылялась как безумная. Укё гневно уставилась на Ранму. — Надеюсь вы двое будете счастливы вместе!

— Но я... ты... аррргх! — Ранма умаршировал прочь, бормоча что-то нелестное обо всех представителях женского пола разом.

Шампу пронаблюдала его отбытие, и затем развернулась к Аканэ. — Глупая Аканэ. Мы давно могли ее убить, но даже ни разу не попытаться. Теперь она выиграть!

Аканэ лишь закатила глаза, — Когда вы наконец уйметесь? Она уезжает.

— Что? — Укё наконец заметила чемоданы, стоящие у входной двери. — Но...

— Так и есть. Все ваши усилия — все зазря.

Укё гневно уставилась на нее. — Нечего тут из себя корчить! Только не говори мне, что ты с самого начала не волновалась ничуть.

— Точно-точно! Почему ленивая Аканэ не пытаться избавиться от девки-кошки тоже? Ты хотеть потерять Ранму?

Аканэ принялась разглядывать облака. — Сперва... да, я была несколько обеспокоена. Но потом я осознала, кого она мне напоминает.

Синхронно соперницы Аканэ развернулись к Нуку-Нуку, что радостно смеясь, на пару с Эйми занималась превращением лица друг друга в нечто невероятное, тяня за уши, щеки и носы. — Что ты имеешь в виду, Аканэ?

Та хихикнула, — Сейчас это не так заметно, но она напомнила мне Касуми. — Те с изумлением уставились на нее. — Она такая же милая, добрая, невинная и тоже обожает помогать другим. Не думаю, что в ней есть хоть чуточка эгоизма, вообще. Если бы вы не были так заняты попытками убить ее, то тоже бы это заметили. Она никогда не станет вмешиваться в уже сложившиеся взаимоотношения.

Остальные двое довольно долго молчали. Наконец Укё неловко дернулась, — Думаю нам стоит перед ней извиниться?

— Незачем. Думаю, ей все это даже понравилось.

Укё неловко хохотнула. — Даже и не знаю, быть этим польщенной... или оскорбиться.

* * *


Электричка со скрежетом остановилась, и пассажиры принялись выходить. Станция была залита оранжевыми лучами заходящего солнца, подкрашивая воздух отчетливым оттенком печали, когда новые друзья принялись прощаться.

Акико поклонилась, и Нуку-Нуку последовал ее примеру. — Спасибо вам за то, что позволили нам остановиться у вас дома.

— Не волнуйтесь вы так, — заявила Аканэ, — Мы будем ждать вас вновь, в следующий раз.

Девочка-кошка ухмыльнулась, — Нуку-Нуку тоже хочет приехать снова. Может быть в следующий раз мы поиграем больше!

Ранма улыбнулся, хотя улыбка его была несколько вымученной. — Э-э, ну да. Звучит здорово. ~ Блин... после того как старая мумия и все остальные пытались убить ее все время, ей хочется драться еще. Не знаю, выстоит ли додзе вообще, от таких-то игр... ~

Звонок оповестил о готовности под посадку, и пассажиры принялись грузиться по вагонам. — Ну, нам пока. Сайонара! И стоило ей и Нуку-Нуку направиться к их вагону первого класса, как Ранма неожиданно прищелкнул пальцами.

— О, чуть не забыл! — он поднял небольшую, закрытую тканью клетку и заторопился к ним. — Нуку-Нуку! — Та, встав в проеме двери, развернулась к нему. Он передал ей клетку. — Я хочу подарить тебе это.

— Хонто? — та украдкой глянула под ткань и хихикнула. Обвив его руками, она радостно обняла его. — Аригато, Ранма-кун!

Подхватив клетку вместе с остальным их багажом, она помахала им в последний раз и запрыгнула в поезд. Через несколько минут двери закрылись и электричка тронулась, набирая скорость.

Ранма направился назад к остальным... и встал, встреченный гневным взглядом Аканэ. Они изумленно отпрянул от нее. — В чем дело? Я ж не целовал ее и ничего такого? Кроме того, ты же сказала, что ты ей веришь!

— Нуку-Нуку — верю. А вот тебе... Что-то ты рядом с нею выглядел чересчур довольным...

— А что было в том твоем подарке, Ранма? — поинтересовалась Касуми.

— О, ничего такого. Просто кое-что, без чего мы вполне обойдемся...

* * *


— РАНМА! Выпусти меня отсюда! Это последний раз, когда я послушал тебя! Да как бы посмел, обойтись со своим мастером так... и ты еще и опять нарядил меня в этот глупый костюм мыши! "Я знаю одну девушку, что думает, что ты самое мяу..." О, как я мог быть столь слеп? Выпусти меня! *хлюп *. Здесь темно... Здесь страшно... Я хочу домо-ой! РАНМАААААААА!!!


КОНЕЦ



Изображение


   
 

[ Ответить ]  [ Сообщений: 9 ] 



Полная версия Мобильный вид
Яндекс.Метрика